WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |

УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ РАН

На правах рукописи

Зальцман Эдвин Борисович

ПОСЕЛЕНИЯ КУЛЬТУРЫ ШНУРОВОЙ КЕРАМИКИ НА ТЕРРИТОРИИ ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ПРИБАЛТИКИ

Исторические науки:

Специальность 07.00.06 - археология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва

2009

Работа выполнена в Отделе охранных раскопок Учреждения Российской академии наук

Института археологии РАН

Научный руководитель:

кандидат исторических наук А.В. Энговатова

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук П.М. Кожин

доктор исторических наук С.В. Ошибкина

Ведущая организация:

Институт истории материальной культуры РАН

Защита состоится «30» января 2009 г. в 12.00

на заседании диссертационного совета Д 002.007.01 по защите

диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Учреждении Российской академии наук Институте археологии РАН по адресу: г. Москва, 117036, ул. Дм. Ульянова 19, четвертый этаж, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке

Учреждения Российской академии наук ИА РАН.

Автореферат разослан «29» декабря 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук Е.Г. Дэвлет

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Основное внимание, как в довоенное, так и в по­слевоенное время, уделялось поселениям культуры шнуровой керамики, расположенным ныне в пределах Польши и Литвы. В восточной части Ка­лининградской обл. в 1970–1980-х гг. памятники культуры шнуровой керамики исследовал В.И. Тимофеев. В прибрежных районах Вислинского и Куршского за­ливов в пределах Калининградской области, традиционно входящих в ареал распространения приморской культуры шнуровой керамики, фактически ни один памятник культуры шнуровой керамики не подвергался регулярным раскопкам; имелись лишь отдельные материалы, случайно обнаруженные при работах на памятниках более позднего времени. Обследова­ние памятников культуры шнуровой керамики ограничивалось сбором подъемного материала, причем полученные коллекции были по большей части утрачены в годы Второй мировой войны. В результате целостная картина развития культуры шнуровой керамики на территории Калининградской области отсутствовала.

Актуальность исследования продиктована как слабой степенью изученности памятников культуры шнуровой керамики на территории Калининградской области, так и необходимостью включения в исследовательский процесс новых материалов, непосредственным образом касающихся этой культуры.

Цель исследования – обобщение всех доступных источников, касающихся памятников культуры шнуровой керамики на территории Калининградской области, определение их места в системе древностей неолита и ранней бронзы Юго-Восточной Прибалтики.

Перед автором стояли следующие задачи:

1) проанализировать совокупность всего известного археологического материала;

2) оценить, насколько обоснованны выдвинутые ранее концепции;

3) разработать подробную классификацию новых материалов, установить их локальное своеобразие, выделить отдельные этапы в их развитии;

4) на основе результатов проведенных автором систематических исследований предложить новое решение вопросов хронологии, культурной принадлежности выявленных за последние годы памятников, а также ряда известных культурных комплексов, традиционно относимых к приморской культуре, их взаимосвязи с культурными образованиями соседних территорий.

Хронологические рамки исследования соответствуют концу IV-второй половине III тыс. до н.э. – времени сложения и развития на указанной территории новых культурных образований, представленных, прежде всего приморской культурой шнуровой керамики и родственными ей локальными группами.

В историографии Прибалтики, Польши и Скандинавии хронологические пределы неолитической эпохи калиброванными датами принято определять концом III-началом II тысячелетия до н.э. В Литве принята следующая периодизация неолитической эпохи: ранний неолит –6550/6300 – 5600/5400 ВР; средний неолит - 5600/5400-4400/4300 ВР; поздний неолит - 4400/4300 - 3500 ВР [Antanaitis-Jacobs I., Girininkas A., 2002]. В Скандинавии - ранний неолит - 3900-3400 cal.ВС; средний неолит – 3400-2800 cal.ВС; поздний неолит - 2800-1800 cal.ВС [Ebessen K., 1997]. Энеолит как переходный этап не выделяется. Культуры с производящим хозяйством, такие как культуры воронковидных кубков, шаровидных амфор, шнуровой керамики относят к неолитическим. Раннему бронзовому веку соответствует начало II тысячелетия до н.э. [Римантене Р., 2000; Krl D., 1991; Siemen P., 1991].

Научная новизна исследования. Работа основывается на материалах, полученных в последнее десятилетие. В научный оборот вводится большое количество новых источников, касающихся материальной и духовной культуры древнего населения Прибалтики. На их основе предлагается решение проблемных вопросов сложения приморской культуры шнуровой керамики и некоторых других локальных групп в рассматриваемом регионе. Уточнена их хронология и место в системе неолита и раннего бронзового века Прибалтики.

