WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Белок

Локус ОРС на хромосоме

Белок

Локус ОРС на хромосоме

ch_1510

MGA_0123

ch_1066

MGA_0649

PykF *

MGA_0156

ch_1080

MGA_0674

AcoB *

MGA_0164

ch_1080 (N-конец)

MGA_0674

AcoA *

MGA_0165

PstS

MGA_0687

ch_1566

MGA_0226

Tsf *

MGA_0782

uh_1572

MGA_0241

NusA

MGA_0818

uh_1579 *

MGA_0252

PutA *

MGA_0860

PvpA *

MGAL_0256_0258

ch_1190

MGA_0868

EF-G

MGA_0260

ch_1200

MGA_0879

DnaK *

MGA_0279

Smc-like *

MGA_0917

ch_1601

MGA_0306

MGC3 *

MGA_0939

GAPDH*

MGA_0330

GreA

MGA_0958

VlhA 3.03 *

MGA_0380

TufB *

MGA_1033

MALLP *

MGA_0398

ch_1301

MGA_1083

ch_1660

MGA_0416

ch_1316

MGA_1110

ch_1670

MGA_0431

Pgk *

MGA_1187

RpoA *

MGA_0443

ch_1369

MGA_1199

ch_1709

MGA_0495

ch_1371

MGA_1208

Fba

MGA_0498

ch_1381

MGA_1224

GTPase

MGA_0500

GrpE

MGA_1232

PtsA *

MGA_0508

DnaJ

MGA_1324d

- экспрессирован у НФ, но не у ВФ; - не экспрессирован у НФ, или экспрессия понижается; * - белок представлен изоформами у НФ; ch / uh – консервативный/уникальный гипотетический белок

глюконеогенез. Неуглеводными компонентами, определяющими функционирование этого пути, могут быть аминокислоты и, в меньшей степени, липиды, высвобождающиеся при лизисе части клеток популяции. Интенсификация глюконеогенеза обеспечивает синтез необходимого пула сахаров, в том числе для формирования капсулоподобных структур M. gallisepticum S6 (рис. 1Б), способствующих выживанию клеток бактерий в НУ [Степанова и др., 2001]. На основании полученных экспериментальных данных и анализе их in silico составлена схема возможных перестроек метаболических путей в клетках M. gallisepticum S6 при адаптации к НУ.

2.4. Особенности генотоксичности клеток M. gallisepticum S6, образующихся в разных условиях культивирования

Адаптация микроорганизмов к действию различных стрессорных факторов может определять значительные изменения метаболизма и вирулентности бактериальных клеток [Хмель, 2005; Чернов и др., 2007], в том числе связанные с секрецией специфических метаболитов, обладающих мутагенной [Ильинская и др., 2002] или антимутагенной активностью [Воробьева и др., 1993].

В результате наших исследований было обнаружено, что адаптация M. gallisepticum S6 к НУ сопровождается изменением генотоксичных свойств клеток микоплазмы и их культуральной жидкости (рис. 5).

Рис. 5. Индукция SOS-ответа тестерного штамма E. coli PQ37 при воздействии ВФ и НФ клеток M. gallisepticum S6 и их культуральной жидкости

Клетки M. gallisepticum S6, образующиеся на полноценной питательной среде, а также их культуральная жидкость индуцируют SOS-ответ у клеток тестерного штамма E. coli PQ37. Клетки M. gallisepticum S6, образующиеся в НУ, а также их культуральная жидкость генотоксичных эффектов не проявляют.

Отсутствие SOS-ответа у клеток тестерного штамма E. coli PQ37 при воздействии НФ и их культуральной жидкости может свидетельствовать, что у M. gallisepticum S6, как и у ряда других аспорогенных бактерий, при адаптации к НУ происходит аттенуация вирулентных свойств, связанных с генотоксичными эффектами. Проявление генотоксичных эффектов как у ВФ, так и у культуральной жидкости этих клеток в отношении E. coli PQ37, позволяет предположить секрецию генотоксичных метаболитов из клеток микоплазмы в окружающую среду и/или изменения компонентов культуральной среды под действием секретируемых метаболитов ВФ M. gallisepticum S6. Природа этих метаболитов представляет особенный интерес с точки зрения патогенного потенциала этой широко распространенной микоплазмы в отношении инфицированных клеток хозяина и микроорганизмов в микробиоценозах [Hudson et al., 2006].

