WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Семиотические исследования культуры тюркских и монгольских народов Сибири представлены в работах Н. Л. Жуковской (1988, 2002), в исследовании «Пространство в традиционной культуре монгольских народов», в трехтомном издании «Мировоззрение тюрков Южной Сибири» (1988, 1989, 1990) и ряде других работ.

Одним из основоположников семиотического подхода в области актуальной политической мифологии был Э. Кассирер (1993). Социально-политические акценты при анализе политической идеологии были расставлены Р. Бартом (2004).

Теоретические изыскания, связанные с изучением символических аспектов культуры, получили развитие на материалах отдельных этнокультурных и этнополитических традиций. Это исследования «Символы власти и борьба за власть: к изучению политической культуры российской революции 1917 г.» Б. И. Колоницкого (2001), «Агитация за счастье. Советское искусство сталинской эпохи» (1994) и др.

Сочетание принципов семиотического анализа с возможностями конструктивизма и концептуальными положениями социально-исторического примордиализма определяет полипарадигмальный подход данной работы. Среди общих методов, использованных в работе, следует назвать комплексный подход к анализу объекта, принцип историзма и принцип сравнительности.

Методы сбора и анализа материала. К методам сбора информации относятся методы полевого наблюдения; анкетирования; проективного рисунка. При анализе источников автором квалификационного сочинения был применен дискурс-анализ. В данной работе наиболее активно использовался дискурс-анализ газетных публикаций, которые составили значительную часть источниковой базы.

Источники

В данной квалификационной работе используется несколько групп источников. Первую группу составляют законодательные акты. К ним относят конституции республик Южной Сибири, законы о государственном гербе и флаге Республики Алтай, Республики Тыва, Республики Хакасия, «Закон о местном самоуправлении Республики Алтай», «Закон о родовой общине Республики Алтай».

Делопроизводственные документы общественных этнонациональных организаций и документы официальных учреждений составляют вторую группу источников. К ней относятся учетные документы фонда Управления министерства юстиции Российской Федерации по Республике Алтай, нормативные документы (положения, уставы), протоколы и стенограммы съездов Чон чобi (съезда хакасского народа), выступления его лидеров, документы Тувинского отделения Российского творческого союза работников культуры, хранящиеся в Центре архивных документов партий и общественных организаций Республики Тыва.

Третья группа источников представлена визуальными материалами. К ним относятся изображения государственной символики, проекты, представленные конкурсным комиссиям по рассмотрению эскизов атрибутов государственности республик, хранящиеся в фондах Государственного архива Республики Алтай, Союза художников республики Тыва и фондах Хакасского Национального краеведческого музея им. Л. Р. Кызласова. Также к этой группе относятся вымпелы, представляющие родовую структуру Республики Алтай, проспекты туристических фирм.

Четвертую группу источников составляют материалы региональной прессы. В ходе исследования были проанализированы три наиболее влиятельные русскоязычные газеты – «Звезда Алтая» (г. Горно-Алтайск), «Тувинская правда» (г. Кызыл), «Хакасия» /«Советская Хакасия» (г. Абакан), начиная 1991 г. и заканчивая 2007 г.

Пятую группу источников составляют работы по исторической публицистике. Это сочинения М. И. Аджи, Б. Я. Бедюрова, Д. Мамыева, Л. М. Тукмачева-Соболекова и др. Находящиеся за пределами исторической критики, эти работы дают представление о современной политической риторике, апеллирующей к мифологизированной истории; публицистика этих авторов широко востребована в республиках Саяно-Алтая.

Шестая группа источников – полевые материалы автора, собранные в ходе этнографических экспедиций 2001–2007 гг. Территориальные рамки работ – Онгудайский и Турочакский р-ны Республики Алтай, Аскизский район Республики Хакася, г. Кызыл Республики Тыва. В ходе нескольких полевых сезонов (в парадигме включенного наблюдения) были составлены описания республиканских праздников Эл Ойын (РА) и Тун Пайрам (РХ).

В полевых исследованиях помимо традиционных этнографических технологий также широко использовались методы социологического опроса. Выборочное анкетирование (по схеме случайных выборок) и анкетирование на основе проективного рисунка было проведено в старших классах средних и высших учебных заведений г. Абакан, РХ, г. Горно-Алтайск, РА, г. Кызыл, РТ.

