WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

5. Ядром культурлингвистики предстает «текстовая» человеческая деятельность, которая, обслуживая другие ее профили, все более кристаллизуется в самостоятельный вид с «внутренними» целями коммуникативно-познавательного и социально-психологического свойства. На базе информационно-коммуникативного синтеза образуется культурлингвистическое пространство масс-медиа, хотя и неоднородное по содержательному наполнению (конструктив соседствует с деструктивом). Оценивая актуализацию речевого фактора социальных модернизаций, автор утверждает что, в произведениях публицистики сохраняется социальная память различных культурных времен. Тем самым, создается перевод образцовых текстов в разряд культурных ценностей вне зависимости от времени создания.

6. В речевой культуре переходного общества, каким в настоящее время является пореформенная Россия, (эволюционирует из индустриальной в информационную фазу развития), происходят значительные трансформации социально-культурного и семантико-стилистического характера: новые формы общественных отношений находят выражение в потоке неологизмов, нашествии иноязычия, стилистическом транспонировании, процессе деархаизации, изменении семантики.

7. Синергетика масс-медийной культуры характеризуется двухвекторным профилем синтеза-распада «молекул» духовности. В ее поле фиксируются, с одной стороны, в части содержательной наполненности, постоянно действующее противоборство традиционалистского (реального) и масс-культурного (виртуального) модусов речевой культуры. С другой стороны, в части формальной определенности, постоянно действующий процесс обмена, замещения, диффузии заметно разнящихся по социолингвистическому качеству вербальных ресурсов.

8. Речевые изменения обусловливаются новыми информационно-коммуникативными потребностями индивидов, групп, слоев, классов, общества в целом в связи с происходящей в массовом сознании и поведении граждан социокультурной адаптацией к новой модели общественного жизнеустройства. Отсюда проистекают «тектонические» процессы в современной речевой культуре: при этом речевой модуль «переходных» СМИ способен срабатывать как по: а) позитивному вектору (в актив журналистам можно занести рациональное опрощение металингвистического поля общения в рамках массовой коммуникации, наращивание уровня конструктивного восприятия газетно-журнальных публикаций и телерадиопередач, ускорение семантико-стилистической динамики в языковых процессах), так и б) негативному (в пассив журналистам следует занести изменение традиционно обычных вербально-ценностных смыслов, масс-культурные инъекции в литературном языке, снижение уровня интерактивного взаимодействия между потребителями информации, внедрение элементов интолерантности и агрессивности в лексикон повседневного общения).

9. В условиях «переходного общества» в многообразном функциональном арсенале средств массовой информации на передний план, как правило, выходят их культурно-аттрактивные свойства. Автор утверждает, что по речекультурным аспектам бытия (общения и взаимодействия) различных социальных и несоциальных групп с учетом де-фактной мультисферизации языкового пространства в переходном обществе создается представление о модусах государственной информационной политики. Например, трансформированными признаками мы объясняем наличие в масс-культурных медиатекстах виртуального факта, деформированного понятие, гиперболизированного образа, ернического стиля. Публицистические медиатексты, путем металингвистической максимизации тезауруса общения, в конечном счете, придают общей речевой культуре переходного общества гиперфункциональный (мобилизационно-ресурсный и реформаторско-инновационный) характер.

Динамика масс-медийной культуры заключается в постоянной демонстрации ее ценностно-знаковых образований (конструктов) и их публичной легализации в продуктах массовой коммуникаци. Выявлены ведущие социально-культурные и семантико-стилистические тенденции-трансформации в речевой культуре переходного общества: ревизия вербально-ценностных смыслов, диффузия лексических пластов, реконструкция культурно-языковых кодов. Массовая коммуникация нового времени размывает прежние границы вербально-дозволенного и семантически-стилистически максимизирует собственно медиатекстовые значения. Объем передаваемой информации при этом увеличивается не за счет расширения документальной стороны текста, а в результате игровых (креативных) соотношений между разными его структурами.

