WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Рассмотрев основные тенденции в изучении дискурса англоамериканской, французской и отечественной школ, можно сделать вывод, что в современной трактовке понятие «дискурс» многозначно и тем не менее неразрывно связано с понятием «текст». Исходя из того, что текст – это не что иное, как взгляд на дискурс только с точки зрения внутреннего строения речевого произведения, в настоящем исследовании под дискурсом понимается текст и внеязыковые условия его реализации.

Анализ научной литературы показал, что в современной лингвистике существуют три основных направления, которые затрагивают проблему изучения фигуры «другого»: интердискурс, интертекстуальность и метадискурс.

Продолжая исследования М. Пеше, одного из основателей теории интердискурса, Жаклин Отье-Ревю обращает внимание на «присутствие «другого» в речевой цепочке, которую материально производит говорящий» [Отье-Ревю, 2002: 54]. Определяя форму присутствия «другого» как некую форму неоднорости дискурса, Ж. Отье-Ревю поясняет, что «другой» пересказанной речи – это «синтаксические формы прямой и косвенной речи, которые однозначно обозначают в рамках предложения другой акт высказывания» [Отье-Ревю, 2002: 91]. Ж. Отье-Ревю выделяет две основные формы неоднородности дискурса – эксплицитную и конститутивную.

К простым видам эксплицитной неоднородности дискурса относится большая область встроенных цитат, аллюзий, стереотипов, реминисценций, когда эти фрагменты обозначаются как «взятые из другого источника» (как говорит Х, повторяя выражение Х; то, что Х называет [Отье-Ревю, 2002: 91]. Приведем пример:

Haiti's voodoo or vodun has been characterized by Yale art historian Robert Thomson as «one of the signal achievements of people of African descent in the western hemisphere» [National Geographic, September 1992: 90].

Подобные случаи считаются эксплицитными в силу своей явной маркированности. Такие фрагменты, как правило, выделены кавычками, курсивом, интонацией или отмечены каким-либо комментарием. Отличительным признаком данного вида эксплицитной неоднородности дискурса можно назвать указание на конкретного субъекта заимствованного высказывания.

Ещё один простой вид эксплицитной неоднородности дискурса представлен формами или, как называет их Ж. Отье-Ревю, «формулами наивного метадискурса» [Отье-Ревю, 2002: 56]. Это формы чтения и письма, которые уточняют или объясняют другой статус их элементов. Маркирование таких фрагментов производится при помощи глосс, которые называют другого или выявляют его. Например:

It was there, every summer, that my family rented a cabin, as Minnesotans say, at «the lake» - in our case, Gladstone, a quiet 400-acre lake near Brainerd [National Geographic, September 1992: 89].

Jamaican Maroons - the word comes from the Spanish cimarron, or runaway bedeviled the English until peace treaties between their leaders and colonial authorities were signed in 1739 and later [National Geographic, September 1992: 89].

Такие фрагменты, как правило, маркированы не столько графически, сколько вербализованно, то есть при помощи таких глосс, которые называют не конкретного субъекта, а целый класс, род или язык «другого».

Среди форм наивного метадискурса можно отметить обороты, выражающие сомнение, оговорку, поправку и уточнение [Отье-Ревю, 2002: 56]. Ср.:

They range in size from the lordly killer whale (technically a dolphin), often nearly 30 feet long, to five-foot creatures such as the rare black dolphin of Chile [National Geographic, September 1992: 13].

He named the new pterosaur Sordes pilosus, or «hairy devil» [National Geographic, May 2001: 87].

The number would correlate with [what they would say] if you asked them to gauge how pleasant it was [NewScientist, 17 November 2007: 49].

Наблюдая за маркированными формами эксплицитной неоднородности дискурса, которые так или иначе приводят к «другому», можно сделать вывод, что исследование фигуры «другого» в этом случае носит сугубо лингвистический характер. «Другой» в эксплицитных формах – это слова, принадлежащие не автору дискурса, а другому субъекту или группе субъектов.

Теория интертекстуальности, безусловно, ориентирована на исследование фигуры «другого». Однако нельзя не отметить, что термин «интертекстуальность» является скорее литературоведческим, нежели сугубо лингвистическим. Не случайно большинство работ в области теории интертекстуальности посвящены скорее стилистическим тропам, за которыми можно наблюдать фигуру «другого».

