WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

1,5

АДВЕНТИВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ = 33 (2,1%)

24

Адвентивный

33

2,1

ИТОГО

1564

100

По преобладающим геоэлементам изучаемая флора характеризуется как палеарктическо-кавказско-субкавказская. Эти элементы насчитывают 692 вида, что составляет 44,7% от всей флоры. Принимая во внимание то обстоятельство, что субкавказские геоэлементы имеют основной ареал на Кавказе и вместе с кавказскими насчитывают 377 видов (24,1%), то в целом изучаемая флора по преобладающим геоэлементам является кавказско-палеарктической, где главенствующую роль играют кавказские и субкавказские геоэлементы.

При сравнении спектров геоэлементов флоры Предкавказья (Иванов, 1998) и флоры ЦЧЗК (Галушко, 1976) выявляется закономерность увеличения участия кавказских элементов в сравниваемых флорах при движении территориального вектора с севера на юг, от равнинной части Северного Кавказа к высокогорной. Так во флоре Предкавказья процент участия кавказских геоэлементов составляет 10,4%, в изучаемой – 16,8%, во флоре ЦЧЗК – 24,7%.

Анализ эндемизма. Оригинальность любой территориальной флоры определяется наличием в её составе эндемичных видов, свидетельствующих об интенсивности видообразовательных процессов на территории локализации этой флоры.

Эндемичные виды флоры передовых меловых хребтов центральной части Северного Кавказа подразделяются на две категории – узколокальные эндемики, известные из 2-3 мест, и субэндемики, ареалы которых выходят за пределы изучаемой территории, но генетически с ней связанные. Большая часть эндемиков являются субэндемиками.

Стеноэндемизм исследуемой флоры связан с территорией Джинальского хребта. Эндемичных видов два: Elytrigia dshinalica Sablina и Hieracium podkumokense Juxip. Субэндемиков (условных эндемиков) в исследуемом регионе 17: Bromopsis gordjaginii (Tzvel.) Galushko, Asphodeline tenuior (Bieb.) Ledeb., Iris notha Bieb., Gypsophyla globulosa Stev. ex Boiss., Petrocoma hoefftiana (Fisch.) Rupr, Erysimum brevistylum Somm. et Levier, Rosa praetermissa Galushko, Genista angustifolia Schischk., Onobrychis hamata Vass., Symphytum podcumicum Frolov, Cirsium dealbatum Bieb., Psephellus ciscaucasicus (Sosn.) Galushko, Psephellus anatolii A. L. Ivanov, Centaurea scripczinskyi A. D. Mikheev, Hieracium adenobrachion Litv. et Zahn, Hieracium gigantellum Litv. et Zahn, Hieracium caucasiense Arv.-Touv.

Анализ генетических связей субэндемиков показал, что подавляющее их большинство в своей генетической основе имеют кавказские корни, более слабые генетические связи прослеживаются с европейскими и западносибирскими видами. Наличие эндемичного рода Petrocoma и представителей монотипных циклов свидетельствует об интенсивных процессах видообразования, связанных с орографическими особенностями (высотное положение изучаемой территории) и эдафическими факторами (наличие меловых отложений обуславливает благоприятные условия для кальцепетрофитов). Из 19 эндемичных и субэндемичных видов 12 связаны с такими субстратами.

Анализ реликтовости. Анализ реликтовости позволяет проследить этапы формирования флоры, наметить предполагаемые пути и время миграции флористических комплексов и отдельных видов.

Реликтовые виды (66 видов) флоры передовых меловых хребтов центральной части Северного Кавказа подразделяются на три группы: третичные, гляциальные и ксеротермические. Среди гляциальных реликтов выделяются два комплекса – бореальный и кавказский. Ксеротермические реликты подразделяются на четыре комплекса: средиземноморский, понтический, туранский и кавказский.

