WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Постройки 2, 3 и 5 имели удлиненную форму, слегка сужающуюся к торцу, и были ориентированы продольной осью в направлении юго-запад – северо-восток. Длина достигала 17,5 м, ширина в среднем – 4 м. По краям построек, на расстоянии 0,12–0,20 м друг от друга, шли двойные ряды ямок от столбов (диаметром 0,13–0,15 м). Между ними через определенные промежутки могли встречаться столбовые ямы более крупных размеров (до 0,3 м). По продольной оси прослеживался ряд редких ям от столбов, служивших для поддержания кровли. В пределах постройки 5 выделяются еще два ряда ям. Вход был оформлен в виде более узкой пристройки прямоугольной формы и находился в северо-восточной части жилищ. Сооружения были заглублены в материк до 0,6 м и к торцу закруглялись. Постройки 1, 4 и 6 отличались большей шириной (4,5–4,8 м) и однорядной конструкцией стен. Большая часть находок выявлена на дне котлованов сооружений.

Кроме апсидообразных построек удлинённой формы, на поселении зафиксированы постройки прямоугольной формы – объекты А и В. Четыре постройки характеризовались наземной столбовой конструкцией.

Отдельные элементы конструкций построек в исследуемом поселении не на­ходят аналогий среди известных в на­стоящее время сооружений культуры шнуровой керамики в Прибал­тике [Ehrlich B., 1936; Rimantien R., 1989]; к ним относятся апсидообразный торец, а также два до­полнительных внутренних ряда столбов.

Кремневые орудия встречаются не­часто, что объясняется малочисленностью имеющихся здесь выходов крем­ня, а также вероятным использованием изделий из кости и дерева. Представлены единичными на­ходками наконечники стрел с вогнутым основанием, трапециевидные пластинки, ножевидные пластины, скребки, стамески и скобели.

Почти все каменные орудия изготовлены из кристаллических пород. Сверленые топоры на поселении не выявлены. Обитатели поселка предпочитали использовать топоры и тесла трапециевидной формы, нередко с зауженным обухом. Поперечное сечение чаще всего овальное. Ряд изделий отличается скошенным лезвием. Встречаются миниатюрные формы.

Частыми находками являются шлифовальные плиты и терочники. Грузила представ­лены плоскими камнями с выемками.

Обнаружено 37 изделий из янтаря, включая 5 заготовок, многие имеют следы пребывания в огне. Изделия относятся в основном к трем типам: пластинчатые подвески продолговатой и трапециевидной формы, линзовидные диски и округлые пуговицы с V-образным отверстием.

Подавляющее большинство находок на памятнике составляет кера­мика. Всего найдено около 20 тысяч средних и крупных фрагментов сосудов; некоторые сосуды собираются полно­стью. Наиболее характерные и специфические черты ке­рамики поселения – плавная профили­ровка тулова, слабо отогнутый короткий венчик, небольшое по размерам днище. В тесте преобладает при­месь дресвы, реже песка. По форме посуда подразделяется на 9 типов: амфоры, кубки, чаши, сосуды кубкообразной формы, глубокие миски, миски воронковидной формы, широкогорлые горшки, горшки средних размеров и ванночки (миски овальной и удлинённой формы).

Для амфор характерны невысокая шейка, тулово, иногда с заметно выраженными плечиками, постепенно сужающееся к незначительному по размерам днищу. Оригинальный облик амфорам придает овальная форма горловины, что является своеобразной чертой этого типа. Среди кубков преобладают сосуды с прямым или слегка отогнутым венчиком и конусообразным туловом. Аналогий основным формам амфор и кубков из Прибрежного на территории распространения приморской культуры нет. Широкогорлые горшки открытого типа (10 групп) – наиболее значительная часть керамического комплекса на памятнике (53%). Они представляют собой крупные толстостенные сосуды с открытым горлом. Сосуды кубкообразной формы имеют удлиненную тюльпановидную форму, прямой венчик и плавно сужающееся к днищу тулово. Горшки средних размеров во многом повторяют формы крупных широкогорлых горшков, отличаясь соотношением между шириной верхней части сосуда и днища. Особое своеобразие керамическому комплексу поселения придают глубокие миски, миски воронковидной и овальной форм.

Ор­намент обычно наносился лишь на верх­нюю часть сосудов и состоял из неслож­ных композиций, основой которых служили горизонтальные оттиски шнура, дополненные треугольниками, полуова­лами, волной, вертикальными и подко­вообразными оттисками шнура; присутствуют также ряды ямок, штампы в виде столбиков, «бисер». В орнаментации керамического комплекса почти полностью отсутствуют налепные валики, широко распространенные на посуде приморской культуры. Нарезной способ орнаментации, прежде всего так называемая «елочка», которая обычно образует многочисленные горизонтальные линии на сосудах приморской культуры, в Прибрежном почти неизвестен.

Культурно-хронологическая атрибуция древностей эпохи позднего неолита и ранней бронзы Юго-Восточной Прибалтики. При сравнительном анализе становится очевидным, что в культурном отношении поселенческий комплекс Прибрежное не выглядит изолированным. Существует ещё целый ряд памятников, относимых ранее к приморской культуре, но также имеющих резкие отличия в характере инвентаря.

