WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Современный интерес к философии трансцендентального идеализма в диссертационном исследовании объясняется методологией исторической преемственности, а также особенностями развития философской и научной мысли. Отмечается, что особым предметом исследования трансцендентальной философии является проблема отношения человека к миру, к практическому осознанию его физических, познавательных и духовных, нравственных способностей. Данное положение аргументируется историко-философским материалом. В методологическом аспекте трансцендентализм Платона имеет свой собственный концептуальный смысл: философ впервые предложил трансцендентальную модель познания, которая выразилась в теории «обособленной» от тела души. В работе показано, что платоновская попытка объяснения изначального дуализма души и тела в метафизике Аристотеля заменяется идеей целевого соподчинения. Душа есть первая энтелехия естественного тела, и, стало быть, душа осуществляет сущность живого тела. Идее совершенства Аристотель придает телеологический смысл и определяет совершенство как потенциальное и первоначальное.

Метафизический интерес к понятию душевной и телесной субстанции особым образом выражается в трансцендентальной философии Фомы Аквинского. Понятие трансцендентального подразумевает совершенство материального и духовного, физического и морального. Добро – это основа желания совершенства. Трансцендентальная философия Р. Декарта развивает античный метафизический разрыв между сущностью и существованием, физическим, телесным и духовным. Его возвращение к «первой философии» Аристотеля определяется одной единственной целью: изменить античное понятие вечности и тем самым новоевропейской картине мира задать иной путь понимания совершенства человека. Человек предстает как существо несовершенное, но способное к совершенствованию.

Идея совершенства в трансцендентальной философии И. Канта остается до сих пор мало изученной темой. Это объясняется не только тем, что философ по-разному подходит к понятию совершенства в «докритический» и «критический» периоды, но и самой многоплановостью употребления этого понятия. Сложность вопроса заключается еще и в том, что в системе идеализма Канта понятие совершенства имеет принципиальное значение и играет важную методологическую роль. В диссертационном исследовании выделяется четыре смысла. Во-первых, идея совершенства рассматривается сквозь призму совершенства мира. Идею о мире И. Кант вводит во второй класс трансцендентальных идей разума, поскольку считает, что именно чистое понятие мира содержит в себе определение неизменной величины мира, и тем самым ставит вопрос о возможном росте совершенства в мире. Второе значение совершенства определяется через совершенную сущность мироздания – Бог как совершеннейшее существо. В четвертой антиномии чистого разума философ фиксирует противоречивый характер этой трансцендентальной идеи.

Третье значение «совершенства» определяется отношением к человеку и возможностям усовершенствования его природы. В сочинении «Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане» философ определяет развитие природы человека в соответствии с целью природы, которую можно понимать в качестве аналога плана истории и «путеводной нити» в «бессмысленном ходе человеческих дел». Все природные задатки живого существа предназначены для совершенного и целесообразного развития. Показано, что в аспекте усовершенствования природы человека, субъект как лично определяемое «Я», как основа самоопределения, выступает одновременно и как физическое лицо, и как идеальная личность. Принцип совершенства указывает на то, что уже изначально в процессе познания существует возможность применения душевных сил и физических способностей человека.

Различение оснований души и тела, чувственности и рассудочности И. Кант определяет априорностью форм, которые он укореняет в формах эстетического и логического совершенствования. Трансцендентальная эстетика задает идеальную основу для телесного и духовного совершенства человека: совершенство имеет практический характер. Практическое совершенство в трансцендентальной философии предполагает момент долженствования – идеал нравственного совершенства самого человека, его телесной природной организации.

В диссертации делается вывод, что трансцендентальная философия в учении о человеке выходит за пределы теоретических целей и увязывается с постижением истинной, совершенной природы человека, т. е. его надындивидуальной природной сущностью, которая выражается отношением тела и души, источником его физической и духовной силы. Различные подходы в трансцендентально-философском учении о человеке сохраняют между собой тесную связь; актуальность вопроса о природном, физическом совершенстве человека имеет системный характер.