В самом общем плане под интертекстуальностью понимаются отношения между текстами в непрерывном континууме их существования. Смысл этого таков: «…в данном контексте имеет место присутствие одного или нескольких предшествующих текстов, а значит, в ходе анализа подлежит распознанию отношение, возникающее между текстом и его предтекстами, которые могут находиться в неограниченном по отдаленности временном пространстве» [Глушак, Мирский, 2007: 40-41].

Рассматривая внутритекстовые и межтекстовые связи, нельзя не затронуть теорию метадискурса - подход американских и британских исследователей к изучению текста. Термину «метадискурс» свойственна многозначность. Одни лингвисты ограничивают его лишь описанием элементов текста, которые отсылают непосредственно к самому тексту, такие как «we now turn to another topic» или «this will be discussed in the next chapter», называя это «метатекстом или рефлексивностью текста» [Buhton, 1999]. Другие сужают описание термина метадискурс до эксплитивных утверждений, таких как «I believe that» или «We demonstrate that» [Beauvais, 1989]. Для того чтобы устранить расплывчатость терминологических границ понятия «метадискурс», К. Хайлэнд предложил более совершенную классификацию метадискурса, которая основана на функциональном подходе к изучению способов влияния автора на создаваемый им текст [Hyland, 2005]. К. Хайлэнд выделил два основных вида метадискурса в зависимости от аспекта взаимодействия (two dimensions of interaction): авторское взаимодействие с текстом (interactive dimension) и авторское взаимодействие с читателем (пользователем) (interactional dimension) [Hyland, 2005: 49].

В аспекте авторского взаимодействия с текстом К. Хайлэнд систематизирует следующие виды маркеров: перемещение (transition); внутритекстовая ссылка (endophoric marker); маркер доказательства (evidentials); глоссы (code glosses) [ibid.: 50-52].

К маркерам фигуры «другого» можно отнести маркеры доказательства, глоссы и внутритекстовые ссылки. Маркеры доказательства - это металингвистические указания на другой источник информации, помогающие читателю или слушателю интерпретировать воспринимаемый им текст. Это может быть как информация, основанная на слухах, так и информация, взятая из надежного источника. Маркерами доказательства в английском языке могут служить следующие конструкции: (date)/(name), [ref. no.]/[name], to cite X, to quote X, according to X, cited, quoted. Употребление таких маркеров наблюдается в следующих случаях:

The first widely cited appearance of this model was in paper in 1925 [NewScientist, 1 July 2006: 40].

Mutations in the canine genome have played a bigger role in dog evolution than we thought and have given breeders a rich genetic palette to dip into (Genome research, DOI: 10.1101/ gr. 5117706/ Webster) [New Scientist, 1 July 2006: 18].

According to Jason Weeden at Arizona State University, it is to go forth and multiply [NewScientist, 21 June 2008: 22].

Глоссы предоставляют дополнительную информацию, перефразируя, объясняя или поясняя то, что уже было сказано как и ранее автором, так и другим источником. Примеры глосс в английском языке: as a matter of fact, called, defined as, e.g., for example, for instance, i.e., in fact, in other words, indeed, known as, namely, say, put another way, such as, that is, that is to say, that means, this means, which means. Большая часть данных глосс скрывают за собой фигуру «другого». Ср.:

Lisi added gravity into the mix by including two force-carrying particles called «e-phi» and «omega», to the F4 diagram - creating a «gravi-electrowcak» force [NewScientist, 17 November 2007: 9].

Best Buy formula for stock funds gives equal weight to five year performance, adjusted for volatility, and to annual ownership costs, defined as one-fifth of any front-end sales charge [NewScientist, 31 May 2006: 38].

Маркеры доказательства и глоссы представляют собой имплицитную косвенную речь, которая, как правило, выражается при помощи предложно-вербальных сочетаний, или пересказанную косвенную речь с сохранением первоначальной субъектно-предикатной структуры и обязательным указанием на источник информации.

Пересечение полей интердискурса, интертекста и метадискурса наиболее отчетливо наблюдается в научно-популярном дискурсе, изучаемом подробно во второй главе диссертационной работы. Научный аспект научно-популярного дискурса, рассматриваемый в свете выражения в нем нового знания, видится возможным понимать как интердискурс. Так, по мнению Н.В. Данилевской, «научный текст функционирует именно как интердискурс, вбирающий в себя широкий фонд уже имеющихся дискурсов» [Данилевская, 2005]. Популяризация научного знания в научно-популярном дискурсе достигается путем ведения диалога между авторским текстом и предшествующим, что позволяет сделать вывод о наличии в научно-популярном дискурсе интертекстуальных признаков. Метадискурсивное поле в научно-популярном дискурсе представлено широким спектром маркированности дискурса «другого».