Наиболее близкие аналогии материалам с поселения Прибрежное обнаруживаются на ряде поселений в Польше – Пененжно, Рева, Свенты-Камень, Недведжувка [Felczak O., 1983; owiski G., 1987; Ehrlich B., 1923; Mazurowski R., 1984]. Сходство здесь проявляется достаточно отчетливо, для того чтобы отнести эти памятники к общему с поселением Прибрежное кругу (широкогорлые горшки групп 1–4, глубокие миски, миски воронковидной формы, слабопрофилированные кубки и горшки средних размеров, топоры трапециевидной формы). Обнаруженные недавно материалы с соседних поселений Ушаково и Крылово в Калининградской области тоже соответствуют указанной линии развития. Очевидно, что эти поселения наиболее близки между собой. Сведения о памятниках с территории Северо-Восточной Пруссии, выявленных в довоенное время (Шлосс-Казерне, Циммербуде), дают основание полагать, что они содержат близкородственные материалы.

Можно предположить, что все перечисленные здесь культурные комплексы отражают единую линию развития. Многие принципиальные особенности в орнаментике, формах посуды, изделиях из камня указывают на очевидную генетическую связь между данными памятниками. Развитие основных форм посуды, орнаментальных традиций, изделий из камня и янтаря, видимо, происходило приблизительно в одном направлении.

Выделяются следующие черты характеризуемой группы:

1) керамическому комплексу свойственно преобладание широкогорлых горшков открытого типа, амфор с овальной формой горловины, горшков средних размеров, глубоких мисок, мисок овальной формы, при незначительной доле слабопрофилированных кубков;

2) посуда орнаментировалась обычно только в верхней части, среди мотивов превалируют сочетания горизонтальных оттисков шнура с треугольниками, полуовалами, волной, вертикальными оттисками, штампы в виде столбиков, различного рода ямочные вдавления;

3) топоры и тесла трапециевидной формы, чаще всего с зауженным обухом;

4) изделия из янтаря представлены пуговицами с V-образным отверстием, подвесками продолговатой формы, дисками с отверстием по центру, пронизями.

Несмотря на близкие характеристики, на выделенных памятниках, естественно, прослеживаются и различия, обусловленные как местными особенностями, так, очевидно, и разницей в хронологии.

Таким образом, в результате исследований последних лет в регионе обозначались черты новой, обособленной в культурном отношении группы памятников, получившей название по наиболее крупному и изученному поселению Прибрежное (Вальдбург).

В восточной части области интересный материал, относящийся к КШК, получен в довоенное время К. Штади при раскопках поселений Цедмар А и Цедмар Д. Наибольшее значение имели раскопки поселений КШК Цедмар А, Утиное Болото, Тушино, предпринятые в 1970–1980-х гг. В.И. Тимофеевым.

Керамические материалы c данных поселений сходны по всем основным характеристикам. Эта очевидная близость указывает на культурное родство памятников. Ведущим признаком обнаруженной на них шнуровой керамики является простейший орнамент из горизонтальных оттисков шнура. Сосуды в основном представлены слабопрофилированными кубками с выпуклыми или почти прямыми стенками.

Некоторые специфические особенности материалов КШК внутренних областей (преобладание слабопрофилированных кубков и горшков, орнаментация в виде простых горизонтальных оттисков шнура или полуовалов) могли сложиться под воздействием родственных Прибрежному памятников.

Глава IV посвящена хронологии и периодизации памятников вальдбургского типа и культуры шнуровой керамики в Юго-Восточной Прибалтике.

На сегодняшний день для Прибрежного получено 18 радиоуглеродных дат, 12 из которых связаны с существованием долговременного поселения, относящегося, по принятой в Прибалтике периодизации, к концу среднего - началу позднего неолита.

Северный пологий участок холма использовался для заселения в более ранний период представителями круга культур неолита лесной зоны, которые могли основать здесь небольшую стоянку. Из очага № 6 была получена очень ранняя для побережья Юго-Восточной Прибалтики дата – 5690±70 ВР, 4540± 90 cal.ВС, Ki-9950. Дата соответствует началу цедмарской культуры в Калининградской области и нарвской культуры в Западной Литве [Тимофеев В.И., 2004; Римантене Р., 2004].

Начало существования в Прибрежном долговременного поселения с постройками стационарного характера согласно калиброванным датам приходится на 3300–3250 cal.ВС. Большинство радиоуглеродных дат, относящихся к основному археологическому комплексу Прибрежного, близки друг к другу и, возможно, маркируют один и тот же первый этап существования поселка, длившийся с 3300 по 3000 cal.ВС.