10. К сложившейся в настоящее время в России информационной ситуации, где еще слабо проглядывает стремление акторов речевого общения перейти из состояния «хаоса» в состояние «порядка», вполне прикладывается понятие «коммуникативная стратегия». Она представляет собой самоорганизующийся комплекс ценностно-ориентационных средств семантических, лингвистических, стилистических - для оптимальной реализации коммуникативных намерений, учитывающих интересы всех и каждого. Этот комплекс должен в обязательном порядке закладываться в программно-целевую методологию и методику государственной информационной политики в переходном обществе, которая выходит, в свою очередь, на качественный уровень социального управления (применительно к информационным процессам).

11. На основе тщательного предметного анализа выделяется новый раздел общей культурологии масс-медийный дискурс, объектом которого являются вербально-ценностные ресурсы духовно-практической деятельности в условиях коммуникативной публичности. А предметом выступают культурлингвистические законы и закономерности при переходе общества из одной фазы развития в другую. На основе применения социально-познавательной методологии и методики автор прогнозирует (при тщательной калькуляции всех плюс-факторов и минус-факторов) на ближайшее время стагнационное и даже регрессивное состояние отечественной речевой культуры. Это состояние обусловливается усиливающимся проникновением постмодернистских тенденций в современное информационно-коммуника-тивное пространство страны, что подвергает рискам и угрозам сохранение россиянами ментальной идентичности в условиях глобализации.

Теоретическая значимость настоящей работы заключается в том, что реализуемый диссертантом подход позволяет, во-первых, расширить диапазон культурологических сведений о деятельности журналистики как части инфраструктуры социального воспроизводства с целью сохранения и развития речевой культуры на основе общечеловеческих ценностей; во-вторых, синтез научно-исследовательских подходов, позволивших выявить сущностные черты речевой культуры «переходного общества», дал возможность применить теоретические положения культурологии, лингвистики, журналистики, социологии и концептуальные аргументы, обусловленные спецификой объекта и темой исследования; в- третьих, по-новому поставить и, соответственно, решить целый ряд важнейших для культурологической науки проблем, помимо тех, которые были подвергнуты анализу в настоящем исследовании, к примеру: культурные ценности и массово-информационное пространство, ментальное измерение масс-медийной культуры, диалог как базис речевой деятельности в демократическом обществе и т.д.

Научно-практическая значимость диссертации состоит в том, что появляются возможности для всестороннего изучения социолингвистических средств публицистики (информационной, аналитической, художественно-публицистической словесности) в научной парадигме: язык СМИ и культура, политика, идеология, открывающей новые перспективы понимания вербальной природы и специфики журналистики, особенно, в «переходные периоды» общественного развития. Результаты диссертационного исследования дают возможность для научно обоснованного экспертирования средств массовой коммуникации, создающих информационные модели реальной действительности по сути: ретрансляторы характерных культурных знаков (символов), органично вписывающие потребителя этой информации в определенный социокультурный хронотроп.

Выработана интегративная методология изучения значимого культурлингвистического феномена (речевая культура) с опорой на герменевтические, семиотические процедуры и с учетом историко-типологических оснований анализа культурного текста.

Сделанные в работе обобщения и выводы позволяют внести существенные коррективы в сложившуюся в обществе информационную политику и журналистскую практику, в деятельность профильных властных структур, редакционных коллективов и творческих союзов, а также в содержание и методику преподавания учебных курсов социолингвистики, риторики, журналистики, культурологии, современного русского языка, культуры речи. Материалы диссертации способны оказать практическую помощь работникам прессы, ученым, управленцам, политикам, преподавателям, студентам, занимающимся изучением и решением проблем современной журналистики и публицистики.

Апробация работы. Основные положения и выводы исследования докладывались на международных (Саранск 1995, 2000, 2001, 2003; Минск 2000, 2004; Махачкала 2003; Чебоксары 2004), всероссийских (Москва 1999, 2001, 2003, 2006; Санкт-Петербург 2000, 2004, 2005; Саранск 2002; Самара 2005, 2006), межрегиональных (Казань 2002; Саранск1995, 2002, 2005), республиканских (Саранск 2001- 2006), научных и научно-практических конференциях:

По теме диссертации опубликованы 4 монографии, 36 статей и тезисов в научных сборниках (общий объем – 35,19 п.л.). Материалы исследования стали основой профилирующих лекционных курсов «Стилистика русского языка» и «Риторика средств массовой информации», спецкурсов «Региональная публицистика в контексте культуры» и др.