2.5. Фитопатогенность M. gallisepticum S6 и ее особенности у клеток микоплазмы, образующихся в разных условиях культивирования

M. gallisepticum – широко распространенный возбудитель респираторных микоплазмозов птиц, контаминант создаваемых на основе куриных эмбрионов вирусных вакцин [McGarrity et al., 1992]. Вместе с тем в литературе имеются данные о выявлении M. gallisepticum у растений [Коромыслов и др., 1987]. Однако сообщения об исследованиях влияния инфекции M. gallisepticum на развитие деструктивных процессов в тканях растений в литературе отсутствуют. В этой связи выяснение способности клеток M. gallisepticum S6, образующихся в разных условиях культивирования (ВФ и НФ), инфицировать растения специфичного и неспецифичного индикаторов фитомикоплазмозов – барвинка малого (Vinca minor L.) и фасоли золотистой (Vigna radiata L.), соответственно, и вызывать у них морфофизиологические и ультрацитоструктурные изменения явилось задачей наших исследований.

Определение фитопатогенности у M. gallisepticum S6 выполняли с использованием алгоритма, разработанного для проведения соответствующих исследований в отношении A. laidlawii PG8 [Чернов, 1998; Чернов и др., 2007]. Для выявления ВФ и НФ M. gallisepticum S6 в тканях растений использовали методы трансмиссивной микроскопии [Чернов и др., 1996], а также полимеразной цепной реакции [Чернов и др., 2007] с праймерами, сконструированными на основе нуклеотидной последовательности гена himA/hup, кодирующего HU-белок (heat-unstable nucleoid protein) штамма M. gallisepticum, для которого нами было установлено отсутствие аттенуации ПЦР-сигнала при адаптации клеток микоплазмы к НУ среды.

В результате наших экспериментов было обнаружено, что заражение V. minor L. клетками M. gallisepticum S6 вызывает у 100 % опытных растений аппарантную инфекцию с типичной картиной морфозов, возникающих у растений при инфицирование их фитопатогенными микоплазмами.

Заражение V. radiata L. клетками M. gallisepticum S6 приводило к развитию латентной микоплазменной инфекции. В результате анализа 90 образцов 18-ти дневных проростков растений (V. radiata L.) выраженные морфологические аномалии, характерные для фитомикоплазмозов (апикальный некроз, карликовость, скручивание листьев, развитие боковых побегов), не были обнаружены. Только у единичных растений был отмечен некроз краевой пластинки листа и слабые проявления хлороза. Однако результаты ПЦР-анализа свидетельствовали о присутствии ДНК M. gallisepticum S6 в клетках тканей (корень, стебель, лист) всех растений опытной группы. В результате исследования трансмиссивных микрографий было установлено, что инфицирование V. radiata L. клетками НФ M. gallisepticum S6 вызывает характерные для фитомикоплазмозов изменения в тканях растений. При этом выраженность деструктивных процессов у растений, инфицированных ВФ и НФ микоплазмы, различается.

В растениях, зараженных ВФ микоплазмы, наблюдаются изменения в ультраструктуре клеток околососудистой паренхимы (рис. 6А, Б). Хлоропласты в клетках паренхимы имеют светлый матрикс, тилакоиды расположены рыхло,

Рис. 6. Трансмиссивные микрографии клеток растений (V. radiata L.), инфицированных ВФ (А, Б) и НФ (В, Г) M. gallisepticum S6

Кз – крахмальные зерна, Мк – микоплазмы, М – митохондрии, Т – тилакоиды, Хл - хлоропласты

образуют стопки из 3-5 гран, между которыми локализованы небольшие крахмальные зерна (рис. 6А). Митохондрии имеют извилистую форму и светлую, лишенную крист, область матрикса. В трахеидах обнаруживаются единичные клетки микоплазмы размером 0,6-0,8 мкм (рис. 6Б).

В растениях, зараженных НФ M. gallisepticum S6, ультраструктура клеток проводящего пучка полностью нарушена и наблюдается деградация всех органелл (рис. 6В, Г). В зараженных клетках не просматривается плазматическая мембрана, нарушена плотность цитоплазмы. Ядро в зараженных микоплазмой клетках паренхимы имеет очень рыхлую гиалоплазму. В хлоропластах отсутствуют крахмальные зерна, упаковка тилакоидов рыхлая, а строма светлая (рис. 6В). Подобная ультраструктура хлоропластов отражает снижение их функциональной активности при развитии хлороза, характерного для фитомикоплазмозов [Christensen et al., 2005]. Клетки губчатой паренхимы листа еще сохраняют свою ультраструктурную организацию, тогда как граничащие с ними паренхимные клетки обкладки пучка полностью разрушены. По краю клеточной стенки обнаруживается большое количество мелких кокковидных клеток микоплазмы, в том числе размером 0,1-0,15 мкм (рис 6В, Г), характерным для наноформ бактерий [Чернов и др., 2007]. Полученные нами результаты позволяют заключить, что M. gallisepticum S6 обладает фитопатогенным потенциалом. При этом адаптация M. gallisepticum S6 к НУ сопровождается усилением вирулентности микоплазмы в отношении растений.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»