WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

Казанский государственный университет

им. В.И. Ульянова-Ленина

На правах рукописи

ГАФУРОВА МАРГАРИТА ЮРЬЕВНА

СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ ФЕНОМЕНА ПРОЕКТИВНОСТИ ЯЗЫКА (В «ПРОСТРАНСТВЕ МЕЖДУ» ИНДИВИДУАЛЬНЫМ, СОЦИАЛЬНЫМ И ОБЩЕСТВЕННЫМ)

09.00.11 социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Казань 2008

Работа выполнена на кафедре социальной философии и культурологии

Казанского государственного университета им. В.И. Ульянова-Ленина

Научный руководитель – кандидат философских наук,

доцент Терещенко Н.А.

Официальные оппоненты: доктор философских наук,

профессор Тайсина Э.А.

кандидат философских наук,

доцент Галиева А.М.

Ведущая организация – Казанский государственный

технический университет

им. А.Н. Туполева

Защита состоится «25» сентября в 14.00 на заседании диссертационного совета Д.212.081.16 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата философских наук по специальности 09.00.11 в Казанском государственном университете.

Адрес: 420008, г. Казань, ул. Кремлевская, д. 18.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Казанского государственного университета.

Автореферат разослан «19» августа 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат философских наук Гизатова Г.К.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования.

На протяжении ХХ в. проблематика, связанная с языком, занимала одно из ключевых мест в структуре философской мысли. Понятие «язык» в качестве основного использовали представители структурализма, герменевтики, экзистенциализма, аналитической философии и др. Параллельно с философией изучение языка шло в лингвистике, где был накоплен богатейший теоретический и эмпирический материал, в том числе касающийся исследований социальных аспектов языка.

В философии и науке важность исследования языка как социального феномена не вызывает сомнений – это «общее место». Однако констатация факта социальности языка редко дополняется последовательным и предметным анализом проблемы. Социальная природа языка, как правило, констатируется, но не раскрывается с содержательной стороны. Можно сказать, что пространство социально-философского анализа языка названо, но не структурировано.

Начиная с эпохи модерна социальные процессы все более субъективизируются. Субъективное становится полноправным фактором общественного развития, а пространство субъективного наиболее адекватно выражается именно в языке. Сам язык из «посредника» превращается в непосредственного «участника» формирования социальных форм. В качестве примера этого сложного процесса можно назвать развитие науки. Как известно, еще Энгельс назвал науку «действительной производительной силой», буквально включив ее в процесс производства. Но наука, будучи теоретической формой «снятия» и преобразования реальности, сегодня как никогда нуждается в прояснении, конкретизации и разработке нового понятийно-категориального аппарата, концептуальной базы, что невозможно без обращения к анализу механизмов функционирования не только языка науки, но и языка как такового. Язык становится не просто инструментом науки, а формой, пространством ее развертывания.

В условиях информационного общества все больше и больше проявляется амбивалентная (субъект-объектная) природа языка. Язык является основным средством фиксации и способом функционирования информации, что делает его формой (пространством, условием) протекания социальных процессов. Сегодня становится понятно, что язык – не абстрактная, внепространственная и вневременная форма, он развивается, становится вместе с человеческим обществом, демонстрирует свой социальный потенциал. Становится очевидным, что язык является средством решения конкретных социальных задач. Эта характеристика (способность) языка требует не просто констатации, но детального изучения.

Как средство решения социальных задач язык должен быть рассмотрен не с точки зрения его сущностных характеристик, а с точки зрения его социальной действенности – эффективности, перформативности, проективности. Необходимо рассмотреть, при помощи каких механизмов язык может преобразовывать события в социальные события, а также то, как человек при помощи языка может менять, преобразовывать само социальное.

