WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

Вероисповедное законотворчество Государственной думы III созыва признается диссертантом наиболее результативным. Для разработки законопроектов по вероисповедным вопросам в Думе было сформировано три комиссии: по делам православной церкви, по старообрядческим вопросам и по вероисповедным делам. Существовали также частные вероисповедные комиссии при фракциях Партии народной свободы и Союза 17 октября.

Законотворчество Думы III созыва было нацелено на коренное изменение вероисповедных отношений, предоставление населению страны права свободно избирать себе вероисповедание, переходить в любое вероисповедание или вероучение (как христианское, так и нехристианское), принадлежность к которому не была уголовно наказуемой. Планировалось отменить монопольное право Православной церкви на религиозную пропаганду, предоставить возможность учреждать старообрядческие общины явочным порядком, без предварительного разрешения власти.

Однако для проведения в жизнь своих законодательных предложений Думе недостало поддержки исполнительной власти, начавшей в октябре 1909 г. свертывание вероисповедных реформ, а также Государственного совета, следовавшего в фарватере правительственной политики. Только в двух случаях (законопроекты «Об упорядочении гражданско-правового положения старообрядцев, браки которых не записаны в метрические книги» и «Об издании правил относительно секты мариавитов») взаимодействие двух законодательных палат завершилось принятием законов.

Государственная дума IV созыва реформаторским потенциалом ее предшественницы в вероисповедном вопросе не обладала. Она не пользовалась поддержкой правительства, отзывавшего из нее свои законопроекты с целью согласования их «с каноническими установлениями и интересами» Православной церкви, а также Св. Синода, стремившегося перетянуть на себя законодательную инициативу в вероисповедных вопросах. К числу ее достижений следует причислить внесение 3 декабря 1912 г. кадетского законопроекта «О свободе совести», в точности повторявшего проект I Думы, 11 февраля 1916 г. – законопроекта «Об отмене вероисповедных и национальных ограничений», проектировавшего изъятие из законодательства норм, стеснявших в правах инославных и иноверных российских подданных.

Результаты деятельности Государственной думы показали, что в условиях отсутствия сотрудничества двух ветвей власти – законодательной и исполнительной плодотворная работа по реформированию религиозного законодательства была невозможной. Правительство обвиняло Думу в чрезмерно формализованном, отвлеченно теоретическом подходе к вероисповедному вопросу, в недостаточном учете интересов господствующей Православной церкви, выражаемых Синодом, пыталось провести демаркационную линию между прерогативами представительного органа власти и Синода в вопросах церковного законодательства.

Причина разногласий состояла в том, что правительство и Государственная дума придерживались разных концепций вероисповедной реформы. Правительственный кабинет отстаивал тогда идеологию конфессионального государства, приоритетные позиции в котором принадлежали Православной церкви, тогда как Дума высказалась за паритетную систему, предполагавшую равноправие конфессий. Уступать никто из участников законотворческого процесса не хотел, поэтому думские законодательные инициативы «вязли» в Государственном совете, теряли в многочисленных согласительных комиссиях свое реформаторское содержание и в итоге сходили на нет.

Законотворческая деятельность Государственной думы подготовила почву для реализации либерального проекта реформирования государственно-церковных отношений, в короткий срок осуществленного Временным правительством. К разработке нового религиозного законодательства в феврале – октябре 1917 г. были привлечены лучшие представители российской академической и партийно-политической элиты, известные церковные деятели. Была признана свобода совести и вероисповеданий, легализовано внеконфессиональное состояние и свобода вероисповедных переходов, отменены политические и гражданские ограничения по вероисповедному признаку, значительно расширены гражданская и имущественная правоспособность инославных и иноверных конфессиональных групп и др.

Большое значение в ходе вероисповедного реформирования имело образование Министерства исповеданий – единого государственного ведомства, осуществлявшего управление всеми конфессиями, включая и Русскую православную церковь, и олицетворявшего на практике идею их равноправия. В целом Временное правительство осуществляло концепцию внеконфессионального государства. Она отвечала потребностям времени и интересам преобладающей части религиозных объединений. Однако взятый поначалу Временным правительством крен в сторону установления равного статуса религиозных объединений в государстве был вскоре несколько откорректирован в сторону учета «исторически-первенствующей» роли Русской православной церкви среди других исповеданий.

В заключении подведены итоги исследования, сформулированы его основные выводы, даны рекомендации по совершенствованию религиозной политики государства.