Вторая глава «Смысловая организация дискурса» посвящена анализу научно-популярного дискурса в системе научной коммуникации (раздел 2.1). В рамках второй главы выделен компонент смысла дискурса, который являются актуальным при изучении фигуры «другого» в смысловой организации дискурса, а именно - референция (2.2, 2.4). Раздел 2.4.1 характеризует виды референции автонимной коннотации «другого». Особое внимание уделено анализу форм автонимной коннотации и видам их маркирования (2.5, 2.6).

Отличительным признаком научно-популярных статей, согласно исследованиям К. Хайлэнда, считается «заимствование слов «другого»» или «маркирование чужих смыслов» (по В.Е. Чернявской) при формировании нового знания [Hyland, 2005: 95].

Проиллюстрируем вышеизложенное следующим сравнительным анализом статьи «Are devastating hurricanes becoming the norm», взятой из журнала NewScientist, и её оригинала - научного доклада «Changes in tropical cyclone number, and intensity in a warming environment», опубликованного в журнале Science. Объем научного доклада составляет 2735 слов, объём научно-популярного изложения этого же доклада - 506 слов. В докладе обнаружена 31 фоновая ссылка на указание точного источника заимствованного материала, в научно-популярной статье - лишь одна фоновая ссылка на вышеупомянутый доклад, а источники информации выражены через приблизительное указание «researchers». Ср.:

Научный доклад «Changes in tropical cyclone number, and intensity in a warming environment»: P. J. Webster, G. J. Holland, J. A. Curry, H.-R. Chang examined the number of tropical cyclones and cyclone days as well as tropical cyclone intensity over the past 35 years, in an environment of increasing sea surface temperature. A large increase was seen in the number and proportion of hurricanes reaching categories 4 and 5. The largest increase occurred in the North Pacific, Indian, and Southwest Pacific Oceans, and the smallest percentage increase occurred in the North Atlantic Ocean. These increases have taken place while the number of cyclones and cyclone days has decreased in all basins except the North Atlantic during the past decade.

Научно-популярная статья: «Are devastating hurricanes becoming the norm» Are the most powerful, devastating hurricanes becoming the norm Hurricane researchers are divided over the issue. When hurricane Dean reached category 5 strength in the Caribbean on Monday night, 2007 became the fourth year out of the past five to host the most intense category of storm - an unparalleled record.

Помимо этого, в оригинале присутствуют 8 графиков с изображениями возможной продолжительности урагана, уровня его мощности, количество ураганов в год в различных регионах и т.п. В научно-популярной статье все эти графические разработки представлены двумя предложениями: Category 5 storms have been uncommon: during 43 of the seasons since 1940, no such storms were recorded. The only time before now that a category 5 storm has been recorded during three out four years was between 1958 and 1961.

Отсутствие графиков в данном случае подтверждает тот факт, что полноценные научные труды сфокусированы на самом ходе исследования, а материалы научно-популярного изложения - непосредственно на объекте исследования.

Научные определения доклада часто заменяются лексикой, доступной для обычного обывателя. Так, tropical cyclone заменено на привычный hurricane, глагол to increase - на сленгизм to fuel more и т.п. Подобные изменения подтверждают прагматическую доминанту научно-популярного дискурса на усредненного рецептора.

Замена повествовательных предложений на вопросно-ответные комплексы свидетельствует об экспрессивности и диалогичности стиля научно-популярного дискурса. Ср.:

During the hurricane season of 2004, there were 14 named storms in the North Atlantic, of which 9 achieved hurricane intensity > Are the most powerful, devastating hurricanes becoming the norm

Научно-популярная статья может быть «переложением» не только одного научного исследования, но и нескольких трудов одновременно, что, соответственно, повышает уровень возможности автонимного употребления высказываний «другого». Все вышеупомянутые особенности характера построения научно-популярных статей явились ключевыми в выборе исследовательского материала для данной диссертационной работы.

Основным предметом исследования настоящей работы является автонимная коннотация фигуры «другого» в дискурсе. В основу подхода, принятого в настоящей работе, положено представление о сущности коннотации, созвучное представлению Р. Барта - «связь, соотнесенность, анафора, метка, способная отсылать к иным - предшествующим, последующим или вовсе ей внеположным - контекстам, к другим местам того же самого (или другого) текста» [Барт, 2001: 35].

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»