Мы вводим проблему языка в социально-философский дискурс через феномен проективности. Сама по себе проблема проективности в какой-то степени может быть названа традиционной для социальной философии, хотя в последнее время интерес к ней возрос. Бум проективности в ситуации постмодерна – это, по большому счету, отражение стремления «воскресить» целостность и автономность субъекта и целерациональный способ мышления, когда результаты действия (социального, культурного, ментального) могут быть заранее предопределены, спрогнозированы или хотя бы предвидены. Проблема проективности в какой-то мере отражает переходный характер самой эпохи постмодерна и, вполне возможно, через десять лет она перестанет быть актуальной, но сегодня с уверенностью можно сказать, что анализ проективных характеристик человеческой деятельности и социальных форм позволяет решать ряд как теоретических, так и практических социальных проблем.

Степень разработанности проблемы.

В филологии и философии объем литературы, так или иначе касающейся данной проблемы, огромен. Понимая невозможность охватить и осветить ее в полном объеме, мы попытались выявить наиболее яркие, симптоматичные фигуры с точки зрения нашей проблематики.

История лингвистических учений, которую мы анализировали на предмет выявления интуиций проективности языка, изложена в работах В.А. Звегинцева, И.П. Сусова, Р.А. Будагова, О.С. Ахмановой, О.В. Звегинцевой, О.В. Лещака. Конечно, в работах классиков языкознания, таких как Ф. де Соссюр или В. фон Гумбольдт, нет упоминаний о собственно «проективности» языка, но их работы стали основанием для всей лингвистической науки, а значит – основанием для нашей мысли. Важно, что уже в рамках лингвистики исследователи сталкивались с такими проявлениями языка, которые были определены в терминах, близких не только философии как таковой, но и ее социальному направлению. Особую роль в уяснении сходства (или различия) интерпретаций проблемы языка в истории философии и истории лингвистики для нас сыграла работа А.А. Аминовой и А.М. Галиевой, посвященная философии языка.

В истории философии основные интуиции языка можно найти в произведениях Платона и Аристотеля, Августина Блаженного, И. Канта, И.Г. Гердера. Исследования особенности понимания языка в мифологическом сознании мы нашли у В.Ф. Шеллинга, Я.Э. Голосовкера, А.Ф. Лосева. Обращение к работе А.Я. Гуревича позволило пролить свет на особенности соотношения языка и социального в Средние века.

Проблема социального как проекта Нового времени и роли языка в становлении этого проекта рассмотрена с опорой на философию Ж.-Ж. Руссо и историков А.Ю. Согомонова, П.Ю. Уварова. Понимание исторических изменений социального, происходивших в период XVII-XIX вв., также рассмотрено с учетом работ Н.Е. Копосова и Ф.Р. Анкерсмита.

Понимание «языка как языка» и человека как проекта этого языка мы почерпнули в работах М. Хайдеггера и Ж.П. Сартра, а также ученых, посвятивших свои работы исследованию их философии: А.Н. Портнова, В.Н. Семеновой и А.В. Михайлова. При изучении особенностей поэтического слова при понимании проективности языка мы опирались на работы Ф. Ницше, а в современной российской философии – на исследования В.В. Бибихина. Проблема молчания рассмотрена в работах С.В. Меликяна, М. Эпштейна и др. исследователей. «Изначальность языка», его укорененность в человеческой природе рассмотрены в трудах Ф. Энгельса и К. Маркса, Б.Ф. Поршнева и В.М. Вильчека, в работах классика советской психологии Л.С. Выготского.

Вопрос о соотношении абстрактного и конкретного, ставший базовым для рассмотрения индивидуализированных форм языка, изложен в работе Э.В. Ильенкова. Понятие «индивидуализация» мы почерпнули в статье Г. Риккерта. Разработке «концепта» и «концептуальности» посвящена книга Ж. Делеза и Ф. Гваттари.

Исследования проблемы языка в современной философии отражены в работах К. Леви-Стросса, Л. Витгенштейна, Э. Сепира, Б. Уорфа, Ж. Бодрийяра, И.П. Ильина, В.П. Руднева, С.А. Ушакина и др. Индивидуализированные формы языка мы рассматривали, опираясь на работы Р. Барта, М. Фуко, Ж. Деррида, П. Серио, Э. Бенвениста, У. Эко, Р. Рорти, а также на классические работы К. Маркса и А.А. Потебни. Безусловно, важными для нашего понимания проективности были идеи проекта, выдвинутые в работах Ю. Хабермаса, Ж.-Ф. Лиотара, З. Баумана и других представителей постмодернистской мысли.

