WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В начале wash-out периода одномоментно отменялись оральные формы нейролептиков, а по истечению 4-5 дней - корректоры экстрапирамидных расстройств. У больных определялись базальные значения исследуемых показателей, после чего больные рандомизировались в четыре группы:

  • в контрольной группе (n=25) назначался галоперидол 5- 10 мг\сут;
  • в 1й терапевтической группе (n=24) назначался рисперидон 2-4 мг\сут;
  • во 2ой терапевтической группе (n=29) назначалась комбинация галоперидола 5- 10 мг\сут и циклоферона в курсовой дозе 2,5 г;
  • в 3ей терапевтической группе (n=28) назначалась комбинация рисперидона 2- 4 мг\сут и циклоферона в курсовой дозе 2,5 г.

В ходе исследования было выявлено, что характер ответа на фармакотерапию типичным нейролептиком, атипичным нейролептиком и их комбинациями с иммунотропным средством циклофероном зависел от клинического варианта дефицитарных расстройств. Поэтому для анализа психопатологических показателей и показателей выраженности нейрокогнитивного дефицита в каждой группе было выделено по 2 подгруппы:

  • подгруппа 1а- больные с астено- апатическим вариантом дефицитарных расстройств, получавшие галоперидол 5- 10 мг\сут;
  • подгруппа 1б- больные с психопатоподобным вариантом дефицитарных расстройств, получавшие галоперидол 5-10 мг\сут;
  • подгруппа 2а- больные с астено- апатическим вариантом дефицитарных расстройств, получавшие рисперидон 2- 4 мг\сут;
  • подгруппа 2б- больные с психопатоподобным вариантом дефицитарных расстройств, получавшие рисперидон 2- 4 мг\сут;
  • подгруппа 3а- больные с астено- апатическим вариантом дефицитарных расстройств, получавшие галоперидол 5- 10 мг\сут и циклоферон;
  • подгруппа 3б- больные с психопатоподобным вариантом дефицитарных расстройств, получавшие галоперидолом 5-10 мг\сут и циклоферон;
  • подгруппа 4а- больные с астено- апатическим вариантом дефицитарных расстройств, получавшие рисперидон 2- 4 мг\сут и циклоферон;
  • подгруппа 4б- больные с психопатоподобным вариантом дефицитарных расстройств, получавшие рисперидон 2- 4 мг\сут и циклоферон.

В ходе анализа иммунологических показателей нами не было выявлено зависимости их исходных значений или динамики на фоне терапии от клинического варианта дефицитарных расстройств, в связи с чем анализ их динамики проводился в четырех описанных выше группах.

Дозы нейролептиков подбирались индивидуально в зависимости от варианта дефицитарных расстройств, наличия остаточной продуктивной симптоматики и анамнестических данных о переносимости нейролептиков.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В третьей главе представлены результаты анализа динамики клинических проявлений шизофрении и показателей шкалы SANS у больных с различными вариантами дефицитарной симптоматики при назначении различных схем лечения.

У больных с астено- апатическим вариантом дефицитарной симптоматики, получавших галоперидол 5- 10 мг\сут, достоверное (p<0,05) снижение выраженности дефицитарных расстройств отмечалось в кластерах «Алогия» и «Нарушения внимания». В кластерах «Аффективное уплощение» и «Ангедония- асоциальность» наблюдался достоверный (p<0,05) рост глобальных оценок. Динамика состояния данных пациентов представлялась скорее негативной. Словесный контакт с ними приобретал несколько более продуктивный характер, в то же время, пациенты были безразличны к себе и к окружающему, апатичны, формально опрятны, пассивны в общении. У большинства пациентов данной подгруппы (91,4%) на фоне приема галоперидола 10 мг\сут отмечались экстрапирамидные расстройства.

У пациентов с психопатоподобным вариантом дефицитарной симптоматики, получавших галоперидол 5-10 мг\сут, отмечалось достоверное (p<0,05) снижение выраженности дефицитарных расстройств по всем 5 кластерам шкалы SANS, более выраженное в кластерах «Абулия- апатия», «Алогия» и «Ангедония- асоциальность». Больные данной подгруппы становились более упорядоченными в поведении и высказываниях, менее негативистичны, больше интересовались общением с окружающими, в большей степени следили за своим внешним видом. Они по- прежнему легко астенизировались при нагрузках, в трудовые процессы вовлекались только эпизодически. У большинства (88,2%) пациентов наблюдались экстрапирамидные расстройства.

У пациентов с астено- апатическим вариантом дефицитарной симптоматики, получавших рисперидон 2- 4 мг\сут, отмечалось достоверное (p<0,05) снижение выраженности дефицитарных расстройств по всем 5 кластерам шкалы SANS, более выраженное в кластерах «Абулия- апатия», «Аффективное уплощение» и «Алогия». Пациенты начинали вовлекаться в трудовые процессы, без напоминаний следили за своим внешним видом, стремились общаться с врачом, раскрывали свои внутренние переживания. В данной подгруппе у 52,5% больных отмечались нежелательные лекарственные реакции, обусловленные гипотензивным действием рисперидона- утомляемость, несистемное головокружение, общая слабость.