Во второй главе «Теоретико-познавательный контекст дебатов вокруг природы человека и его физического совершенства» осуществляется критический анализ антропологической парадигмы, определяется специфика кантовского парадигмального подхода, методологические образы физического совершенства соотносятся с перспективными моделями естественнонаучного и гуманитарного знания.

В первом параграфе «Ограниченность антропологической парадигмы: мировоззренческий сдвиг в понимании природы человека» особое внимание уделяется определению методологических ограничений современной антропологической парадигмы, рассматривается возможность обоснования кантовского парадигмального подхода применительно к исследуемой проблеме.

Диссертационное исследование продемонстрировало, что становление глобальной метапарадигмы человека должно связываться не только с историческим развитием человечества, в котором отчетливо просматриваются цивилизационные формы, а и с парадигмальным пониманием самой природы человека. Философское постижение человека есть своего рода исходное антропологическое мировоззрение, сегодня лежащее в основе науки о человеке. С трансцендентально-философской точки зрения, антропоцентризм есть порождение новоевропейской философии и науки. Исследование показало, что философская антропология по своей теоретической структуре предлагает систему обобщенного знания о человеке, выступает своего рода отрицанием философской онтологии и гносеологии. В этом смысле антропология отражает научные принципы объективизма и естественного натурализма.

В этой связи справедливой выглядит критика, раскрывающая проблемное поле антропологии; в своей многомерности она не только замещает собой классическую онтологию и метафизику, но и задает определенную стратегическую форму научной рефлексии. Антропоцентризм формирует свой собственный – «положительный» или «отрицательный» – способ восприятия вещественного телесного мира и человеческого тела в мире, предлагает мифологические схемы ориентации в мире тел и телесного. Человек такого «вероятностного мира» – это, прежде всего, «вероятностный субъект», который охвачен телесной страстью исследования «великой тайны» тела, открытия субъектом многогранности своего физического существования.

Между тем анализ современной литературы свидетельствует о наличии инвариантов. Речь идет о кантовском парадигмальном подходе. В работе он характеризуется свойственной ему категориальной композицией, комплексом «лидирующих» понятий системного мышления трансцендентального идеализма. При этом подчеркивается, что только трансцендентальная философия способна ставить своей задачей обоснование и систематизацию представлений о природе человека и перспективах его морального и физического совершенства. В таком виде кантовский парадигмальный подход выступает как определяющая модель постановки проблем и их решения для целого научного сообщества и как выделяющая свою собственную область исследования. При этом сам подход требует признания трансцендентального метода в качестве самой сущности науки. Он также выступает методологической основой для критики существующих концепций физического совершенства человека в современной науке.

В параграфе втором «Методологические образы физического совершенства человека в системе гуманитарного знания» предпринимается попытка по-новому определить основные методологические образы физического совершенствования человека применительно к существующим культурологическим и конструктивистским парадигмам научного знания.

Ослабление трансцендентального мотива в современной науке и философии сказывается дегуманизацией природы человека, усилением биологических принципов. Нигилизм становится «образом жизни», а также системой умозрительного «видение мира», из которого следует практика и отношение к телу и телесному человека. Высшим выражением «онтологического нигилизма» выступает сам ницшеанский человек в образе отрицающего свою собственную природу Сверхчеловека. Нигилизм сегодня стремится расширить свои известные пределы. Оформленный онтологией европейской науки и техники, в данном случае, он наиболее полно выражается идеей прогресса биологических наук и развитием современных биотехнологий, направленных на изменение тела и телесной организации человека.

Образ физического совершенства несет в себе две эпистемологические гипотезы, что обусловлено развитием наук естественнонаучного и гуманитарного цикла. В одном случае, речь идет о биологической эволюции человека и эволюции когнитивных наук, в другом, – субъективная составляющая связывается с замещением тела и духа характеристикой экзистенциального опыта и/или постмодернистскими практиками тела и телесного. Телесная культура выступает своего рода «физическим элементом» совершенствования человека, целостность которого определяется либо регулятивной социокультурной, либо проективной биотехнологической моделями модификации тела человека. Разрыв между онтологией и этикой проходит внутри проблемы физического совершенства человека, проблемы человеческой телесности и духовности.

