WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

Вместе с тем, в зависимости от конкретных социально-экономических, политических и культурно-духовных правовых условий, изменения в право­сознании масс, происходящие под традиционно-национальным воздействием реабилитирующей соционормативной культуры не всегда выступают в каче­стве положительного консолидирующего момента, получают однозначно по­зитивное выражение. Дело в том, что национальная экзистенция как в форме национальной жизни, так и в форме национальной деятельности, - постоянно изменяющаяся, динамичная, движущаяся реальность. При этом процесс реа­билитации национальной экзистенции, как показала практика - движение многовекторное. Следует отметить также, что национальное возрождение не является механическим повторением пройденного в новых условиях, рекон­струкцией архаических форм, канонов и норм нравственности. Возрождение такое происходит в русле критического подхода к наследию с целью поиска и закрепления модернизированного национального качества. Что характерно, как всякая жизнедеятельность, существование народов под­чинено, прежде всего, принципам целесообразности. В этих условиях, любая модернизация и оздоровление не обязательно соответствуют нормам обще­человеческой морали. Особенно, если национальное возрождение происхо­дит в условиях межэтнических конфликтов, катастрофического обнищания населения, ограниченных возможностей для занятия бизнесом, невозможно­сти достичь успеха некриминальными способами и множества других факто­ров. В этой ситуации вполне объяснимы процессы активизации делинквентной активности этноса и даже криминализации его менталитета, которые наиболее остро проявились в Чечне. Эти же процессы в своеобразном выра­жении отмечаются нами и в Дагестане. Речь должна идти скорее о опосредо­ванно-криминогенном значении обычаев и традиций, а также о более глубо­ком осмыслении механизма преступного поведения представителей различ­ного рода общностей в Дагестане под влиянием факторов этнического по­рядка. И в свете событий в соседней Чечне можно заключить, что если ис­следование негативных аспектов традиционно-национального возрождения там уже запоздало, то для Дагестана исследование данной проблемы еще ак­туальная тема, имеющая огромное прикладное значение. Как следствие нор­мы этнической (в Дагестане) среды не всегда стыкуются с нормами иной социальной среды. В частности, дагестанскими криминологами отмечается повышенная криминогенная активность кавказцев, оказавшихся в среде, где усвоенная ими нормативность не вписывалась в нормативность новой соци­альной среды. К примеру, жители Дагестана, особенно проживающих в гор­ных его районах, выросшие на традициях и обычаях своего народа, в подав­ляющем большинстве случаев обнаруживают неспособность жить по «уставу чужого монастыря», что нередко рождает у по­следних конфликтное эмоциональное состояние, состояние так называемой фрустрации. В этом состоянии последние, руководствуясь сложившимися в их правосознании под влиянием традиций и обычаев стереотипными техни­ками поведения в сходных ситуациях, часто оказываются на пути совершения преступлений, предпочитая криминальный способ самоутверждения всем другим. Так, в правоохранительной практике довольно часто имеют место факты, когда отдельные представители дагестанского этноса, освободившись после отсидки 15-20-ти а то и более лет, из мест лишения свободы, осужден­ные за преступления против личности, оказывались убитыми от рук своих кровников. Нередко месть кровников проникает сквозь затворы уголовно-исполнительной системы. Таким образом, мы вправе говорить о том, что главная цель Уголовного закона РФ - восстановление социальной справед­ливости - не достигается. Понятие справедливого наказания в соционормативной культуре дагестанцев существенно отличается от аналогичного по­нимания в обществе с чисто европейской культурой. На Кавказе порой про­стое извинение имеет большее значение, чем многолетняя изоляция от обще­ства.

Таким образом, мы отмечаем, что нестыковка норм этнической (в Да­гестане) среды с нормами иной (европейской, общероссийской) среды обу­славливает в конечном счете ситуацию, когда не работает закон, что собственно можно рассматривать как фактор преступности в целом и органи­зованной преступности, в частности. В этом плане можно вспомнить ситуации в Чеченской Республике, войну в которой справедливо, как нам кажется, определяют как войну цивилизаций.

Глава V «Криминологические основы борьбы с организованной преступностью в Республике Дагестан».

