WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Высокий инфекционный индекс у больных с КС в детстве и пубертатном периоде; наличие хронической тонзиллярной инфекции у 50% обследованных, по данным литературы свидетельствует о неблагоприятном преморбидном фоне в отношении становления менструальной функции. (Вихляева Е.М., 2002; Кулаков В.И., Сметник В.П., 2001; Айламазян Э.К, 2006). Подтверждением этому явилось наличие нарушений менструального цикла по типу олигоменореи у 24,6% и ювенильных дисфункциональных маточных кровотечений у 47,2% больных, позднего менархе у 28% обследованных.

Обращает на себя внимание высокий процент женщин с отягощенным гинекологическим анамнезом: дисфункция яичников в репродуктивном возрасте выявлена у 61,7% больных, хронические воспалительные заболевания матки и ее придатков – у 21,7%, эрозии шейки матки с последующей диатермокоагуляцией – у 19,2% пациенток. Первичным и вторичным бесплодием страдали 28,3%, невынашиванием беременности - 4,2%.

Таким образом, у большинства женщин имели место исходные признаки несостоятельности функций репродуктивной системы, что может являться предрасполагающим моментом для последующего развития КС.

Анализ клинического материала показал, что в периоде пременопаузы находились 86 (71,7%) больных, в постменопаузе – 34 (28,3%) пациентки. К моменту лечения регулярный менструальный цикл был у 20 (23,3%) пациенток, нерегулярный с интервалами в 2-5 месяцев – у 66 (76,7%). Длительность постменопаузы составила от 2-х до 5-ти лет. Средний возраст наступления менопаузы - 49,1 ± 1,6 лет.

Результаты ММИ выявили, что у 65% больных в клинической картине преобладали нейровегетативные проявления, у 35% - психоэмоциональные расстройства. Обменно-эндокринные нарушения характеризовались избыточной массой тела у 9,2% больных, слабовыраженными симптомами урогенитальных расстройств у 28,3% пациенток в постменопаузе, при этом степень их выраженности была незначительной. Легкая степень КС диагностирована у 67 (55,8%) больных, средняя – у 53 (44,1%). Значения менопаузального индекса составили 11,9 ± 1,2 и 25,2 ± 0,9 баллов соответственно.

Объективизацией нарушений психоэмоциональной сферы явились данные психодиагностического тестирования. Анализ распределения обследованных в зависимости от высоты профиля СМОЛ позволил выделить три подгруппы: 1) 34% женщин без признаков нарушения психологической адаптации (показатели по всем клиническим шкалам находятся в диапазоне 46 - 55 Т-баллов), 2) 39% - со слабо выраженными (показатели по одной или более клиническим шкалам в диапазоне 56 - 65 Т-баллов), 3) 27% - с умеренно выраженными и выраженными нарушениями психологической адаптации (показатели по одной или более клиническим шкалам выше 65 Т-баллов). Усредненный профиль СМОЛ женщин в периоде пременопаузы был в целом достоверно выше, чем в постменопаузе (61,1 ± 1,91 и 53,2 ± 1,60 соответственно, p<0,05) по 1-ой шкале, отражающей ипохондрические тенденции, фиксацию внимания на своих ощущениях, и по 9-ой шкале (53,8 ± 1,90 и 49,8 ± 1,48 Т-баллов соответственно, p<0,05).

Анализ психологических особенностей женщин с различной степенью выраженности КС выявил у пациенток с легким его течением достоверно более высокие, чем со средней степенью выраженности синдрома, показатели по шкалам теста САН: «Самочувствие» (4,4 ± 0,20 и 3,9 ± 0,22 соответственно, p<0,05) и «Настроение» (4,7 ± 0,29 и 4,1 ± 0,18 баллов соответственно, p<0,05). Таким образом, степень выраженности КС характеризуется наличием ипохондрических фиксаций, тревожных расстройств и негативным восприятием женщинами своего состояния.