В целом источниковая база диссертации имеет комплексный характер и позволяет решить задачи, поставленные в данном диссертационном исследовании.

Научная новизна и теоретическая значимость работы

Авторская квалификационная работа посвящена проблеме, которая давно вошла в сферу интересов мировой и российской этнологической науки. Но при всем многообразии исследовательских проектов, системный анализ этнонациональных дискурсов Южной Сибири конца XX–XXI вв. до настоящего времени не предпринимался. Это определяет новизну и научную значимость данного сочинения. Впервые на материале Республики Алтай, Республики Тыва, Республики Хакасия анализируются факторы и механизмы формирования современной политической мифологии, символьное оформление этничности. В научный оборот вводится ряд оригинальных источников.

Практическая значимость исследования Результаты исследования могут быть востребованы в связи с проблемой прогнозирования развития общественного движения в национальных регионах, а также в связи с оценкой роли прессы, публицистики, науки и искусства в воздействии на массовое сознание, в том числе на формирование национальных ценностей и приоритетов и на мобилизацию этничности. Практическую значимость работы определяет возможность использования ее результатов в образовательных, административных и социально-политических практиках российских регионов.

Апробация. Основные положения диссертации были представлены на международных, всероссийских и региональных конференциях в Новосибирске (20022007), Томске (2003), Москве (2004), Иркутске (2005, 2007), Саранске (2007), обсуждены в ходе работы на специализированных курсах в Москве и Санкт-Петербурге (2005), Казани (2006).

Материалы и выводы диссертации представлены в ведущих рецензируемых российских научных изданиях, материалах международных, всероссийских и региональных конференций. По теме диссертации опубликовано 33 работы общим объемом 9,98 п.л., включая четыре статьи в изданиях, рекомендованных ВАК.

Теоретические и прикладные аспекты работы были использованы при подготовке курсов «Нации и национализм», «Методы этносоциологических исследований», «Основы этносоциологии» в рамках разработки Программы по специализации «этнограия/этнология» для гуманитарного факультета Новосибирского государственного университета.

Структура и основное содержание работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения; списка источников и литературы, списка сокращений; включает приложения.

Во введении обосновывается актуальность, научная новизна и теоретико-практическая значимость темы; выделены объект и предмет исследования; обозначены цель и задачи; представлена история изучения темы, а также характеристика теоретико-методологической и источниковой база; изложены сведения об апробации и структуре диссертации.

Первая глава «Этнополитические процессы в Южной Сибири конца XXначала XXI вв.: факторы формирования новой этнонациональной идеологии» состоит из трех разделов.

В первом разделе «Становление и развитие этнонациональных общественных организаций в регионе» анализируется этнополитическое развитие Республики Алтай, Республики Тыва и Республики Хакасия 1990-2000-х гг.

Большая часть объединений, возникших в РА, РТ и РХ в 1990–2000- е гг., имеют историко-культурную направленность, своими целями ставят решение языковых, культурных, экономических проблем, но не требуют политического суверенитета. Другие организации имеют этнополитическую направленность, среди них: Народный Фронт «Хостуг Тыва», Народная партия суверенной Тувы, Съезд хакасского народа Чон Чобi. Исходя из принятого в современной гуманитарной науке определения «национализма», под которым понимается стремление народа и его лидеров к государственной самостоятельности в той или иной форме, можно отнести данные общественные объединения к националистическим. Период политической активности общественных движений приходится на начало 1990-х гг. и начало 2000-х гг., характеризующихся значительными преобразованиями в политической сфере.

В начале 1990-х гг. этнонациональные общественные организации РА, РТ и РХ активно включаются в процесс построения новой государственности. В результате их деятельности отчетливо формулируется проблема формирования этнонациональной идеологии и стратегии «национального возрождения». Республиканской интеллигенцией проводится огромная работа по активизации этнического самосознания. Идея консолидации коренного тюркоязычного сообщества региона обозначается лидерами объединений в числе приоритетных задач.

С середины 1990-х гг. национальные организации в своих программах начинают все более ориентироваться на межкультурное сотрудничество. Область их интересов из сферы политики смещается в неполитизированную социальную и культурную сферы. В 2000-е гг. преобладают установки на интеграцию сообществ региона. В выступлениях представителей организаций в республиканских газетах, на официальных мероприятиях проводится мысль о формировании региональной идентичности.