На исследуемой территории имеются три рефугиума (Боргустанско-Джегонасский, Дарьинский, Джинальский), где сохранились остатки третичной флоры, а также гляциальных и интергляциальных флор. Наличие этих убежищ с набором видов разной экологии и разного географического происхождения свидетельствует о том, что с конца третичного периода на территории предгорий центральной части Северного Кавказа существовала обстановка периодической смены мезофильных и ксерофильных флористических комплексов, остатки которых сохранились в наиболее изрезанных участках рельефа.

ГЛАВА IV. ФЛОРИСТИЧЕСКОЕ РАЙОНИРОВАНИЕ ТЕРРИТОРИИ ПЕРЕДОВЫХ МЕЛОВЫХ ХРЕБТОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЧАСТИ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА

В процессе исследования флоры установлено, что флористические комплексы и, соответственно, типы растительности, располагаются на ней неравномерно, что связано с орографией и рельефом местности. Это привело к необходимости проведения дробного флористического районирования территории, в основу которого положен флористический принцип, построенный на основе учёта особенностей флоры каждого подрайона, а именно наличии в составе флористических комплексов специфических видов, ареалы которых не выходят за границы подрайонов, наличии редких видов на данной территории, особенно эндемиков, субэндемиков и реликтов.

В пределах изучаемой территории выделяются три флористических подрайона (Рис. 1):

Северо-Джегонасско-Боргустанский (СДБ),

Юго-Джегонасско-Боргустанский (ЮДБ),

Джинальский (Джин).

Сравнительная характеристика флористических подрайонов передовых меловых хребтов центральной части Северного Кавказа приведена в таблице 6. Из неё видно, что степень флористического своеобразия выделяемых подрайонов неодинакова.

Рис. 1. Схема ботанико-географического районирования передовых меловых хребтов центральной части Северного Кавказа

Таблица 6

Сравнительные данные по флоре подрайонов передовых меловых хребтов центральной части Северного Кавказа

Подрайон

Кол-во видов

Стено-энде-мики

Суб-энде-мики

Тре-тичные реликты

Ксеро-терми-ческие реликты

Гля-циальные реликты

Не выхо-дящие за пределы подрайона

СДБ

1219

-

-

11

-

12

70

ЮДБ

1212

-

4

1

12

2

54

Джин

1425

2

8

1

-

6

188

Общее число видов для всех подрайонов 1064

Наиболее флористически богатым и оригинальным является Джинальский подрайон, флора которого содержит большое количество видов, характеризующих оригинальность флористических комплексов – локальных эндемиков и субэндемиков. Флористические комплексы Юго-Джегонасско-Боргустанского подрайона характеризуются ксерофильностью и оригинальны наличием ксеротермических реликтов, а Северо-Джегонасско-Боргустанского – мезофильностью и наличием третичных и гляциальных реликтов.

Для сравнительных расчётов флористических списков подрайонов изучаемой флоры рассчитаны коэффициенты сходства Жаккара и показатели Сёренсена-Чекановского. На основе полученных данных были построены дендриты методом максимального корреляционного пути (Шмидт, 1984), которые выглядят следующим образом:

0,18 0,02 Kj

0,3 0,03 Ksc

Из этих схем видно, что наибольшим сходством обладают флористические комплексы Джинальского и Северо-Джегонасско-Боргустанского подрайонов, и почти на порядок от них отличается флора Юго-Джегонасско-Боргустанского подрайона. Это явление можно отнести к островному эффекту, связанному с орографическими особенностями и специфическими условиями обитания. Особенностью флоры подрайона является преобладание в специфическом ядре кальцепетрофитов и других ксерофитов, ареалы многих из них являются реликтовыми. В этом подрайоне сделаны новые флористические находки таких видов, как Sorbus stankovii Juz. и Psephellus paucilobus (Trautv.) Boiss. (Рыбалкина, 2008, 2009).

ГЛАВА V. ОСОБЕННОСТИ ИСТОРИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ФЛОРЫ ПЕРЕДОВЫХ МЕЛОВЫХ ХРЕБТОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЧАСТИ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА

Исследуемая флора, являясь естественной, представляет собой историческое явление. Её формирование проходило на основе сочетания различных факторов, в первую очередь климатических и орографических (что свойственно любой естественной флоре).

