WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Все это актуализирует проблему совершенствования налогового и таможенного законодательства, в первую очередь – приведение юридической конструкции налога в соответствие с общеправовыми и конституционными принципами и понятиями. Это касается, в частности, необходимости уточнения ст. 38 НК РФ, в которой предмет налогообложения ошибочно назван объектом; необходимости первоначального закрепления таможенных платежей в Налоговом кодексе РФ и введения в него отсылочной нормы об установлении всех обязательных элементов обложения такими платежами в таможенном законодательстве.

Оптимизация юридической конструкции налога, по мнению диссертанта, связана с совершенствованием исходной мето­дики конструирования налога, учитывающей соотношение юридического и экономического содержания налога: определение источника и объекта налогообложения; выделение предмета налогообложения; определение перечня налогоплательщиков, имеющих отношение к источни­ку налога; определение порядка формирования налоговой базы; выбор масштаба налога и единицы налогообложения; установление ставки (ставок) налога; выделение сроков внесения налогового платежа в бюджет; выбор способа внесения налогового платежа в бюджет; выяснение необходимости применения льгот (их разработка); введение налоговой ответственности за нарушение установленного порядка расчета и внесения налогового платежа в бюджет.

Во второй главе «Отражение сущности и содержания налогов и налогообложения в конституционной доктрине и законодательстве» выделено три параграфа: «Налоги и налогообложение в современной отечественной и зарубежной конституционной доктрине», «Соотношение конституционных и отраслевых принципов регулирования налогообложения», «Налоговая реформа в контексте принципов финансового и налогового федерализма».

Исходя из наличия в политической дина­мике двух векторов – бюрократического, олицетворяющего профессиональную политику и аппарат публичной власти, и народовластного, олицетворяющего институты гражданского общества и народовластия, диссертант выдвигает гипотезу о том, что их «давление» на государственную политику в различных сферах жизнедеятельности общества, в том числе и в финансовой сфере, прямо пропорционально степени детализации и формализации в конституционных принципах и нормах процедур принятия и реализации государством соответствующих решений. Проверка этой гипотезы применительно к диссертационной проблематике приводит диссертанта к ряду обобщающих выводов.

Первое. Определенная справедливость точки зрения о монополизации правой, социальной и финансовой политики так называемым «поли­тическим классом» не может рассматриваться как основание для отрицания отдельными авторами4 имеющихся здесь демократических (народовластных) элементов. Констатация известного французского правоведа Поля Мари Годме: «парламент – сын налогов»5, не просто афористична, она отражает непростой путь перехода от монопольного права монарха к демократическим процедурам установления действующей в государстве системы налогов. Это право частично было приобретено английским парламентом в борьбе с королем еще в XIII в. («Великая хартия вольности» 1215 г.) и окончательно закреплено за ним «Биллем о правах» 1689 г. Во Франции абсолютное право короля на установле­ние налогов было поколеблено в 1314 году Декларацией гене­ральных штатов – этого прообраза парламента. В целом же это право было закреплено за парламентом в 1791 году.

Борьба за полномочия парламента в области финансов стала тем ядром, вокруг которого постепенно складывались современные конституционные системы, а победа в этой борьбе и закрепление за парламентами как представительными органами соответствующих законодательных полномочий в современных конституционных доктринах рассматривается как одна из основ демократического строя.

Второе. В современных конституционных доктринах и конституционной практике многих государств, отличающихся политическим режимом, формой правления и территориальным устройством, признано целесообразным закреплять в конституции развернутую характеристику финансовой системы, основных принципов налогообложения и видов налогов, которые государство вправе использовать в каче­стве своего финансового ресурса.

Положения о налогообложении находятся в специальном разделе «Финансы» конституций Португалии, Финляндии, Люксембурга, Испании, Ирландии и целого ряда других стран, или «Налогообложение», как это сделано в Конституции Греции. Даже специальная глава «Финансовая система» Конституции Швейцарской Конфедерации 1999 г. посвящена в основном урегулированию налоговых вопросов. Исключениями являются только ст. 126 («Управление финансами»), в которой учреждается ответственность Конфедерации за сбалансированность бюджета и ст. 135 «Финансовая эквализация», предусматривающая выравнивание финансовых возможностей («финансовой силы») кантонов.

