WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

В раннекаргинских – муруктинских отложениях археологический материал представлен единичными находками. Коррадированные и некоррадированные артефакты, приуроченные к нижней части раннекаргинской-муруктинской пачки, вероятно, относятся к отложениям кровли игетейского педокомплекса, переработанного солифлюкционными процессами последующего стадиала. В позднекаргинских отложениях археологический материал столь же немногочисленный.

3.3. Экспонированное местонахождение Гора Тайтурская. Описание археологического материала

Палеолитическое местонахождение экспонированных изделий на горе Тайтурская является составной частью Мальтинского геоархеологического полигона и входит в его «западную» зону. В 1989 г. Г.И. Медведевым на г. Тайтурская обнаружены первые кварцитовые артефакты мустьерского облика. В полевые сезоны 1991-1992 гг. с началом раскопочных работ на участке «классической Мальты» была проведена инструментальная съемка и сбор обнаруженного археологического материала (Липнина и др., 1993). Сбор археологического материала на г. Тайтурской осуществлялся с перерывами с 1989 по 2001 гг. в течение всего последнего цикла работ на Мальтинском геоархеологическом полигоне.

Общая площадь распространения экспонированного материала составляет на сегодня приблизительно 300000 м2. Инструментальная съемка сборов позволила определить два достаточно локализованных пятна, отдаленных друг от друга 250-300-метровым пространством, на котором археологический материал не был встречен. Пятна археологического материала растянуты вдоль р. Белой по юго–восточному склону горы Тайтурской, вытянуты по линии юго–восток – северо–запад приблизительно на 1100 м. Нижнее (относительно течения р. Белой) пятно имеет большую концентрацию. Точки максимального распространения предметов вкрест простирания по линии юго–запад – северо-восток около 300 м. Гипсометрия пятен в целом совпадает, незначительные понижения есть только для нижнего пятна. Количественные составы находок в пятнах сопоставимы. В верхнем пятне насчитывается 32 артефакта, в нижнем 42, суммарный состав, соответственно – 74 экз. По сырьевому, технологическому признакам, по сохранности поверхностей артефакты в планиграфии не группируются.

Разновременный археологический материал вмещенный в пачку голоценовых и компрессионных средне- верхнеплейстоценовых отложений совокупной мощностью до 1 м фиксировался на пашне, временами возобновляемой на плоской вершине г. Тайтурской. Во многом случайное появление на поверхности археологического материала, повлияло на количество артефактов в коллекции и полноту представления о техноморфологическом облике выделяемых групп. Археологический материал Горы Тайтурской группируется по техноморфологическим признакам, по степени сохранности рабочих поверхностей, используемому сырью, и с привлечением данных с ближайших стратифицированных местонахождений, входящих в абрис Мальтинского геоархеологического полигона. В представленном ниже группировании экспонированного материала неполнота информации обуславливает широкие хронологические рамки выделяемых групп с верхней границей, фиксированной техноморфологическими показателями, используемым сырьем, и степенью корразии артефактов (Медведев, Скляревский, 1982).

Корреляция коллекции местонахождения гора Тайтурской с материалами соседних по полигону объектов предполагает существование в составе экспонированного материала от двух до четырех разновозрастных групп.

Первая группа по своим техноморфологическим характеристикам сопоставима с коллекцией из казанцевских отложений местонахождения Георгиевское I. Артефакты демонстрируют раннепалеолитическую технику расщепления. В коллекции присутствуют изделия из фракций кливажа валунов с минимальной технической модификацией краев, сколы декортикации с прерывистой краевой ретушью и следами использования по краю в виде смятости и регулярных сломов, кластические фракции.

Следующая группа, демонстрирует признаки подготовки площадок и рабочих поверхностей и более интенсивную вторичную обработку, что не характерно для каменного инвентаря Георгиевского I. Возраст артефактов определить сложно. Они могут быть отнесены к одному из последних эпизодов рисского оледенения, могут лечь в шестидесятитысячелетний хронодиапазон казанцевского межледниковья, наконец, с равным основанием, возможно, отнести к малоизученному муруктинскому криохрону.

На рабочих поверхностях изделий обеих групп фиксируется слабая, одинаковая по степени, ветровая корразия, возможно, являющаяся свидетельством муруктинских палеоклиматических обстановок и до определенной степени осложняющая предпринятое распределение. Сравнивая совокупную коллекцию коррадированых артефактов г. Тайтурской с индустрией Георгиевского I отмечается отсутствие, и в том и в другом случае, технологии получения пластин, а также массивность артефактов, сопоставимая с материалами Георгиевского I. Можно предположить, что здесь мы имеем, протяженную во времени, единую технологическую линию. Однако на пути выстраивания подобной модели развития литотехнологии выступает фактор малочисленности коррадированной коллекции – 41 ед. и, как уже говорилось, высокая вероятность случайности в появлении артефактов на поверхности горы Тайтурская.