Источниковедческой базой работы послужили материалы полевых исследований Неолитического отряда ИА РАН, проведенных с 1996 по 2004 г под руководством автора диссертации, а также коллекции, полученные и опубликованные предшественниками. Использовались коллекции из фондов Калининградского областного историко-художественного музея (КОИХМ). Привлекались данные естественных наук – радиоуглеродные датировки (лаборатория ИИМК РАН, Киевская радиоуглеродная лаборатория).

Апробация работы. Основные результаты работы докладывались на заседаниях Отдела бронзового века ИА РАН, Сектора палеолита ИИМК РАН. По теме диссертации автор опубликовал 8 статей и одну монографию.

Практическая ценность работы. Результаты исследований могут быть использованы при изучении неолита и раннего бронзового века других регионов Прибалтики и сопредельных территорий, в обобщающих работах по неолиту Прибалтики. Материалы, полученные при полевых исследованиях, используются для создания экспозиций и выставок в КОИХМ, при организации экскурсионно-лекционной работы.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка литературы, приложения (в нем содержатся таблицы, отражающие особенности керамического комплекса поселения Прибрежное, свод радиоуглеродных датировок памятников неолита и ранней бронзы Юго-Восточной Прибалтики и сопредельных территорий, перечень поселений позднего неолита и раннего бронзового века с территории Калининградской области), а также альбома иллюстраций (192 илл.).

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность и выбор научной темы, формулируются цели, задачи, оценивается состояние источниковедческой базы.

Глава I посвящена истории изучения памятников культуры шнуровой керамики (далее - КШК) Юго-Восточной Прибалтики. Первый этап – до первой мировой войны (последняя треть XIX – начало ХХ в.) характеризуется накоплением источников. Активное изучение памятников приморской культуры связывается с именами крупнейших археологов и историков Восточной Пруссии О. Тишлером, А. Бецценбергером, Э. Холлаком. К тому времени в результате эоловых процессов и вырубки лесов дюны на Куршской косе сдвинулись с места и обнажили культурный слой. Основной задачей являлось уточнение местоположения найденных ранее памятников и выявление новых. В 1874–1876 гг. и в 1878 г. О. Тишлер нанес на карту приблизительно 100 местонахождений, в большинстве случаев относящихся к позднему неолиту [Tischler O., 1874; 1877]. Существенным дополнением к полученным результатам стала деятельность Р. Клебса по сохранению и классификации шварцортского собрания янтарных изделий (435 предметов) и иных находок янтарных украшений в Восточной Пруссии [Klebs R., 1882]. В 1892 г. А. Бецценбергер исследовал поселение вблизи Гробшто-Рагас [Bezzenberger A., 1893]. Благодаря изысканиям Э. Холлака источниковедческая база пополнилась новыми памятниками, выявленными в южных и северных районах косы [Hollack E., 1908].

К сожалению, на протяжении первого этапа исследования памятников КШК далеко не всегда фиксировалось точное место находок, и многие ценные материалы оказались депаспортизованными.

Второй этап исследований – межвоенный период (1919–1941 гг.) связан с регулярными археологическими исследованиями на побережье Вислинского и Гданьского заливов. В 1919–1924 гг. Бруно Эрлих обнаружил и раскопал два новых поселения КШК близ Вик-Луизенталь (Свенты-Камень) [Ehrlich B., 1923; 1925]. На протяжении 1930-х гг. он планомерно раскапывал соседнее поселение Сукказе (Сухач) [Ehrlich B., 1936]. Выявленные на этом памятнике остатки жилых сооружений впоследствии становятся наиболее показательным примером развития домостроительства населения КШК в Прибалтике. Дальнейшие раскопки проводились Б. Эрлихом на поселении Толькемит. Важной вехой в изучении периода позднего неолита в Прибалтике стали раскопки поселения Жуцево, осуществленные в 1927–1929 гг. Я. Костжевским и К. Язджевским. Заслугой этих исследователей является выделение прибрежных памятников КШК Юго-Восточной Прибалтики в особую жуцевскую культуру [Kostrzewski J., 1931]. Впоследствии эти материалы легли в основу работы Я. Журека, посвященной поселению Жуцево [urek J., 1954].

По мере роста числа археологических источников назревала необходимость появления аналитических работ, посвященных исключительно приморской культуре. Выходу их в свет помешала война. Только в 1955 г. Лотар Килиан опубликовал фундаментальную работу, основанную на тщательном анализе материалов приморской культуры [Kilian L., 1955].