Налоговая система Федеративной Республики Германии в виде перечня налогов Федерации и Земель зафик­сирована непосредственно в тексте Основного Закона (ст. 106), аналогично решена проблема и в Основном законе Мексики (п. XXIX ст. 73 и п. IV ст. 113). В Конститу­ции Бразилии не только дан полный перечень всех налогов Федерации, Штата, Феде­рального Округа и муниципальных налогов, но и содержится специальный раздел, именуемый «Ограничение полномочий по налогообложению», предусматривающий, в частности, запрет двойного налогообложения (п. VI ст. 150) и налоговых привилегий одних территорий в ущерб другим (п. I ст. 151).

Конституции ряда государств устанавливают пределы налогообложе­ния и исполнения налоговых обязательств, вводя понятия «налоговая или финансовая пла­тежеспособность» налогоплательщика (ст. 153 Конституции Итальянской Республики), «податные возможности» (ст. 17 Конституции Ко­ролевства Марокко) или «финансовые возможности» (ст. 73 Конституции Турецкой Республики) облагаемых налогом лиц.

В диссертации рассмотрены спорные вопросы ограничения налогового суверенитета пар­ламента закреплением в конституциях ряда стран (ФРГ, Великобритания, Королевство Дания, Республика Казахстан и др.), в том числе и в Конституции РФ, необходимости согласования с правительством страны законодательных актов, увеличивающих бюджетные рас­ходы, включающие новые расходы или допускающие их в бу­дущем. Диссертант, вопреки распространенному мнению (В.А Кашин, В. В. Маклаков), полагает, что такие установления не под­рывают демократическое принципы парламентаризма, а служат определенной гарантией против популизма и лоббирования через парламент интересов федеральных и региональных финансовых элит.

В целом можно констатировать, что в большинстве конституций стран Европейского Союза, а также в конституциях Японии, Австралии и ряда других государств вопросам финансов, бюджета и налогообложения по­священы специальные разделы или главы, содержащие развернутую характеристику организации, целей и принципов функционирования публичных финансов, что, по мнению диссертанта, выступая индикатором цивилизованности общества в целом и зрелости конституционной доктрины, является конституционной преградой налогового произвола и конституционной гарантией формирования правовых основ справедливого, умеренного и соразмерного налогообложения.

Понимая, что структура конституции того или иного государства, выделение в ней конкретных разделов и глав относится в большей степени к конституционной традиции и законодательной технике, диссертант вместе с тем подчеркивает: чем «скромней» уровень конституционного регулирова­ния финансовых, бюджетных, налоговых отношений, тем больше коллизий между конституционно-правовым и отраслевым регулированием в данной сфере. В этом отношении Конституция Российской Федерации достаточно противоречива, а в отдельных вопросах и непоследовательна.

Так, следуя демократическим традициям парламентаризма, Конституция РФ предусматривает за представительными органами государственной власти право установления налогов. Однако, этот принцип, в отличие от прямых установлений в конституциях многих других государств, можно вывести лишь пу­тем толкования тех или иных положений Конституции, в частности, ст. 106, предусматривающей, что обязательному рассмотрению в Совете Федерации подлежат принятые Государственной Ду­мой федеральные законы по вопросам федеральных налогов и сборов. В Конституции РФ обязанность уплаты налогов прямо предусмотрена лишь в отношении граждан, в то время как эта обязанность в большин­стве зарубежных конституций возложена и на юридические лица. Кроме того, ст. 57 Конституции РФ, связывая обязанность уплаты налога с его за­конным установлением, порождает вопрос о легитимности положения ряда норм Налогового кодекса РФ, предусматривающего возникновение налоговых правоотношений и при введении налога. Российская Конституция обошла молчанием вопрос о сущности и целях публичных финансов вообще и нало­гов в частности, их назначении, общих принципах налогообложения, «делегировав» это право федеральному законодательству и тем самым снизив уровень значимости этих принципов для правового регулирования.

Явно недостаточный уровень конституционного регулирования публичных финансов вообще, налогов и налогообложения в частности приводит к серьезным проблемам в формировании и реализации финансовой и налоговой политики современной России. Эти проблемы сказываются и на уровне социальной защищенности россиян, демонстрируя неспособность государства к эффективному использованию огромных финансовых ресурсов в интересах обеспечения достойного качества жизни граждан, особенно тех, кто нуждается в поддержке государства; и на состоянии российской экономики, снижая поведенческую мотивацию предпринимательства, развитие реального сектора экономики; и на состояние федеративных отношений, углубляя фактическую асимметричность российской модели федерализма, искусственно поддерживая хроническую дотационность отдельных регионов.