Облик следующей группы определяется отсутствием эоловой корразии, наличием объемных нуклеусов, плоскофронтальных леваллуазских нуклеусов, реберчатого скола, развитой вторичной обработкой, использованием, наряду с кварцитами и местного кремня, среднекристалических гранитоидов, песчаников с кварц-халцедоновым цементом. Присутствие в третьей группе предметов, изготовленных из иных видов сырья является косвенным указанием на характерный признак технокомплексов каргинского термохрона, в которых зачастую, наблюдается разнообразие поделочного материала. Коллекция данной группы представлена 33 артефактами.

3.4. Местонахождения начала верхнего плейстоцена Мальтинского геоархеологического полигона в интерьере раннепалеолитических индустрий рисс-вюрмского межледниковья Северной Азии

В Северной Азии на сегодня известно шесть местонахождений с культуросодержащими отложениями время формирования, которых соответствует рисс-вюрмскому межледниковью, и возраст которых в различной степени геостратиграфически обоснован или обеспечен абсолютными методами датирования. Три местонахождения относятся к алтайскому кругу многослойных палеолитических местонахождений Усть-Каракол, Ануй 3, Денисова пещера. (Деревянко и др., 1998а; Деревянко и др., 2003а). Здесь мы видим общность технологической основы, которая выражается в наличии леваллуазского расщепления в сочетании с мустьерским морфотипологическим набором. В Средней Сибири, на местонахождении Каменный Лог наблюдается сочетание раннепалеолитических форм и ярких образцов леваллуазской техники – леваллуазских острий (Дроздов и др., 2007). В Южном Приангарье, в индустрии Георгиевского I, применяется сугубо раннепалеолитическая техника получения заготовки. На местонахождении Хотык (5-6 горизонты), в Забайкалье, на фоне выраженного предпочтения раннепалеолитической технике и раннепалеолитическому типологическому набору, в каменном инвентаре имеются единичные пластины. Техноморфологическое разнообразие рисс-вюрмских местонахождений Северной Азии в полной мере вписывается в общую картину технокультурных процессов, проходивших в различных регионах мира. В термохроне, одновременно, фигурируют индустрии с абсолютно раннепалеолитическим обликом, наиболее распространенные на этом этапе леваллуа – мустьерские индустрии, и в контактной фазе интергляциала и последующего похолодания первые проявления целевого производства микропластин (Коробков, 1978; Деревянко и др., 2005; Есида и др., 2003; Като и др., 2004; Медведев, 2001; Ван Юпин, 2005).

Заключение

В заключении подведены основные итоги исследования, отражающие степень достижения поставленной цели и сформулированных задач. Открытие геоархеологического объекта Георгиевское I, стало фактически первым шагом в заполнении наметившегося информационного вакуума между экспонированными технокомплексами раннего и среднего палеолита региона и материалами макаровского пласта являющимися, в свою очередь, отражением финальной в хронологическом отношении стадией среднего палеолита (Аксенов и др., 1987; Бердников и др., 1987; Медведев, 2001). Результаты исследований на местонахождении позволили расширить и удревнить реестр культуросодержащих отложений региона.

Совокупность техноморфологических признаков артефактов Георгиевского I и группы коррадированных артефактов Горы Тайтурской со всей очевидностью демонстрирует абсолютное доминирование техники, отличающейся крайней простотой, которую, на наш взгляд, не следует ассоциировать с примитивностью. Присутствие немногочисленных, но очевидно вычленяющихся групп нуклеусов одиночной операции, вложенных блок-пар, нуклеусов системы скалывания «с угла» свидетельствует о сформировавшейся на местной сырьевой базе оригинальной технологии расщепления.

Являлось ли население местонахождения продолжателем древних традиций раннепалеолитического способа расщепления камня, или в материалах Георгиевского I отражено существование совершенно особой культурной традиции Феномен индустрии Георгиевского I может рассматриваться и как обращение на какое-то время «казанцевских освоителей» опустошенных после рисской стадии территорий к архаическим технологиям (Роговской и др., 2001) что вполне допустимо, учитывая близкие ситуации на рубеже средний – верхний плейстоцен в Восточной, и Западной Европе (Анисюткин, 2001; Праслов, 1968; Топфер, 1969; Desmond, 1977).

Список основных работ опубликованных по теме диссертации

(общим объёмом 6,75 п.л., с авторским вкладом 3,85 п.л.)

