WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что оно представляет собой одно из первых комплексных исследований вопросов защиты конституционного права на неприкосновенность частной жизни личности при автоматизированной обработке персональных данных. Обосновано изменение содержания конституционного права на неприкосновенность частной жизни и формирование в его структуре нового элемента, обусловленное движением российского общества как части современной цивилизации к информационному обществу. Рассмотрена специфика российской и европейских моделей правового института защиты персональных данных. Исследованы не затрагиваемые ранее отечественной правовой наукой проблемы становления в Российской Федерации механизма защиты конституционного права на неприкосновенность частной жизни при обработке персональных данных в автоматизированных информационных системах.

На защиту вынесены следующие основные положения.

1. В ходе проведенного исследования автор приходит к выводу о том, что переход общественных отношений в информационной сфере на новую стадию, характеризующуюся высокими темпами развития информационных технологий, создающих условия для расширения возможностей действий с информацией, идентифицирующей человека в системе социальных отношений, обусловил формирование в структуре комплексного конституционного права на неприкосновенность частной жизни нового элемента – права на защиту персональных данных.

Диссертантом обосновывается положение о том, что содержание права на защиту персональных данных составляет исключение возможности каких-либо действий с персональными данными без согласия субъекта персональных данных, а также обеспечение возможности субъектов персональных данных контролировать действия операторов обработки с их персональными данными. Право на конфиденциальность персональных данных является правомочием конституционного права на защиту персональных данных, его содержание составляет исключение возможности распространения таких данных оператором их обработки в отсутствие согласия носителя персональных данных. Причем в данном случае презюмируется, что получение персональных данных осуществлено операторами обработки с согласия их носителя либо иным законным способом.

2. На основании проведенного в работе анализа правового института защиты персональных данных как сложной юридической категории автором предлагается определить его содержание в следующих аспектах:

– как совокупность правовых норм, регламентирующих обеспечение неприкосновенности частной жизни человека в условиях автоматизированной обработки его персональной информации в различных сферах общественных отношений;

– как систему гарантий конституционного права на неприкосновенность частной жизни в условиях совершенствования технологий обработки информации;

– как элемент государственной системы защиты информации, обеспечивающий личную безопасность, поддерживающий баланс интересов личности, общества и государства в сфере автоматизированной обработки информации.

3. В работе автором делается вывод о том, что общественные отношения, регулируемые правовым институтом защиты персональных данных, хотя и относятся к информационной сфере, однако имеют конституционно-правовую основу и связаны с обеспечением права личности на неприкосновенность частной жизни и смежных с ним прав в условиях развития технологий автоматизированной обработки информации. Это подчеркивает их правозащитный характер.

Автором предлагается определить понятие защиты персональных данных как совокупность правовых, организационных и технических мер, направленных на недопущение неправомерных действий с персональными данными, обеспечение их конфиденциальности, а также возможности доступа субъектов персональных данных к информации о действиях с их персональными данными. Доказано, что особенностью правовой защиты персональных данных в Российской Федерации является их отнесение к особому виду информации ограниченного доступа, конфиденциальность которой имеет конституционную природу.

4. В ходе проведенного анализа системы законодательства, регулирующей вопросы защиты права на неприкосновенность частной жизни при обработке персональных данных в автоматизированных информационных системах в Российской Федерации, автор выделяет ее следующие негативные черты:

– несогласованность понятийного аппарата Федерального закона «О персональных данных» с нормами федерального законодательства, регулирующего вопросы защиты персональных данных и особенности их обработки в различных сферах общественных отношений;

– бланкетный способ изложения правовых норм;

– противоречивость и неопределенность норм ответственности за нарушение законодательства в области обработки персональных данных;

– отсутствие подзаконной нормативно-правовой базы, регламентирующей процедуры государственного контроля и надзора в сфере автоматизированной обработки персональных данных.

В частности, Уголовный кодекс Российской Федерации не содержит специальных норм, предусматривающих ответственность за нарушение законодательства в области обработки персональных данных. Понятие «персональные данные» не употребляется в российском уголовном законодательстве вообще.

С учетом нормативной неопределенности соотношения понятий «персональные данные» и «сведения о частной жизни», приводящей к неприменимости уголовного законодательства в вопросах нарушения порядка обработки персональных данных, отнесенных Федеральным законом «О персональных данных» к специальным категориям, автор предлагает скорректировать формулировку ст. 137 УК РФ, дополнив ее пунктом 3 следующего содержания:

3. Нарушение установленного законом порядка обработки информации о гражданах (персональных данных) специальных категорий, повлекшее их распространение без согласия субъекта персональных данных или наличия иного законного основания, –

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев.

Содержание диспозиции ст. 13.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях является достаточно широким и не учитывает степень общественной опасности видов нарушений законодательства в области обработки персональных данных, которая, как показывает проведенный автором анализ правоприменительной практики, является различной, ввиду чего необходимо внутри указанной статьи установить нормы, отражающие квалифицированные признаки нарушения законодательства и соответственно им ужесточить санкции. За составы административного правонарушения, наносящие наибольший ущерб конституционным правам граждан и соответственно имеющие наиболее высокую степень общественной опасности, в качестве наказания необходимо ввести предусмотренное Федеральным законом «О персональных данных» административное приостановление деятельности. В связи с указанным, диссертант полагает целесообразным изложить ст. 13.11 КоАП РФ в следующей редакции:

Статья 13.11. Нарушение установленного законом порядка обработки информации о гражданах (персональных данных)

1. Нарушение установленного законом порядка обработки информации о гражданах (персональных данных) –

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от трехсот до пятисот рублей; на должностных лиц – от пятисот до одной тысячи рублей; на юридических лиц – от пяти тысяч до десяти тысяч рублей.