Пытаясь «компенсировать» отмеченные недостатки, в диссертации, опираясь на анализ научной литературы, нормы и принципы Конституции России, правовые позиции Конституционного суда, предпринята попытка сформулировать общие контуры доктринальной и институциональной модификации национальной налоговой системы и смоделировать принципы налогообложения в их конституционном измерении.

Подчеркивается, что становление рыночных основ хозяйствования тре­бует адекватных институциональных преобразований, включая рефор­мирование принципиальных основ управления налоговой системой России по всей вертикально-горизонтальной фискальной иерархии. В первую очередь должен быть расширен правовой арсе­нал принципов и инструментов как для стимулирования налогоплательщиков, так и противодействия налоговому сокрытию. Финансово-экономическая суть новой доктрины налогообложения в России видится в переходе от этатической концепции к новым прин­ципам структурирования налогового потенциала соразмерно субфе­деральным экономическим потенциалам.

Логика структуризации диссертантом этих принципов основана на соотнесении принципов, отражающих финансово-экономическую природу налогов, с принципами, отражающими конституционно-правовую природу публичных финансов. За основу построения первой группы этих принципов, по мнению диссертанта, следует взять сочетание «золотых правил» взимания налогов, сформулированных классиками экономической мысли – Ф. Кенэ, А. Смитом, Д. Рикардо, Н. Тургеневым и уточненные в начале в XX в. А. Вагнером и др.6, и новых финансово-хозяйственных обоснований рациональности налоговой системы современного типа, сформулированных Д. М. Кейнсом, Ф. Хайеком, А.В. Брызгалиным, С. Г. Пепеляевым и др. В этом случае принципы налогообложения в их финансово-экономическом измерении могут представлять собой ряд основных правил, объединенных в четыре группы: во-первых, это финансовые принципы организации налогообложения, предопределенные теорией коллективных потреб­ностей: достаточности и эластичности обложения; во-вторых, это народнохозяйственные принципы: надлежащий выбор источника обложения или решение вопросов: а) должен ли налог падать только на доход или капитал отдельного лица или населения в целом; б) правильная комбинация различных налогов в такую систему, ко­торая бы считалась с последствиями и условиями их переложения; в-третьих, это принципы справедливости: все­общность обложения и равномерность; в-четвертых, это принципы налогового управления: определенность обложения, удобство уплаты налога и максимальное уменьшение издержек взимания.

Для интеграции данных принципов модификации налоговой системы с конституционно-правовыми установлениями в области налогообложения диссертантом избрана правовая позиция Конституционного Суда РФ, согласно которой «об­щие принципы налогообложения и сборов относятся к основным гаран­тиям, установление которых федеральным законом обеспечивает реа­лизацию и соблюдение основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, принципов федерализма в Российской Федерации»7. В сочетании с соответствующими предписаниями налогового законодательства, содержащих отдельные элементы принципов установления, введения в действие и прекращения действия ранее введенных федеральных, региональных и местных налогов и сборов, предлагаемая модель может быть представлена следующим образом.

1. Принципы, обеспечивающие эффективное государственное регулирование экономической результативностью деятельности фискально-обязанных лиц. Сюда можно отнести: принцип приоритета финансовой цели взимания налогов и сборов; принцип соответствия условий налогообложения требованиям рыночной экономики; принцип учета возможностей налогоплательщиков.

2. Принципы, обеспечивающие реализацию и соблюдение основ конституционного строя, определяющих Российскую Федерацию как демократическое, правовое и социальное государство. Сюда можно отнести: принцип публичной цели взимания налогов и сборов; принцип верховенства представительных органов при установлении и отмене налогов; принцип соответствия актов законодательства о налогах Конституции Российской Федерации; принцип возникновения налогового обязательства лишь на основе законно установленного и введенного налога; принцип установления всех элементов налога не­посредственно в актах законодательства о налогах; принцип отрицания обратной силы налоговых за­конов, ухудшающих положение граждан; принцип соблюдения конституционных прав гра­ждан при установлении налогов; принцип всеобщности налогообложения; принцип юридического равенства плательщиков налогов и сборов; принцип правовой определенности налогового обя­зательства.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»