Взаи­моотношения государства и религиозных объединений в Российской империи базировались на концепции конфессионального государства. Российское законодательство выстраивало систему иерархии религиозных конфессий, объем привилегий которых определялся политическим значением национальных единиц, исповедовавших указанные веры. Первенствующей и господствующей религией считалось Православие, что проявлялось в особом покровительстве ей российских законов, ее монопольном праве на миссионерскую деятельность, запрете выхода из нее в иное исповедание и др.

В условиях авторитарной политической традиции правящая элита рассматривала Русскую православную церковь как религиозную проекцию государства. Ее трактовали, в первую очередь, как орудие для властвования, как гарант общественного порядка и государственной целостности, и лишь затем как институт, несущий высшее знание – истину христианства. Поэтому всякая попытка нивелирования правового неравенства конфессий сводилась к мерам частного порядка при сохранении приоритетных позиций РПЦ.

Рубежными вехами реформирования вероисповедных отношений стали Указы 17 апреля 1905 г. «Об укреплении начал веротерпимости» и 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного порядка», а также 17 октября 1906 г. «О порядке образования и действия старообрядческих и сектантских общин». Результатами указа 17 апреля стали признание права личности на вероисповедные переходы в рамках христианства, повышение статуса старообрядческих и сектантских общин, легализация их духовенства, предоставление им права свободного отправления треб. Важным следствием указа 17 апреля 1905 г. явилась модернизация уголовного законодательства в марте 1906 г., отмена статей, предусматривавших суровые санкции за отпадение от православия в другое христианское вероисповедание, а также за отступление от христианства в нехристианскую веру. Вместе с тем Указ 17 апреля 1905 г. религиозной картины в империи существенно не изменил. Число переходов из православия в другие религии в коренных губерниях России было незначительным.

Манифест 17 октября 1905 г. провозглашал свободу совести в качестве основополагающего принципа государственной политики. Указ 17 октября 1906 г. предоставлял лицам, отпавшим от православия, право открыто исповедовать свою религию и объединяться в религиозные общества, легализовал старообрядческие и сектантские общины, а также их вероучения.

Вероисповедные указы 1905-1906 гг. привели к существенной либерализации правоприменительной практики. Освобождались лица, осужденные за религиозные преступления, стали допускаться браки между представителями разных вероисповеданий, упростилась процедура вероисповедных переходов и др.

В период 1906 г. – Февраля 1917 г. содержание вероисповедной реформы было определено в законодательных предложениях Министерства внутренних дел, Совета министров, Государственной думы и Го­сударственного совета. Исполнительные и представительные органы власти предлагали и реализовывали различные варианты решения вероисповедного вопроса.

Министерство внутренних дел под руководством П.А. Столыпина предлагало паллиативный вариант вероисповедной реформы, основанный на осуществлении идеи религиозной свободы в условиях конфессионального государства. По мере ослабления накала революционных выступлений в начале 1907 г. оно стало занимать более консервативную позицию, исключив из своих законопроектов важные составляющие свободы совести – юридическое признание внеконфессионального состояния, гражданских браков и метрикации и др. В своем итоговом варианте вероисповедная реформа П.А. Столыпина заключалась в изъятии из законодательства наиболее дискриминационных с точки зрения религиозной терпимости статей, улучшении правовых условий жизнедеятельности терпимых исповеданий и предоставлении им права пропаганды своих вероучений, заметной либерализации брачно-семейного права.

Внесенные в Государственную думу правительственные законопроекты вызвали противодействие думских фракций, как правых, так и центристских и леворадикальных. Консерваторы критиковали их за то, что они содержали слишком широкие уступки религиозной свободе. В умах поборников свободы совести из левых думских фракций провозглашенная Столыпиным идея христианского государства воскрешала знакомые картины религиозных гонений.

Изучение законотворческой деятельности Государственной думы четырех созывов позволило выявить три концепции реформирования правового положения вероисповеданий – монархическую, либеральную и социал-демократическую. Первая была высказана монархическими партиями и группами, вторая – представителями Партии народной свободы, третья – социалистами. Свидетельствуя о кризисе первой концепции, построенной на идее конфессионального государства, думские дискуссии не привели политические группы к консенсусу в решении религиозного вопроса. Между тем ход и характер обсуждения вероисповедных законопроектов в Государственной думе свидетельствовали, что реформирование государственно-церковных отношений являлось назревшим требованием российской жизни.