Даты образцов из жилища 2 – 4670±160 ВР, 3380±220 cal.ВС (Ле-7035); 4470±60 ВР, 3170±130 cal.ВС (Ki-11352) – и из жилища 3 – 4530±60 ВР, 3220±110 cal.ВС (Ki-11351); 4410±80 ВР, 3120±150 cal.ВС (Ле-6218). Жилище 4 имеет две близкие даты из очага – 4570±60 ВР, 3280±140 cal.ВС (Ki-10581); 4510±60 ВР, 3210±110 cal.ВС (Ki-9948). Фрагмент кости с нижнего уровня жилища 6 показал одинаковую с жилищем 4 дату – 4570±60 ВР, 3280±140 cal.ВС, (Ki9949). Две даты, полученные из очага 8, – 4505±60 ВР, 3200±110 cal.ВС (Ki-10580) и 4430±60 ВР, 3120±150 cal.ВС (Ki-9947) – стоят в одном ряду с предыдущими.

Предположительно, между первым и вторым этапами на поселении явно не было заметного разрыва. Рукоять топорика из очага 9 имела радиоуглеродную дату 4290±110 ВР, 2910±180 cal.ВС (Ле-7034). Уголь из жилища 2, который показал дату 4220±40 ВР, 2810±80 cal.ВС (Ле-6217), скорее всего, попал туда с верхнего уровня (выше заполнения жилища 2 скопился мусор, образовавшийся здесь уже после функционирования постройки). Второй этап, таким образом, мог продолжаться в пределах 3000–2800/2700 cal.ВС и завершился, видимо, с распространением приморской культуры в Восточной Прибалтике (2900–2800 cal.ВС).

Пока не имеется ни одной даты, относящейся к концу позднего неолита, что может указывать на короткий промежуток времени, который соотносится с третьим этапом. Было зафиксировано несколько развалов сосудов и отдельные фрагменты керамики, залегавших в верхних горизонтах и, гипотетически, связанных с третьим этапом.

Таким образом, схема периодизации включает, предположительно, три этапа, которые фиксируются не только по радиоуглеродным датам, но и по наблюдениям за стратиграфией, эволюцией керамического комплекса и изделий из янтаря и камня. Если основываться на серии радиоуглеродных дат, полученных для поселения, то время существования памятника приблизительно укладывается в рамки 3300–2800/2700 cal.ВС.

В целом, даты в Прибрежном оказались гораздо старше, чем радиоуглеродные даты, происходящие с памятников КШК в Прибалтике, Центральной и Северной Европе. Ранняя фаза культуры шнуровой керамики в Средней и Северной Европе датируется временем между 2900-2800 cal.ВС. Большинство дат, происходящих с поселений приморской культуры Ослонино, Дактаришке, Швянтойи 1А, ничем не выделяются на фоне дат КШК в Европе. При этом материалы с данных памятников вполне вписываются в общую картину развития КШК в Прибалтике. Комплекс КШК в Швянтойи 1А, где элементы А-горизонта наиболее выражены (А-топор и А-амфора, кубки с S-видной профилировкой, горшки с валиками для хранения запасов), калиброванными датами определяется временем около 2880-2498 лет до н.э. [Rimantien R., 1997]. Что показательно, здесь не зафиксированы миски удлинённой или овальной формы, хотя памятник размещается на побережье.

Исходя из этих дат, можно предположить, что первое появление племён КШК в Прибалтике происходит не ранее 2900/2800 cal.ВС. Более ранние даты, полученные из Жуцево, Ниды, Шарняле, приблизительно относятся к одному промежутку времени – 3300-2900 cal.ВС, полностью совпадая с серией дат из Прибрежного. Противоречиям хронологического порядка соответствует двойственный характер археологических материалов, полученный с этих поселений.

В главе V делается попытка в ином свете интерпретировать ряд дискуссионных вопросов, касающихся формирования памятников вальдбургского типа и приморской культуры шнуровой керамики.

В материалах приморской культуры представлены в достаточном количестве производные от ранней фазы КШК (А-амфоры, А-кубки, валиковые горшки) и они совершенно аналогичны находкам из Швейцарии, Северной Германии, Ютландии и многих других областей. Значительность степени концентрации этих находок в прилегающих к побережью районах отмечалось во многих исследованиях, затрагивающих проблемы ранних этапов КШК в Европе [Buchvaldek M., 1986; Machnik J., 1997; Rimantien R., 1996a].

Разделяя мнение о наличии генетической связи между древностями ранней фазы КШК в Центральной и Северной Европе и аналогичными элементами в приморской культуре, следует признать их полное отсутствие в Прибрежном и подобных ему памятниках.

Большая часть аналогий обнаруживается среди мало распространенных в приморской культуре форм посуды или затрагивает только определенную и очень специфическую часть инвентаря. Многие характерные элементы культурного комплекса При­брежное в приморской культуре вообще не встречаются (амфоры с овальной формой венчика, кубки и миски воронковидной формы, кубкообразные сосуды, разновидности широкогорлых горшков). В то же время, основные формы посуды и орнамента приморской культуры – А-амфоры и их производные, кубки с S-образной формой вен­чика, украшен­ные елочкой, горизонтальными бороздками, переплетенными треуголь­никами, а также валиковые горшки на памятниках вальдбургского типа развития не получили.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»