Учитывая важную роль ЦНС в регуляции деятельности не только репродуктивной системы, но и эндокринной, вегетативно-сосудистой систем, одним из направлений работы явилось изучение состояния церебральной гемодинамики у наблюдаемых больных. По данным РЭГ в исходном состоянии отмечалось увеличение периферического сосудистого сопротивления и явления затруднения оттока венозной крови. Результаты УЗДГ магистральных артерий головы свидетельствовали о наличии стеноза в бассейнах внутренних сонных артерий у 10% больных и позвоночных артерий - у 20%, степень которых не превышала 30%. Дефицит кровообращения в бассейнах сонных артерий выявлен у 30%, позвоночных - у 33% пациенток, признаки венозной дисциркуляции в вертебро-базилярной системе - у 47% больных. У половины больных отмечалась извращенная реакция на компрессионные пробы. Наряду с этим у 30% обследованных выявлялись гемодинамические асимметрии за счет снижения линейной скорости кровотока.

Исходный гормональный статус пациенток характеризовался значительной вариабельностью индивидуальных концентраций эстрадиола в сыворотке крови, его уровень был снижен как у больных в пременопаузе, так и в большей степени, в постменопаузе, составив 134,68 ± 19,4 и 49,9 ± 4,3 пмоль/л соответственно, p<0,001. Уровень прогестерона характеризовался резким снижением у всех наблюдаемых; его значения у пациенток в пре- и постменопаузе составили в среднем 2,2 ± 0,003 и 0,48 ± 0,001 нмоль/л соответственно, p<0,05. Следует отметить, что у пациенток в пременопаузе концентрации эстрадиола и прогестерона были снижены более значимо, чем у больных в пременопаузе (p<0,001 и p<0,05 соответственно).

Вместе с тем, у наблюдаемых женщин выявлен высокий уровень ЛГ и ФСГ в сыворотке крови, в большей степени в постменопаузе, по сравнению с пременопаузой. В пре- и постменопаузе Значения ЛГ составили в пременопаузе 57,3 ± 4,1 и в постменопаузе 72,8 ± 6,9 ед/л (p<0,01), концентрации ФСГ 64,7 ± 16,4 и 128,3 ± 13,1 ед/л (p<0,001) соответственно, вследствие чего соотношение ЛГ/ФСГ у всех обследованных больных было ниже 1,0, что свидетельствовало о выраженном эстрогенном дефиците.

Концентрации пролактина и тестостерона как в пременопаузе, так и в постменопаузе, не превышали значений физиологической нормы.

При исследовании липидного спектра крови больных были выявлены нарушения у 60% женщин, причем в 45% случаев регистрировался II-a тип и в 15% – I тип гиперлипидемии по Фридриксону.

Изменения в системе гемокоагуляции выявлены у 86 (71,7%) больных в виде повышенного содержания фибриногена (у 33%), протромбинового индекса (38%), снижение фибринолитической активности (42%) и времени рекальцификации (38%).

Таким образом, при обследовании контингента больных, включенных в исследование, были получены данные, свидетельствующие о наличии типичной формы климактерического синдрома легкой и средней степени тяжести и характеризующиеся нейровегетативными и психоэмоциональными проявлениями КС.

Методики лечения

В соответствии с задачами исследования, все больные были распределены на три сопоставимые по основным клинико-функциональным характеристикам группы: по возрасту, длительности заболевания, степени тяжести КС. Лечение всех пациенток осуществлялось на фоне негормональной медикаментозной терапии («Ременс» по схеме: 20 капель 3 раза в день за 30 мин. до еды или через 1 час после еды).

В качестве лечебного фактора пациенткам 1 группы (45 больных) применяли трансцеребральную интерференцтерапию от аппарата «Стереодинатор – 728» по лобно-сосцевидной методике, частотой 200 Гц. Курс лечения состоял из 10-12 ежедневных процедур длительностью по 15 минут.

Больным 2 группы (45 женщин) проводилось комплексное лечение, включающее ИТ по аналогичной методике и подводный душ-массаж с параметрами: давление струи воды 2-3 атм., температура воды 36С, продолжительность 15-20 минут. Курс лечения включал 10-12 ежедневных воздействий.