Во втором разделе «Родовое движение республик Южной Сибири конца XXначала XXI вв.» рассматривается родовое движение в Республике Алтай и Республике Хакасия, символическое оформление института рода и степень его актуальности в молодежной среде.

На рубеже XX–XXI вв. с активизацией деятельности общественных организаций в новых этнополитических автономиях РФ начинает оформляться родовое движение. Процессы трансформации социальных структур влеки за собой актуализацию традиционных социальных институтов уже в новой, характерной для модернизированного общества форме. Особенно активно процесс формирования родовых институтов в 1990-е гг. разворачивался в Республике Алтай и Республике Хакасия. В Республике Тыва, где продолжают сохраняться ценности и нормы традиционного общества, родовая принадлежность, являясь реальностью повседневной жизни, не имеет политической составляющей. Родовые организации РА и РХ в своей деятельности реинтерпретируют институт рода, приспосабливая его к современным условиям.

Общественная «реабилитация» сохранивших свое значение в жизни родовых структур в Республике Алтай в 1990-е гг. стала попыткой преодоления социального кризиса. С точки зрения символьной элиты, родовые структуры выступали фактором стабилизации, способным противостоять деструктивным тенденциям общества. Институт рода стал рассматриваться как возможная форма самоуправления, комплиментарная по отношению к официальной власти. В рамках процесса актуализации родовых структур в РА в 1990-е гг. произошло восстановление зайсаната – института глав родов. Род на Алтае стал элементом, нейтрализующим субэтнические различия. В РХ также происходит обращение к родовым институтам. Родовое движение рассматривается как способ консолидации тюркоязычного населения региона и манифестации его культурной инаковости. В рамках родового движения отчетливо формулируется проблема формирования этнонациональной идеологии и стратегии национального возрождения. В своих идеологических построениях творческие и научные круги Хакасии ориентируются на традиционализм и архаику. Наряду с актуализацией института рода в РА и РХ, идет их символическое оформление.

Согласно массовому опросу 2007 г., молодежь Республики Алтай проявляет большую эрудицию в знании своей родовой принадлежности. Большинство учащихся (90 %) называют свой род, его символы и родовых священных животных. Актуальность родовых структур в повседневной жизни в настоящее время поддерживается тиражированием символического оформления рода в общественно-политическом пространстве.

Новационные построения научной и творческой интеллигенции Республики Хакасия в этой сфере находят слабый отклик среди молодого поколения. Согласно опросам, проведенным в 2001, 2002, 2005 гг., лишь около 10 % опрошенных смогли назвать свой род, и ни один респондент не смог изобразить родовую тамгу. Часто в сознании учеников родовая идентичность заменялась семейной.

Более эффективной можно признать работу творческих кругов Хакасии по организации родовых встреч и праздников. Около 80 % учащихся регулярно принимают участие в подобных акциях и знают о сакральных местах, которые считаются местом происхождения рода.

В третьем разделе «Идеология этнонационального движения Республики Алтай и Республики Хакасия (конец XXначало XXI вв.)» анализируются этнонациональные идеологии республик Саяно-Алтая. В их основе – пересмотр исторического развития региона, идея о государственности и расцвете коренного тюркоязычного населения Саяно-Алтая в прошлом, возврат к ценностям и институтам традиционного общества, развитие экономических и культурных связей в рамках тюркского сообщества Евразии. Подобные парадигмы создают перед населением республик Алтай, Тыва, Хакасия проблему выбора между ценностями традиционного и модернизированного сообществ.

На начальных этапах формирования этнонациональных идеологий программы этнического возрождения увязываются с перспективами суверенизации. Наибольшая активность в этнополитической сфере проявлялась этнонациональными организациями в середине 1990- х гг. В настоящее время их деятельность связана, прежде всего, с разработкой программ культурного развития регионов и образовательных программ.

Вторая глава «Картина мира в современных этноисторических концепциях символьной элиты» состоит из трех разделов.

В первом разделе «Этноисторические концепции символьной элиты республик Южной Сибири» представлен анализ этноисторических концепций, выделены основные мотивы современного мифотворчества.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»