Представляется бесспорным тот факт, что организованная преступность – сложное многогранное явление, противодействие которому требует соответствующей деятельности по многим направлениям. Определение исчерпывающего перечня главных и второстепенных среди них, а также раскрытие сути каждого представляется невозможным в рамках настоящей работы, поскольку, к такому выводу пришел автор в ходе исследования, предупреждения организованной преступности весьма масштабная научая проблема и может быть успешно разрешена лишь в рамках самостоятельного коллективного исследования. Здесь же предпринята попытка лишь выделить наиболее криминологически важные, на наш взгляд, подходы к предупреждению организованной преступности, которые могут быть положены в основу соответствующей концепции:

А) В социально-экономической сфере:

  • Ориентировать экономику региона на решение социальных задач. В частности, особое внимание должно быть уделено по выработке и реализации программы по созданию рабочих мест и обеспечению благоприятных условий для предпринимательской деятельности. Кроме того, необходимо выработать и реализовать программу по легализации экономической деятельности в Дагестане, обеспечить финансовую прозрачность использования каждой республикой средств федерального бюджета. Следует также разработать эффективные механизмы контроля над производством нефтепродуктов, винно-водочной продукции, выловом ценных пород рыб в каспийском море.
  • Необходимо принять экстренные меры для восстановления и развития сельского хозяйства в республике, с тем, чтобы вернуть имевшие в прошлом высокие показатели в животноводстве, овцеводстве, садоводстве, виноградарстве. Необходимо устранить все барьеры на пути развития курортного и туристического бизнеса на территории Дагестана.
  • Сформировать в системе органов федеральной исполнительной власти центр, осуществляющий постоянный мониторинг всей информации о состоянии организованной преступной деятельности в республике.

Б) В сфере совершенствования законодательства и правоприменительной практики:

  • При формировании законодательства, направленного на борьбу с организованной преступностью, важно реально оценивать угрозу данного социально-негативного явления и предусматривать адекватные меры. Так, современная правоохранительная практика ведущих государств мира, имеющих многолетний опыт противодействия терроризму и внутри своей страны, и за ее пределами, свидетельствует о переносе центра тяжести уголовной политики в сферу судопроизводства. Действительно, уголовно-правовые ресурсы в борьбе с терроризмом весьма ограничены: остановить ее развитие не может ни угроза смертной казни, ни длительные сроки лишения свободы. С другой стороны, в последнее время участились случаи, когда, в частности, террористы, виновные в совершении тягчайших преступлений уходили от ответственности, будучи оправданными судом присяжных заседателей. Примечательно, что в Великобритании законом «О терроризме» (2000 г.) даже была отменена презумпция невиновности в отношении лиц, подозреваемых в терроризме. Таким образом, бремя доказывания невиновности стало возлагаться на самих подозреваемых. Более того, данным законом установлена ответственность за: 1) ношение одежды с символами запрещенных организаций (ИРА и др.); 2) сбор информации, которая может быть использована для совершения актов терроризма; 3) сокрытие любой информации, которая может способствовать раскрытию преступлений, связанных с совершением террористических актов. Заслуживает внимания и положение закона, согласно которому в Северной Ирландии практически отменено действие суда присяжных заседателей. Обращает на себя внимание и инструкция Генерального атторнея США, регламентирующая тайную операцию, которая допускает «приглашение к совершению противозаконных действий» и создание возможностей для их осуществления. Подобного рода мероприятия отвергаются российским законом «Об оперативно-розыскной деятельности». Однако без некоторого отступления от запрета невозможно эффективное проведение таких специальных мероприятий, как оперативное внедрение, контролируемая поставка, создание и использование легендируемых предприятий.
  • Эффективной мерой сдерживания организованной преступности, прежде всего в форме коррупции, может стать пересмотр системы иммунитетов от уголовного преследования, в том числе депутатов и кандидатов на эти выборные посты. Отдельные примеры «неприкасаемости» высокопоставленных лиц, подозреваемых в тяжких преступлениях, вызывают крайне социально-негативный эффект. Как следствие, иммунопрофицит становится опаснейшим симптомом коррумпированности властных элит. Отсюда представляется анахронизмом сохранение ситуации, когда наиболее значимая по своим властным полномочиям часть должностных лиц выведена из-под действия антикоррупционных положений законодательства о государственной и муниципальной службе.
  • Эффективная нейтрализация этнических факторов организован­ной преступности возможна в русле формирования адекватной национальной политики. Понимая, что нельзя идти по пути максимального учета регио­нальных, национальных, конфессиональных особенностей - Кавказ, как и вся страна, не может успешно развиваться, опираясь на идеи национальной огра­ниченности, вместе с тем - народы, этносы, живущие как компактно, так и дисперсно, должны принять реформы, только осознав их ценность, а это се­годня на Кавказе возможно лишь с определенными модификациями - в зави­симости от уклада жизни, типа мотивации трудовой деятельности, религиоз­ных и культурных традиций, исторически устоявшихся форм социального контроля. Наступательно в этом направлении можно двигаться очень мед­ленно, предпринимая меры по учету естественных тенденций федерализма, в нашем случае, через повышение адекватности национальной политики России духу этносов, ее населяющих. Прежде всего, это должно выразиться в правовом урегулировании общественных отношений в регионе с максимальным учетом исторических, культурных, этнических и других особенностей, практической реализации идей полиюридизма, тем более что полириюридизм в решении возникающих в регионе вопросов давно и устой­чиво зримо присутствуют в российской правовой панораме. Не лишним бу­дет заметить, что в мировой практикой зафиксирована возможность функ­ционирования общегосударственного права наряду с обычным.
  • Необходимо принять меры к развитию федерального законодательства, расширению вопросов законодательного разрешения, относящегося к введению субъектов федерации. Как положи­тельное в этом смысле мы рассматриваем существование Закона «О казаче­стве», где институализированы некоторые обычаи казаков. И в этой связи вызывает некоторое недоумение - почему традиции и неформальные инсти­туты казаков были узаконены, а народы Северного Кавказа в этом смысле были проигнорированы. Если узаконение традиций казачества было пробным шагом, и шаг этот оказался удачным (раз еще не сделан шаг назад), то поло­жительные результаты этого «эксперимента» должны получить дальнейшее развитие в отношении республик Северного Кавказа.
  • Необходимо усовершенствовать систему уголовно-правовых форм борьбы с организованной преступностью. Кроме того, следует усилить потенциал административного кодекса в данном направлении. Превентивный потенциал административно-правовых мер превышает даже соответствующие возможности уголовно-правового характера, особенно если учесть, что фактическое состояние организованной преступности, например, в сфере экологии или в форме коррупции отражается преимущественно в статистике проступков, а не преступлений.
  • Ужесточить реагирование в отношении физических и юридических лиц за публикацию в печатных и электронных изданиях СМИ материалов, статей, передач в интересах преступных группировок. В частности, если говорить об экстремизме, то здесь идет речь о материалах, которые провоцируют людей к экстремистским формам активности, либо, с другой стороны, оскорбляют религиозные чувства людей.
  • Систематически обобщать соответствующую судебную, следственную, прокурорскую и административную практику по применению юридической ответственности и предусмотренных законодательством мер по борьбе с организованными формами преступной деятельности, а также разработать учебно-методическую документацию, направленную на эффективное применение законодательства в этой сфере.
  • Организовать подготовку государственных служащих, в том числе работников правоохранительных органов, обучив их методам борьбы с проявлениями социальных конфликтов, специфике работы среди населения со сложным этническим и религиозным составом.
  • Обсудить на коллегии Верховного Суда Российской Федерации вопрос о практике деятельности суда присяжных заседателей при рассмотрении дел террористической направленности.

В) В сфере идеологического противодействия организованным формам преступной деятельности:

  • Целесообразно обратить особое внимание на цели и приоритеты средней образовательной школы, которая непосредственно взаимосвязана с политикой (в том числе и уголовно-правовой) государства. Нужно решить серьезную задачу гармонизации в сфере образования, которая должна сочетать общегосударственные интересы и интересы каждого отдельного народа Российской Федерации с целью воспитание гражданина «новой» России. В частности, имеет смысл в учебных учреждениях общего и профессионального образования в качестве обязательной учебной дисциплины курс по изучению религиоведения, истории мировых религий, чтение специальных курсов.
  • Как представляется, духовенство Дагестана, его влияние и авторитет должно быть максимально задействовано в разрешение возникающих в дагестанском обществе конфликтов, в том числе и в деле нейтрализации негативных тенденций традиционно-национального и религиозного возрождения. В частности, речь может идти о деятельности, в которой духовенство своей проповедью будет:

1) способствовать тому, чтобы дагестанцы становились приверженцами таких ценнос­тей, как мир, свобода, равноправие между представителями разных национальностей и вероисповеданий, уважение к чело­веческому достоинству и этническим традициям, межэтничес­кому и меж- и внутрирелигиозному миру и согласию;

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»