Либеральная концепция вероисповедной реформы нашла отражение в проекте Партии народной свободы, представленном в Думу I и IV созывов. В ее основу было положено новое для российского законодательства право религиозного самоопределения личности. Закрепляя за гражданами России свободу совести, законопроект освобождал их от ограничений в правах за религиозные убеждения, признавал за вероисповедными обществами свободу в отправлении богослужений, в проповеди и распространении учений.

Наиболее радикальный вариант, предложенный социалистами, связывал осуществление свободы совести с преобразованием самодержавия в демократическую республику с последующим отделением церкви от государства.

Либеральная концепция реформирования религиозного законодательства стала реализовываться с приходом к власти Временного правительства, которое за короткий период законодательно обеспечило гражданам России свободу совести, свободный переход из одного вероисповедания в другое, отменило ограничения в правах за религиозные убеждения, узаконило внеконфессиональное состояние.

Специалисты в области государственно-церковных отношений указывают сегодня на необходимость повышения уровня религиоведческой и правовой подготовки работников данной сферы, а также связанных с ней сотрудников судебных и административных органов. Надеемся, что наше исследование, отразившее состояние правового регулирования вероисповедных отношений в переломный для России период политических реформ начала XX века, будет подспорьем в этой работе. Оно показывает, что неразрешенность вероисповедного вопроса ведет к ослаблению основ стабильной жизнедеятельности политической системы общества.

Основные положения диссертационного исследования отражены в 45 научных работах общим объемом 55,9 п.л., из них: 2 монографии (33,2 п.л. – 59,4%), одна глава в учебнике и одна глава в коллективной монографии, 14 статей в научных изданиях, рекомендованных перечнем ВАК (7 п.л. – 12,52%), 27 статей опубликованы в других научных изданиях. 4 статьи выполнены в соавторстве (4,15 п.л. – авторство не разделено).

Монографии:

1. Сафонов А.А. Правовой статус религиозных конфессий на рубеже XIX-XX вв. Монография. – Тамбов: Изд-во Р.В. Першина, 2006. – 10,7 п.л.

2. Сафонов А.А. Свобода совести и модернизация вероисповедного законодательства Российской империи в начале XX века. Монография. – Тамбов: Изд-во Р.В. Першина, 2007. – 22,5 п.л.

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых

научных журналах, рекомендованных перечнем ВАК:

3. Сафонов А.А. Свобода совести в общественно-политической и правовой мысли России в конце XIX – начале XX вв. // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Серия «Общественные науки». – 2005. – №3. – 0,7 п.л.

4. Сафонов А.А. Е.А. Вишленкова: Заботясь о душах подданных: религиозная политика в России первой четверти XIX века. Саратов, 2002. 444 с. // Отечественная история. – 2005. – №5. [Рецензия]. – 0,4 п.л.

5. Сафонов А.А., Туманова А.С. Гражданские свободы в законотворческой деятельности Государственной думы императорской России // Известия высших учебных заведений. Правоведение. – 2006. – №3. – 1 п.л. (авторство не разделено)

6. Сафонов А.А. Правовой статус иноверных вероисповеданий в Российской империи на рубеже XIX-XX веков // Известия Тульского государственного университета. Серия «Актуальные проблемы юридических наук». – 2006. – Вып.15. – 0,4 п.л.

7. Сафонов А.А., Туманова А.С. Гражданское общество как аналитическая категория для исследования состояния общества позднеимперской России: новое прочтение старой дискуссии // Вестник Тамбовского государственного университета. Серия «Гуманитарные науки». – 2006. – Вып. 3 (43). – 0,5 п.л. (авторство не разделено)

8. Сафонов А.А. Правовое положение старообрядчества на рубеже XIX-XX веков // Вестник Тамбовского государственного университета. Серия «Гуманитарные науки». – 2006. – Вып. 4(44). – 0,3 п.л.

9. Сафонов А.А. Регулирование деятельности инославных и иноверных вероисповеданий Министерством внутренних дел // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – 2006. – Т. 12. – № 5. – 0,3 п.л.

10. Сафонов А.А. Правовой статус Русской православной церкви в XIX – начале XX вв. // «Черные дыры» в Российском законодательстве. – 2007. – № 2. – 0,4 п.л.

11. Сафонов А.А. Реформирование вероисповедного законодательства Российской империи в начале XX в. // Право и политика. – 2007. –№ 2. – 0,8 п.л.

12. Сафонов А.А. Концепция свободы совести М.А. Рейснера // Религия и право. – 2007. – № 2. – 0,4 п.л.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»