2. Нарушение требований к обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах –

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей; на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей; на юридических лиц – от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

3. Нарушение установленного законом порядка доступа субъекта персональных данных к своим персональным данным –

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей; на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей; на юридических лиц – от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

4. Нарушение установленного законом порядка обработки информации о гражданах (персональных данных), повлекшее их распространение в отсутствие согласия субъекта персональных данных или наличия иного законного основания –

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной до трех тысяч рублей; на должностных лиц – от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на юридических лиц – от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

5. Нарушение установленного законом порядка обработки информации о гражданах (персональных данных) специальных категорий, биометрических персональных данных (за исключением случаев, если такое нарушение влечет уголовную ответственность) –

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной до трех тысяч рублей; на должностных лиц – от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на юридических лиц – от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

5. В работе обосновывается вывод о том, что государственной защите права отводится ведущая роль в современной российской модели механизма защиты конституционного права на неприкосновенность частной жизни при автоматизированной обработке персональных данных.

Автором предлагается определить понятие государственной защиты права на неприкосновенность частной жизни в условиях автоматизированной обработки персональных данных как деятельности государства в лице его органов, обладающих специальной компетенцией применения юридических мер, направленных на исключение возможности каких-либо действий с персональными данными без согласия субъекта персональных данных, а также на обеспечение возможности субъектов персональных данных контролировать действия операторов обработки с их персональными данными.

6. В работе аргументируется положение о том, что основные меры государственной защиты права на неприкосновенность частной жизни в условиях автоматизированной обработки персональных данных в силу нормативной неопределенности процедур их реализации в настоящее время не могут быть применимы.

В частности, доказывается необходимость отмены, не отвечающей интересам эффективного функционирования системы государственной защиты права на неприкосновенность частной жизни в автоматизированных информационных системах нормы ч. 2 ст. 22 Федерального закона «О персональных данных», позволяющей основному кругу операторов обработки персональных данных уклониться от процедуры учета в государственном реестре.

В интересах ликвидации пробелов в законодательстве, препятствующих применению процедуры приостановления действия или аннулирования лицензии лицензиата – оператора обработки персональных данных, нарушившего конфиденциальность персональных данных, автором предлагается установить нарушение конфиденциальности персональных данных в качестве грубого нарушения условий лицензии нормативным актом Правительства Российской Федерации в отношении конкретных лицензируемых видов деятельности, предусматривающих создание автоматизированных баз персональных данных.

В целях устранения имеющихся в настоящее время противоречий между положениями Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Федерального закона «О персональных данных», которые препятствуют реализации процедуры привлечения к административной ответственности операторов обработки персональных данных, своими неправомерными действиями нарушающих конституционное право граждан на неприкосновенность частной жизни, и создают условия для реализации угроз подобных нарушений, автор предлагает внесение следующих изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях с учетом предложенной выше редакции ст. 13.11:

1) в п. 57, ч. 2, ст. 28.3 добавить к полномочиям должностных лиц органов, уполномоченных в области связи и информатизации, полномочие составлять протокол об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 4, 5 ст. 13.11 КоАП РФ;

2) скорректировать нормы ст. 23.1:

– в ч. 1, добавить к полномочиям судей рассмотрение административных дел, предусмотренных ч. 4, 5 ст. 13.11 КоАП РФ;

– в ч. 2, определяющей круг административных дел, рассматриваемых судьями в случаях, если орган или должностное лицо, к которым поступило дело о таком административном правонарушении, передает его на рассмотрение судье, добавить в перечень дела, предусмотренные ч. 1, 2, 3 ст. 13.11 КоАП РФ;

3) в ст. 23.44, дополнить компетенцию органа, осуществляющего государственный надзор за связью и информатизацией полномочием по рассмотрению дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1, 3 ст. 13.11 КоАП РФ. Данное изменение в силу ч. 1 ст. 28.3 КоАП РФ предоставит должностным лицам данного органа полномочие составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1, 3 ст. 13.11 КоАП РФ;

4) в ст. 23.46, дополнить компетенцию федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных в области обеспечения безопасности Российской Федерации, противодействия техническим разведкам и технической защиты информации, полномочием рассмотрения дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 2 ст. 13.11 КоАП РФ. Данное изменение в силу ч. 1 ст. 28.3 КоАП России предоставит должностным лицам указанных органов исполнительной власти, полномочие составлять протоколы об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 13.11 КоАП РФ.

7. Диссертантом делается вывод о том, что основными недостатками организации системы специальных субъектов, обеспечивающих государственную защиту права на неприкосновенность частной жизни при автоматизированной обработке персональных данных в Российской Федерации, устранение которых необходимо в целях повышения эффективности их деятельности, являются:

– нестабильность деятельности органа, уполномоченного по защите прав субъектов персональных данных;

– недостаток полномочий у органа, уполномоченного по защите прав субъектов персональных данных, органов, уполномоченных по контролю и надзору за требованиями к обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в автоматизированных информационных системах, по реализации определенных законодательством мер защиты права на неприкосновенность частной жизни при автоматизированной обработке персональных данных;

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»