Больным 3 группы (30 пациенток) проводилась имитация трансцеребральной интерференцтерапии без включения аппарата («плацебо»).

Результаты исследований и их обсуждение

Оценивая динамику клинических проявлений у наблюдаемых больных, следует отметить преимущество комплексной терапии в виде купирования основных симптомов заболевания у 87% пациенток с нейровегетативной формой КС легкой степени и 72% средней степени тяжести, в то время как при применении интерференцтерапии это выразилось следующим образом: 76% и 61% соответственно. Купирование психоэмоциональных проявлений отмечено у 46% пациенток при монотерапии и 62% - при комплексном лечении. В группе плацебо регресс нейровегетативных проявлений отмечен лишь при легкой степени тяжести у 32% больных.

Полученные данные подтверждались результатами ММИ, которые характеризовались достоверным его снижением при ИТ как у больных при легкой степени с 11,2 ± 0,5 до 7,9 ± 0,2 баллов (p<0,05), так и при средней степени тяжести с 27,8 ± 2,2 до 22,1 ± 1,6 (p<0,05). При комплексной терапии показатели ММИ снижались более значимо с 12,4 ± 0,56 до 5,7 ± 0,8 (p<0,001) и с 26,7 ± 0,3 до 17,6 ± 0,6 баллов (p<0,001) соответственно. В группе плацебо эти изменения были достоверны лишь при легкой степени тяжести.

При изучении мозгового кровообращения, которому придается большое значение в реализации терапевтического эффекта, при трансцеребральных воздействиях была установлена выраженная коррекция мозговой гемодинамики (Перфильева И.Ф. и соавт., 1978; Орехова Э.М., 1990, 2001) по данным РЭГ у 60% больных в группе монотерапии, 75% - при комплексном лечении, что было достоверно чаще, чем в группе «плацебо» - 30% в виде устранения дефицита кровенаполнения головного мозга на фоне улучшения венозного оттока.

Полученные данные подтверждались результатами УЗДГ – исследований. Это характеризовалось увеличением линейной скорости кровотока в 62,4% случаев у больных первой и в 82,6% - 2 групп; развитием коллатерального кровообращения в бассейнах внутренних сонных артерий у 42,9% и 68% больных соответственно; формированием адекватных реакций на компрессионные пробы в 63,3% и 79,8% случаев соответственно. В третьей группе позитивная динамика отмечена лишь в 30% случаев.

Таким образом, результаты РЭГ и УЗДГ - исследований выявили преимущества комплексной терапии во влиянии на церебральную гемоциркуляцию по сравнению с ИТ.

Комплекс позитивных изменений церебральной гемодинамики, в свою очередь, способствовал улучшению функционального состояния центральных звеньев системы гипофиз-яичники у 61,7% больных в группе монотерапии, 86,7% - при комплексном лечении и у 30% в группе «плацебо». Это характеризовалось достоверным снижением при ИТ концентрации ЛГ с 49,5 ± 2,8 до 39,3 ± 2,5 ед/л (p<0,05) и ФСГ с 55,5 ± 2,1 до 44,9 ± 2,7 ед/л (p<0,05) у пациенток в пременопаузе. При этом содержание ЛГ и ФСГ в постменопаузе значимых изменений не претерпевало (p>0,05). Индекс ЛГ/ФСГ у всех женщин оставался ниже 1,0.

Включение в комплексную терапию подводного душа-массажа вызывало более значимые изменения эндокринного статуса не только у пациенток в пременопаузе, но и в постменопаузе. Изменения концентраций гонадотропных гормонов характеризовались достоверным снижением уровней ЛГ с 48,7 ± 1,6 до 31,9 ± 1,8 ед/л, p<0,05 и ФСГ с 56,4 ± 2,7 до 39,8 ± 1,5 ед/л, p<0,05 в пре- и с 69,4 ± 2,3 до 45,6 ± 1,6 ед/л, p<0,05 и с 124,5 ± 6,8 до 102,7 ± 3,9 ед/л, p<0,05 соответственно в постменопаузе. Индекс ЛГ/ФСГ имел тенденцию к повышению, но оставался ниже 1,0.