Исходя из анализа эндемизма и реликтовости, для изучаемой территории нами принимаются две модели флорогенеза.

Первая модель разработана для изолированного горного поднятия (Агаханянц, 1981). По этой модели видообразование происходит на фоне постепенного врастания исходного генофонда в более холодные слои тропосферы с поэтапной экологической изоляцией от равнинной флоры, гибелью наиболее консервативных таксонов, формированием новых местообитаний и интенсификацией видообразовательных процессов. По такому механизму формировались два эндемичных вида, локализованные на наиболее высокой орографической структуре – Джинальском хребте: Elytrigia dshinalica на основе Центрально-Евразийского генетического материала, впоследствии фрагментированного и трансформированного в географических изолятах, ближайшие из которых находятся в Крыму и Северном Причерноморье; Hieracium podkumokense, формировавшийся на кавказско-малоазиатской генетической основе, с ближайшими родственными связями на лакколитах Пятигорья.

В основе второй модели флорогенеза - миграционно-изоляционной - лежит положение о том, что в большинстве случаев становление нового вида происходит в виде ценопопуляции, когда на обширном ареале развиваются многие локальные популяции внутри первоначального вида. Образование вида завершается при достижении более или менее полной изоляции, которая происходит одновременно с процессом расселения видовой формы, занятия ею специфических экологических ниш (Камелин, 1973). Эта модель детализирована для равнинных территорий, имеющих орографические структуры, приближающиеся по условиям обитания к горным (Иванов, 1998) и предполагает следующее:

  1. Образование в результате орогенетических изменений (поднятий и прогибов, в сочетании с денудационными процессами) возвышенностей и низменностей, не приводящее к катастрофическим изменениям во флоре, а формирующее новые экологические ниши - высотные, экспозиционные, эдафические.
  2. Многократные изменения климатической обстановки в плиоцене, плейстоцене и голоцене, способствовавшие миграциям в холодные и влажные эпохи мезофильных элементов, в тёплые и сухие - ксерофильных.
  3. Сохранение и накопление в соответствующих рефугиумах мигрантов гляциальных и ксеротермических эпох и их географическая изоляция.
  4. Обособление изолированных популяций и образование географических рас.
  5. Образование новых видов.

Такая модель подтверждается тем, что исследуемая флора насыщена разновозрастными видами и разноареальными геоэлементами. Наиболее ранние географически обособившиеся популяции дали начало новым видам, которые условно можно связать с видообразовательным центром, находящимся на данной территории, поскольку их современные ареалы охватывают и другие образовательные центры – Ставропольскую возвышенность, лакколиты Кавминвод и другие орографические единицы предгорий и Скалистого хребта. Это такие субэндемичные виды, как Bromopsis gordjaginii (Tzvel.) Galushko (лакколиты Кавминвод и Ставропольская возвышенность); Asphodeline tenuior (Bieb.) Ledeb. (северные предгорья Скалистого хребта); Iris notha Bieb. (возвышенности Предкавказья и лакколиты Кавминвод); Gypsophyla globulosa Stev.ex Boiss. (Ставропольская возвышенность, Причерноморье); Petrocoma hoefftiana (Fisch.) Rupr. (Скалистый хребет); Erysimum brevistylum Somm. et Levier (Приэльбрусье – Бештау); Rosa praetermissa Galushko (Приэльбрусье); Genista angustifolia Schischk. (меловые предгорья Северного Кавказа); Onobrychis hamata Vass. (Предэльбрусье); Symphytum podcumicum Bieb. (Пятигорск); Cirsium dealbatum Bieb. (Приэльбрусье); Psephellus ciscaucasicus (Sosn.) Galushko (Скалистый хребет); Psephellus anatolii A. L. Ivanov (Воровсколесские высоты); Centaurea scripczinskyi A. D. Mikheev (лакколиты Кавминвод и Ставропольская возвышенность); Hieracium adenobrachion Litv. et Zahn и Hieracium gigantellum Litv. et Zahn (лакколиты Кавминвод); Hieracium caucasiense Arv.-Touv. (Бештау).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»