Сегодня уже становится очевидным, что потребность в изменении фундаментального отношения человека к миру и своей собственной природе вызывает к жизни две взаимоисключающие позиции. С одной стороны, конкурирующие воззрения на природу человека воплощаются в различных образах жизни (например, христианство и марксизм). С другой, – таковой выступает доктрина развития биогенетических сил, выраженная в науке идеями конструктивизма и прагматического позитивизма. В этом смысле христианство и марксизм исходят не только из разных представлений о естественной физической природе человека, а и совершенно по-разному предлагают бороться с духовным и телесным отчуждением человека. Практика «отелеснивания» социального опыта содержит в себе формулу тотального конструктивизма, одной из разновидностей которого выступает версия «научного материализма». Радикальный конструктивизм – разновидность физиологического редукционизма. Природа физического совершенства человека рассматривается здесь сквозь призму физического совершенства систем мозга, имеющих объективный механизм сознательного восприятия и телесного поведения. В психологии и социальных науках бурная дискуссия вокруг базовых эпистемологических, онтологических и методологических представлений задает поиск конкретных подходов и идеалов в исследовании проблемы физического совершенства человека.

Отмечается, что социальный конструктивизм, который сформировался в середине 70-х годов XX века в качестве первоначальной «методологической реформы» в социальной психологии, сегодня становится одним из самых влиятельных подходов в метатеории и методологии. Тем самым можно говорить о двух нормативных – внешнем и внутреннем – горизонтах, в пределах которых человек осуществляет собственное совершенство как субъект системного действия. Суперфоном выступают теория коммуникации и теория эволюции. Проблема физического совершенства человека в контексте «технологического» моделирования телесной природы человека имеет непосредственный выход на проблемы совершенствования отдельных свойств и признаков человека с помощью генетики. Отмечается, что генная терапия может привести к изменению обычных человеческих качеств.

В третьем параграфе «Эпистемологические предпосылки и перспективные модели физического совершенства человека» анализируются основные теоретико-познавательные перспективы и возможные модели физического совершенствования человека. Современные научные исследования проблемы физического совершенства человека демонстрируют эпистемическую редукцию физического образа человека. Речь идет об упрощении многоплановой человеческой природы, сведении ее к отдельным, прежде всего, элементарным аспектам телесной самоорганизации.

Показано, что подобная методологическая тенденция связывается в первую очередь со стремлением к включению результатов научных и технических достижений в образ «физического совершенства» человека. Более объемно данная проблема проявляет себя в претензии системотехник на «проектирование» человека. Традиционно биологические исследования, проводимые в прошлом, сегодня замещаются развитием всевозможных биотехнологий, отчего делают актуальным этическую компоненту науки. В особенности это касается теорий, связанных с исследованием глубинных структур живого, расшифровкой генома человека. Современный биологический мир в науке обретает отчетливо выраженную этическую составляющую, что говорит, в большей мере, о значимости формирования новых междисциплинарных направлений типа биоэтики, экологической этики и др.

Выявлено, что для новой модели физического совершенства человека требуется более адекватная парадигма человека, исходящая из этических ценностей. Натуралистически-прагматическую этику и евгенику сегодня объединяет исходное основание, которое утверждает доминирование естественных прав и врожденных потребностей человека. «Этические стандарты» являются структурными элементами секулярной формы биоэтики. Новое этическое измерение парадигмы человека ставит перед биоэтикой новые проблемы и требует соответствующего разрешения (проблема эвтаназии, трансплантологии, новые репродуктивные технологии и т.д.).

В таком контексте проблема физического совершенствования человека приобретает этический смысл, и на первый план науки выдвигается категорический императив – моральные и правовые запреты в связи с возможными рискогенными последствиями для изменения физической природы человека, его тела и физических свойств. Физическое совершенство человека приобретает в таком эксперименте признак «неопределенного совершенствования». Речь идет в первую очередь об изменении телесной целостности человека, а также о возможных моделях будущего «повреждения» жизни в экологической подсистеме или даже в глобальном масштабе. «Изменение человеческой расы» – это угроза устойчивости биосферы и «реалистическому будущему» самого рода человеческого.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»