Со второй половины 1960-х – начала 1970-х гг. начинается третий этап, связанный с масштабными исследованиями памятников КШК в Прибалтике. Первостепенное значение имели раскопки, проведенные Р. Римантене на поселениях Швянтойи 1А/2А и Нида [Rimantien R., 1980; 1989]. Обобщение результатов исследований каменного века вылилось в издание крупного монографического труда, впервые опубликованного в 1984 г., но переизданного и дополненного в связи с новыми открытиями только в 1996 г. [Rimantien R., 1996].

В 1980-х гг. А. Бутримасом были произведены в Западной Литве раскопки поселений КШК Дактаришке и Шарняле, в материалах которых отразилось влияние приморской культуры [Butrimas A., 1982; 1985]. В Восточной Литве многолетними раскопками памятников эпохи неолита руководит крупный исследователь каменного века Прибалтики А. Гирининкас. Следы КШК на этой территории встречались в верхнем культурном слое поселений Крятуонас 1А, Пакрятуоне 1А, Яра 1А, Жямайтишке 1 и 2, ниже которого залегали материалы нарвской культуры [Гирининкас А., 1990].

На территории Польши, начиная с 1980-х гг., возобновляется изучение наиболее известных памятников, в особенности Жуцево. К сожалению, до сих пор опубликованы только статьи предварительного характера [Krl D., 1992; 1997; 2003]. Исследования проводились на ряде других памятников приморской культуры (Сухач, Неджведжувка, Пененжно, Ослонино, Рева) [Mazurowski R., 1987; owiski G., 1987; Felczak O., 1983].

В Калининградской области систематические раскопки памятников КШК, давшие серьезный научный результат, проводил один из крупнейших специалистов в области изучения неолита Прибалтики и северной зоны Восточной Европы в целом В. И. Тимофеев. В 1970–1980-е гг. В.И. Тимофеев произвел раскопки поселения Цедмар А, верхние слои которого содержали, в основном, материалы КШК [Тимофеев В.И., 1979; 2003]. В 1972 г. на берегу р. Шешупе, близ населенного пункта Тушино, открыто поселение с чистым комплексом КШК [Тимофеев В.И., 1978]. Открытое и исследованное В.И. Тимофеевым в 1975–1976 гг. поселение Утиное Болото в Краснознаменском районе дало новые находки КШК.

Сведения об эпохе неолита и, в частности, о культуре шнуровой керамики, в западной части Калининградского региона долго оставались крайне ограниченными. Районы, прилегающие к северо-восточному побережью Вислинского залива, были в этом отношении белым пятном, а редкие довоенные свидетельства, как правило, почти не учитывались в силу их отрывочности. Во второй половине 1990-х гг. к систематическим исследованиям памятников КШК на северо-восточном побережье Вислинского залива приступил возглавляемый автором Неолитический отряд ИА РАН. В результате регулярных полевых исследований открытого автором поселения Прибрежное (Вальдбург) были выявлены новые и обширные материалы, относящиеся к концу IV – первой половине III тыс. до н. э.

В главе II кратко изложены основные характеристики приморской культуры шнуровой керамики по результатам исследований Я. Журека, Е. Окулича, Я. Махника, Р. Римантене, А. Бутримаса и др. в Литве и Польше.

Глава III посвящена подробному анализу материалов поселения Прибрежное - опорного памятника периодов среднего и позднего неолита на территории Калининградской области. Кроме того, на основании новых данных, доказывается культурно-хронологическая неоднородность ряда поселений, традиционно относимых к приморской культуре шнуровой керамики, поднимается вопрос о существовании самостоятельного культурного образования – памятников вальдбургского типа, предшествующих собственно приморской культуре.

Поселение Прибрежное (Вальдбург). Поселение Прибрежное (Вальдбург) располо­жено в 19 км от г. Калининграда, на побережье Вислинского залива. Памятник занимает се­верный склон песчаного всхолмления, возвышающегося над уровнем залива на 7,5 м. Общая исследованная площадь – 866 м.

На поселении открыты остатки двенадцати бытовых построек. Шесть из них имели столбовую конструкцию вытянутой формы.

Наблюдается определенная система в застройке поселения. Можно утверждать, что большинство исследованных сооружений построено с учетом господствующих зимой ветров юго-западных направлений.

Конструктивные особенности построек различаются. В целом, они делятся на два основных типа: постройки с заглубленным основанием (преобладают на поселении) и постройки наземного типа. Среди построек с заглубленным основанием выделяются две группы: с двухрядной конструкцией стен и однорядной.

Pages:     || 2 | 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»