Наряду с этим под влиянием интерференцтерапии отмечалось улучшение функционального состояния яичников, что характеризовалось повышением уровней эстрадиола с 115,3 ± 8,4 до 204,5 ± 10,3 пмоль/л (p<0,001) и прогестерона с 1,6 ± 0,02 до 3,9 ± 0,01 нмоль/л (p<0,05) у пациенток в пременопаузе. В постменопаузе выявлена лишь тенденция к повышению концентраций эстрадиола с 47,1 ± 4,2 до 49,3 ± 3,5 пмоль/л (p<0,1) на фоне стабильно низкого уровня прогестерона (p>0,05). При комплексной терапии динамика изучаемых показателей характеризовалась достоверным повышением уровней эстрадиола и прогестерона у пациенток в пременопаузе с 118,4 ± 8,2 до 256,3 ± 4,7 пмоль/л (p<0,001) и с 1,87 ± 0,02 до 3,7 ± 0,01 нмоль/л (p<0,05) соответственно. У женщин в постменопаузе выявлено повышение уровней эстрадиола с 45,3 ± 2,1 до 62,7 ± 3,6 пмоль/л (p<0,01). При этом содержание прогестерона значимых изменений не претерпевало (p>0,05). Под влиянием процедур «плацебо» позитивные изменения характеризовались лишь тенденцией к повышению концентраций эстрадиола у пациенток в пременопаузе.

Таким образом, проводимая терапия, особенно комплексная, способствует более полной коррекции гормонального статуса преимущественно у пациенток в пременопаузе с сохраненным ритмом менструаций. Исходно нормальные уровни пролактина и тестостерона независимо от применяемого лечения оставались в пределах нормальных величин.

Динамика менструальной функции характеризовалась сохранением ритма менструальноподобных реакций в 100% случаев; при олигоменорее в пременопаузе - укорочением межменструального периода с 4 - 5 до 2 - 3 месяцев у 11 (24,4%) больных первой и 16 (40%) – второй групп, в третьей - изменений не отмечено. У больных, находившихся в постменопаузе, за весь период наблюдения (до 12 месяцев) возобновления менструальноподобных кровотечений не отмечалось ни в одном из случаев.

Данные УЗ-исследований органов малого таза свидетельствуют об отсутствии отрицательной динамики в состоянии женской половой сферы.

При применении ИТ, и в большей степени при комплексной терапии (у 45% и 62% соответственно), отмечена коррекция нарушений липидного спектра крови в виде снижения атерогенных фракций липидов и повышения уровня -холестерина (ХС-ЛПВП). У остальных больных отмечались лишь позитивные изменения отдельных показателей.

При применении процедур «плацебо» достоверной динамики показателей липидного спектра не выявлено.

Наряду с этим, оценивая состояние гемореологических свойств крови после курса лечения, установлена более выраженная динамика при комплексном применении ИТ в виде снижения уровня фибриногена с 5,25 ± 0,09 до 4,05 ± 0,03 г/л (p<0,05) и протромбинового индекса с 101,3 ± 0,17 до 92,6 ± 1,8 % (p<0,05), увеличения фибринолитической активности плазмы с 12,5 ± 0,2 до 20,3 ± 0,7% (p<0,05) и времени рекальцификации плазмы с 102,8 ± 0,09 до 123,5 ± 0,004 с (p<0,05).

При монотерапии отмечена достоверная динамика лишь отдельных показателей: повышение уровня фибриногена с 5,8 ± 0,02 до 3,9 ± 0,13 г/л (p<0,001) в целом по группе и увеличение времени рекальцификации плазмы с 102,8 ± 4,9 до 123,5 ± 3,4 с (p<0,001) у трети пациенток. Под влиянием терапии «плацебо» достоверной динамики показателей гемокоагуляционного статуса не наблюдалось.

Разработанные методы лечения, оказывая положительное влияние на основные патогенетические звенья КС, привели к существенному улучшению психоэмоционального статуса наблюдаемых больных, что имеет важное значение при оценке эффективности лечении.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»