Статьи, опубликованные в периодических изданиях, рекомендованных ВАК Российской Федерации

  1. Генералов А.Г., Медведев Г.И., Роговской Е.О., Ребриков П.Н. Новые данные по палеолитическому местонахождению Военный Госпиталь // Археология, этнография и антропология Евразии. – 2001. - № 1 (5). – С. 67-72. Авторский вклад: 0,25 п.л.
  2. Роговской Е.О. Результаты исследований местонахождения Георгиевское I в Южном Приангарье // Вестник НГУ. Серия: История, филология. 2008. Т. 7. Вып. 3. Археология и этнография. С. 63-71. Авторский вклад: 1 п.л

Коллективная монография

  1. Медведев Г., Ков Н., Воробьева Г., Куп Д., Клэс Л., Липнина Е., Модри С., Мухаррамов Ш., Осадчий С., Петит П., Ребриков П., Роговской Е., Ситливый В., Сулержицкий Л., Хензыхенова Д. Мальтинское палеолитическое местонахождение: (по итогам полевых работ 1995 года). – Иркутск: Изд-во Арком, 1996. - 32 с. Авторский вклад: 0,2 п.л.

Статьи, опубликованные в других научных изданиях

  1. Есида К., Като Х., Медведев Г.И., Роговской Е.О., Ощепкова Е.Б., Слагода Е.А. Новые данные о строении рыхлых отложений и геологическом возрасте артефактов из камня местонахождения Черемушник I // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2003. – Т. IX, ч.I. – С. 130-134. Авторский вклад: 0,15 п.л.
  2. Като Х., Когай С., Липнина Е., Медведев Г., Роговской Е. Новые данные о географии и возрасте форм микрорасщепления в палеолите Сибири // Evaluating the Cultural Features of the Sinbuk Upper Palaeolithic Site in the Northeastern Asia (International Symposium for Commemorating the Sinbuk Upper Palaeolithic Site in Jangheung County of Korea June 22 - 24 2004) - Chosun University Museum, 2004. – С. 81-87. Авторский вклад: 0,1 п.л.
  3. Когай С.А., Липнина Е.А., Молчанов Г.Н., Роговской Е.О., Топчий П.В. Палеолитические культурные отложения мальтинского геоархеологического полигона. Новые данные // Истоки, формирование и развитие евразийской поликультурности. Культуры и общества Северной Азии в историческом прошлом и современности: Мат-лы РАЭСК- XLV: - Иркутск: Изд-во РПЦ «Радиан», 2005. – С. 116-119. Авторский вклад: 0,15 п.л.
  4. Ласточкин С.В., Медведев Г.И., Мухаррамов Ш.З., Распопин А.Б., Роговской Е.О. Новые данные по геоархеологии верхнего плейстоцена Байкальской Сибири // Обозрение результатов полевых и лабораторных исследований археологов, этнографов и антропологов Сибири и Дальнего Востока в 1993 г. – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 1995. – С. 165-170. Авторский вклад: 0,1 п.л.
  5. Липнина Е.А., Медведев Г.И., Роговской Е.О., Слагода Е.А. Мальтинский геоархеологический полигон // Северная Азия в антропогене: человек, палеотехнологии, геоэкология. Этнология и антропология. Сибирская археологическая полевая школа: путеводитель экскурсий. – Иркутск: Изд-во Оттиск, 2007. – С. 42 – 55. Авторский вклад: 0,3 п.л.
  6. Медведев Г.И., Воробьева Г.А., Липнина Е.А., Ощепкова Е.Б., Роговской Е.О., Шмыгун П.Е. Мальтинский геоархеологический полигон // Каменный век Южного Приангарья. – т. 2, - Иркутск: Изд-во ИГУ. 2001 – С.19-28. Авторский вклад: 0,35 п.л.
  7. Роговской Е.О. Георгиевское I - уникальный объект палеолитической культуры начала верхнего плейстоцена Байкальской Сибири: (Результаты раскопок 2000 г.) // Мат-лы конф. молодых ученых, посвящ. 100-летию М.А. Лаврентьева.- Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2000. – Ч. II. - С. 128-129. Авторский вклад: 0,15 п.л.
  8. Роговской Е.О., Козырев А.С., Латышев Н.А., Медведев Г.И. Георгиевское I – геостратиграфия, возраст, техноморфология // Современные проблемы Евразийского палеолитоведения. – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2001. – С. 324-330. Авторский вклад: 0,2 п.л.
  9. Роговской Е.О., Липнина Е.А., Когай С.А. Местонахождение экспонированных артефактов на горе Тайтурская (Мальтинский геоархеологический полигон) // Известия лаборатории древних технологий. – Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2006. – Вып. 4. – С. 185 – 200. Авторский вклад: 0,5 п.л.
  10. Роговской Е.О., Липнина Е.А., Медведев Г.И., Слагода Е.А. Артефакты казанцевского педокомплекса геоархеологического местонахождения Георгиевскоое I // Каменный век Южного Приангарья. – т. 2, - Иркутск: Изд-во ИГУ, 2001. – C. 43-45. Авторский вклад: 0,2 п.л.
  11. Слагода Е. А. Ощепкова Е. Б., Медведев Г. И., Роговской Е. О. О строении придолинных склонов Южного Приангарья // Геоморфология Центральной Сибири; Тез. докл. ХII Междунар. конф. геоморфологов, 10 – 17 сентября: – Барнаул: Изд – во Барн. гос. пед. ун –та, 2001. – С. 124 – 127.
    Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»