У пациентов с психопатоподобным вариантом дефицитарной симптоматики, получавших рисперидон 2- 4 мг\сут, отмечалась разнонаправленная динамика показателей шкалы SANS: наряду с достоверным (p<0,05) снижением выраженности дефицитарных расстройств в кластерах «Ангедония- асоциальность» и «Абулия- апатия», наблюдался достоверный (p<0,05) рост их выраженности в кластерах «Алогия» и «Нарушения внимания». Больные были навязчивы с мелкими просьбами, активно стремились к контакту с врачом, контакт носил непродуктивный характер и ограничивался изложением переживаний больного в форме монолога, критика к состоянию отсутствовала, в труд больные не вовлекались, интереса к реальным жизненным проблемам не проявляли, за своей внешностью не следили. У 48,3% больных отмечались нежелательные лекарственные реакции, обусловленные гипотензивным действием рисперидона- утомляемость, несистемное головокружение, общая слабость.

У больных с астено- апатическим вариантом дефицитарной симптоматики, получавших комбинацию галоперидола 5-10 мг\сут и циклоферона, отмечалось достоверное (p<0,05) снижение выраженности дефицитарных расстройств в кластерах «Алогия» и «Нарушения внимания». У больных данной подгруппы не отмечалось роста глобальных оценок аффективного уплощения и ангедонии- асоциальности. Больные становились более продуктивны в контакте и упорядочены в поведении, при этом, не отмечалось нарастания апатии, абулии, затруднений в самообслуживании. У больных данной подгруппы циклоферон сглаживал явления фармакогенного дефицита. Экстрапирамидные расстройства отмечались лишь у 24,7% пациентов данной подгруппы.

У больных с психопатоподобным вариантом дефицитарной симптоматики, получавших комбинацию галоперидола 5-10 мг\сут и циклоферона, отмечалось достоверное (p<0,05) снижение выраженности дефицитарных расстройств по всем кластерам шкалы SANS. Наибольшее снижение выраженности дефицитарных расстройств отмечалось по кластерам «Аффективное уплощение», «Алогия» и «Абулия- апатия». У пациентов данной подгруппы отмечалось не только упорядочивание поведения, но и активизация: они вовлекались в трудовые процессы, интересовались ходом лечения, сроками выписки, реальными бытовыми проблемами, общением с врачом и родственниками. Экстрапирамидные расстройства отмечались лишь у 28,3% пациентов данной подгруппы.

У больных с астено- апатическим вариантом дефицитарной симптоматики, получавших комбинацию рисперидона 2-4 мг\сут и циклоферона, отмечалось достоверное (p<0,05) снижение выраженности дефицитарных расстройств по всем 5 кластерам шкалы SANS, более выраженное в кластерах «Абулия- апатия», «Аффективное уплощение» и «Алогия». В данной подгруппе отмечалась выраженная, но не избыточная, активизация больных- они вовлекались в трудовые процессы, общались с окружающими, проявляли интерес к реальным проблемам, срокам выписки из стационара, при этом, не отмечалось таких феноменов, как акайрия, монологическая речь в беседе с врачом. В данной подгруппе не встречались такие нежелательные лекарственные реакции, как утомляемость, общая слабость, головокружение, что может быть интерпретировано как вегетокорригирующий эффект циклоферона, его способность устранять нарушения вегетативного гомеостаза, вызванные рисперидоном.

У больных с психопатоподобным вариантом дефицитарной симптоматики, получавших комбинацию рисперидона 2-4 мг\сут и циклоферона, отмечалось достоверное (p<0,05) снижение выраженности дефицитарной симптоматики по кластерам «Аффективное уплощение» и «Абулия- апатия». В этой подгруппе не отмечалось роста глобальных оценок нарушений внимания и алогии. У больных данной подгруппы отмечалась большая упорядоченность поведения, чем у больных с психопатоподобным вариантом дефицитарной симптоматики, получавших монотерапию рисперидоном. Контакт с врачом был малопродуктивен, высказывания нередко приобретали характер монолога. В данной подгруппе не встречались такие нежелательные лекарственные реакции, как утомляемость, общая слабость, головокружение.

У больных подгрупп 3а, 3б, 4а, 4б, получавших терапию комбинациями циклоферона и нейролептиков, отмечались следующие нежелательные лекарственные реакции:

1. Болезненность в местах внутримышечного введения препарата- отмечалась у 23 пациентов (40,4% от общего числа), проходила самопроизвольно к третьей- четвертой инъекции без медикаментозной коррекции.

2. Повышение температуры тела до субфебрильных цифр (37,5- 37,7 гр.С)- наблюдалось после первой инъекции у 18 пациентов (31,5% от общего числа), купировалось приемом внутрь парацетамола в дозе 500 мг однократно.