Анализ феномена проективности дан в работах В.Г. Недорезова, В. Тодорова и др. исследователей. Анализ феномена проективности языка, его социальных аспектов основывается на работах М. Эпштейна и его коллег.

Объектом исследования является язык как социальный феномен, предметом исследования – проективность языка, представляющая собой имманентное свойство языка как социального феномена.

Цели и задачи исследования.

Основной целью является попытка анализа языка в рамках социально-философского дискурса через проблему проективности, а также описание языка как социального явления и проективности языка как его имманентного признака. В связи с этим нами были поставлены следующие задачи:

    • провести анализ филологических и философских концепций для определения их специфики и точек пересечения в вопросе о феномене проективности языка;
    • провести анализ проективности как социального феномена и рассмотреть возможность приложения его к исследованию языка;
    • исследовать язык как пространство конституирования и конструирования социального через фиксацию в языке социальной проблемы и формирования социального события через языковое;
    • изучить конкретные точки пересечения языка и социальной реальности и разработать (возможный) инструментарий работы с ними.

Методологическая основа работы.

Проблема методологии носит конкретно-исторический характер. Достаточно сложно, но тем не менее необходимо точно отдавать себе отчет в том, что сегодня философия разворачивается в ситуации постмодернистской культуры, в пространстве постмодернистской мысли. Это влечет за собой ряд следствий. В современных пост-не-классических условиях вопрос о методологии не может быть решен ни в рамках классической рациональности (применение единого, универсального метода), ни в рамках не-классической (применение совокупности методов, ряда философских практик), ни без их учета и реализации. Постмодернистская философия представляет собой снятие классического и неклассического типа рациональности в форме отрицания отрицания и их «возрождение», появление в пространстве философского дискурса в форме неоклассики, неорационализма, неоисторизма и т.д. Поэтому в качестве теоретической базы нами были использованы классическая диалектика и ее снятие в неклассической философии Маркса, метод восхождения от абстрактного к конкретному, неокантианские установки, структуралистские идеи, экзистенциальная установка Хайдеггера, пост-структуралистские установки.

Кроме того, обращение к постмодернистскому типу философствования обусловливает понимание того, что во многом методологические установки сами конституируют объект изучения. Поэтому на основе совокупности методов мы постарались выработать приемы, принципы, инструменты, позволившие анализировать язык как социальное явление, а проективность языка – как его имманентное свойство.

Научная новизна работы заключается в следующем:

    • в качестве атрибутивной характеристики языка определена проективность, которая выступает (языковым) способом освоения, конструирования и легитимации непредметных общественных форм и связей с помощью специфических языковых практик и процедур;
    • установлено, что проективность позволяет языку в рамках социального действовать в качестве преобразовательной силы: в результате трансформации событий в языке они становятся социальными событиями. Языковые события, в свою очередь, обретают способность самостоятельного воздействия на социальные реалии;
    • выявлено, что язык является формой проектирования социального, выступая в качестве инструмента объективации несубстратных, непредметных форм общественных отношений, что позволяет выявить конкретные механизмы (процедуру, текст, нарратив, дискурс), в которых язык проявляет свою социальную и проективную сущность;
    • обосновано использование категориальной пары «оязыковление/разъязыковление» для описания языка как социального феномена на основе введенного А.А. Потебней термина «оязыковление» и марксовых понятий «опредмечивание/ распредмечивание», что позволило выявить механизмы отчуждения и его возможного преодоления в языковых практиках;
    • обоснована возможность и необходимость использования для определения и означивания изучаемых феноменов не понятийных форм, а концептов. В данном контексте определены такие концепты как «проективность языка», «текст», «нарратив», «дискурс», «окончательный словарь», что в условиях кризиса понятийного (классического рационального) мышления позволило выработать теоретические формы анализа пространства действия языка как социального феномена.

Основные положения, выносимые на защиту.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»