Диссертация обсуждена на заседании кафедры современной журналистики и общественного мнения Мордовского государственного университета имени Н.П. Огарева в феврале 2006 года и рекомендована к защите.

Структура и объем исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав (девяти параграфов), заключения и библиографического списка, включающего 280 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении дается обоснование актуальности проблемы исследования, теоретической и практической значимости работы, определяются ее объект и предмет, цели и задачи, методология и методика изучения эмпирического материала, формулируется гипотеза исследования, излагаются выносимые на защиту положения и достигнутые результаты в контексте научной новизны, приводится концептуальный обзор научной литературы по теме диссертации.

В первой главе «Речевая культура в теории социолингвистики» уточняется социокультурная роль языка в развитии общества в связи с особенностями переходного его периода, корректируется видовое определение речевой культуры как производного от массово-коммуникативного общения индивидов и групп, выявляются признаки и свойства новой – масс-медийной – повседневной разновидности общей культуры.

В первом параграфе «Социокультурная роль языка в развитии общества» изучаются характер металингвистических традиций в речевой деятельности и способы структурирования информационной культуры как «инварианта бытия», возникающего на креативно-журналистском стыке идентификации и виртуализации отраженного в действительности.

Автор утверждает, что только узаконенный ценностно-ориентационной традицией знак (символ) способен функционировать в качестве средства общения, передачи, кодирования социально значимой информации. Подобно любым духовно-практическим продуктам человеческой деятельности, лингвистические знаки опосредуют особенности исторически сложившихся общественных отношений. Являясь средством передачи культурных ценностей, «язык выступает зеркалом прошлого и настоящего, собирает и хранит опыт предшествующих поколений»5 и передает его в сжатой форме представителям нового поколения.

С научной целью «в каждом поступке можно найти мотив, или смысл, закрепленный в языке: “выголосить” значит найти «словесную часть» поступка. И наоборот, если ни одно действие не может не быть выражено в языке, то каждое языковое высказывание является прямым (текстуальным), или косвенным (подтекстуальным), или подразумеваемым (контекстуальным) выражением действия»6. Погружаясь в культурное пространство, индивид получает социально детерминированные программы деятельности, основанные на средоточии освященных предшествующим опытом ценностей, норм, правил. Данная парадигма выводит на проблему восприятия жизненного мира. «Повседневный жизненный мир представляет собой область действительности, которая всегда присутствует в нормальных человеческих представлениях и в человеческом познании»7. При этом культурное пространство выступает одновременно и как субстанциональное, и как реляционное с одной стороны, оно определяет деятельность человека и, с другой ею определяется. В этом случае все процессы, происходящие в обществе, сам феномен социальности как нечто внеприродное оказываются феноменами культуры, в том числе речевой ее вид, который с самого рождения индивида подвергает его воздействию со стороны системы словоупотреблений, сложившейся в некоей общности, придерживающейся норм переменной культуры повседневности.

В настоящее время, когда информация становится одной из основных ценностей в жизни людей, речевая культура в обществе непрерывно подвергается всевозможным ревизиям и реконструкциям со стороны языка средств массовой коммуникации. Причем, речь идет не только о семантике и стилистике повседневного тезауруса общения индивидов и групп, а о принципах мироощущения, миросозерцания и миропонимания. Сегодняшние средства массовой коммуникации претендуют ни много, ни мало на свой приоритет в создании картины мира, в осмыслении человеческой природы. В этом плане характерным является высказывание В. Сорокина, представителя литературы позднего авангарда: «Я считаю, что в России литература умерла… Сейчас ее место занято телевидением, люди теперь учатся жить по нему. Оно стало обладателем самого мощного языка влияния. Телевидение сегодня мне кажется живым местом в литературе»8. Категоричность высказывания не снимает его остроты. СМИ уже не просто передают сообщения (переложенные на журналистский язык факты, события, явления бытия) они структурируют социальную реальность путем сознательного (предвзятого) отбора, акцентирования и интерпретации эмпирической действительности. В результате меняется и способ журналистского моделирования картины мира, и сам мир, представленный в журналистском тексте, выраженном «новофункциональным» языком, который, в свою очередь, претендует на выражение социально-философского смысла радикально перекроенного в 90-х гг. ХХ века отечественного бытия.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»