В четвертой главе представлены результаты анализа динамики показателей иммунограммы больных шизофренией с преобладанием негативных расстройств при применении различных схем лечения.

Установлено, что у больных шизофренией с преобладанием негативной симптоматики до назначения психофармакотерапии в сравнении с нормой снижены общее количество лимфоцитов (как абсолютное, так и относительное), а за счет этого и абсолютные количества всех субпопуляций лимфоцитов (общие Т-лимфоциты, Т- хелперы, Т- супрессоры, В- клетки). В структуре субпопуляций лимфоцитов отмечается повышение относительного количества Т- клеток и Т клеток– хелперов. Иммунограмма больных в базальных условиях соответствовала состоянию общей иммуносупрессии в сочетании с активацией аутоиммунных процессов.

У больных, получавших монотерапию галоперидолом, в сравнении с базальным уровнем отмечалось достоверное (p<0,05) снижение абсолютного числа лимфоцитов, абсолютного и относительного числа Т- лимфоцитов и Т- хелперов, что говорит об углублении общей иммуносупрессии.

У больных, получавших монотерапию рисперидоном, в сравнении с базальным уровнем отмечалось достоверное (p<0,05) снижение относительного числа лимфоцитов, относительного и абсолютного числа В- лимфоцитов, рост относительного и абсолютного числа Т- лимфоцитов и Т- лимфоцитов- хелперов, что свидетельствует об активации аутоиммунных процессов в сочетании с углублением иммуносупрессии.

У больных, получавших комбинацию галоперидола и циклоферона, в сравнении с базальным уровнем отмечалось достоверное (p<0,05) повышение относительного и абсолютного числа лимфоцитов, Т- лимфоцитов, Т- хелперов и B- лимфоцитов, что говорит о снижении иммуносупрессивного эффекта галоперидола под действием циклоферона.

У больных, получавших комбинацию рисперидона и циклоферона, в сравнении с базальным уровнем отмечалось достоверное (p<0,05) повышение относительного и абсолютного числа лимфоцитов, Т- лимфоцитов и B- лимфоцитов, что свидетельствует об уменьшении негативного иммунотропного действия рисперидона в условиях его комбинированного применения с циклофероном.

Таким образом, циклоферон снижает негативное влияние как галоперидола, так и рисперидона на показатели иммунограммы больных. Возможно, снижение частоты побочных эффектов галоперидола и рисперидона на фоне их комбинированного применения с циклофероном является следствием иммунотропного действия циклоферона.

В пятой главе представлены результаты анализа динамики показателей выраженности нейрокогнитивного дефицита у больных шизофренией с преобладанием негативных расстройств при применении различных схем терапии.

Динамика времени выполнения Trail Making Test (время выполнения первой части отражает концентрацию внимания, способность к ориентации в пространстве и зрительно- моторную координацию, а время выполнения второй части- также состояние рабочей памяти и функций планирования и контроля деятельности) при применении различных схем терапии отражена на рисунке 1.

Рисунок 1. Динамика времени выполнения Trail Making Test у больных с различными вариантами дефицитарной симптоматики при применении различных схем терапии. Обозначения: Т1- время выполнения первой части теста, Т2- время выполнения второй части теста. Названия подгрупп см. Материалы и методы.

Из приведенных на рис. 1 данных видно, что динамика времени выполнения Trail Making Test в подгруппах с различными вариантами дефицитарных расстройств при применении различных схем терапии совпадала с динамикой психопатологических показателей. Так в подгруппах 1а (астено- апатический вариант дефицитарной симптоматики + монотерапия галоперидолом) и 2б (психопатоподобный вариант дефицитарной симптоматики + монотерапия рисперидоном), где отмечалось клиническое ухудшение состояния больных и рост глобальных оценок по части кластеров шкалы SANS, отмечалось достоверное (p<0,05) возрастание как времени выполнения первой части теста, так и времени выполнения его второй части, что свидетельствует об ухудшении концентрации внимания, пространственной ориентации, зрительно- моторной координации, рабочей памяти и исполнительских функций. Такая отрицательная динамика показателей выраженности нейрокогнитивного дефицита может быть связана и с тем, что в данных подгруппах были наиболее распространены экстрапирамидные и вегетативные побочные эффекты нейролептиков. В подгруппах 3б (психопатоподобный вариант дефицитарной симптоматики, терапия комбинацией галоперидола и циклоферона) и 4а (астено- апатический вариант дефицитарной симптоматики, терапия комбинацией рисперидона и циклоферона), где наблюдалась наиболее выраженная позитивная динамика психопатологических показателей, отмечалось достоверное (p<0,001) снижение как времени выполнения первой части, так и времени выполнения второй части теста, что говорит об улучшении концентрации внимания, пространственной ориентации, зрительно- моторной координации, рабочей памяти и исполнительских функций и может быть связано с наименьшей выраженностью экстрапирамидных расстройств и вегетативных побочных эффектов нейролептиков в данных подгруппах.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»