WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

По мнению диссертанта, за всю обозримую историю возникновения и развития человеческого общества сущность налогов как социально-экономического феномена не претерпела сколь ни будь заметного изменения. Уже Аристотель писал об обязательных взносах, идущих на решение общегосударственных дел, которые платили свободные граждане Крита и Лакедемона по угрозой лишения их гражданских прав. Позднее стали возникать и теории, объясняющие необходимость налогообложения. В индивидуалистических теориях (теория выгоды, теория наслаждения) налоги рассматривались как вносимая каждым гражданином плата за услуги государства по охране его личной и имущественной безопасности (Вобан, Ш. Монтескье, П.-А. Гольбах), как вознаграждение правительства за «наслаждение, извлекаемое плательщиком налогов из общественного порядка, правосудия, защиты личности и собственности» (Ж. Сямонд де Сисмонди). Развитие идей о правовом государстве приводит к возникновению теорий, в основе которых лежат представления о принудительном характере налогообложения – теория жертвы, теории коллективных (общественных) потребностей, представители которых считали налоги не вознаграждением государства за специальные делимые услуги как пошлина, а средством удовлетворения коллективных потребностей во внутренней и внешней безопасности, правосудии, общественной гигиене и т.д. (Н. Канар, Ф. Нити).

Анализ этих, по существу политико-правовых воззрений, теорий представителей классической школы в лице А. Смита, Д. Рикардо и их последователей, пытавшихся дать экономическое обоснование налога, работ современных отечественных и западных экономистов, правоведов, политологов и социологов, приводит диссертанта к выводу о двойственной природе возникновения налогов. Какие бы ни существовали объяснительные теории, и в древних полисах, и в современных государствах налоги существовали и существуют для обеспечения специфических потребностей членов сообщества (объ­ективный аспект) и осознание этим сообществом их актуальности и безусловной ценности для всех (субъективный аспект) – потребностей в безопасности, порядке, осуществлении общих дел. Эти потребности связаны с публичным интересом, а их обеспечение – с публичной властью, для деятельности которой необходимы финансовые ресурсы или, по В. Герлоффу, «финансовое хозяйство» как разновидность «публичного... имуще­ственного оборота»1.

Именно публичный интерес и деятельность публичной власти по решению «общих дел» лежат в основе объективной данности налогов как ведущей составляющей движения всех публичных финансов. Это обстоятельство в современных трактовках налогов и налогообложения предопределяет выделение ряда качественных признаков, характеризующих их материальный, экономический и правовой аспект. Не отрицая дидактической ценности отраслевой характеристики данной категории и как суммы денег (или финансовых ресурсов), под­лежащих передаче налогоплательщиком государству (материальный аспект), и как иму­щественного отношения, опосредующего одностороннее движение стоимости от плательщика к государству (экономический аспект), и как государственного установ­ления, порождающее обязательство лица по передаче госу­дарству суммы денег в определенных размерах, в обусловлен­ные сроки и в предписанном порядке (правовой аспект), диссертант констатирует неизбежную в рамках дисциплинарного (социологического, политологического, финансово-экономического, юридического) подхода гиперболизации того или иное среза, аспекта налогов.

Комментируя этот тезис, диссертант обращает внимание на то, что в основе правового подхода объективно лежит принцип формального равенства субъектов налоговых правоотношений, в то время как в основу социологической и политологической конструкций положен принцип материальной справедливости, а в основу финансово-экономических конструкций – принцип достижения баланса между «финансовой силой» и «финан­совой потребностью» государства в целом или его отдельных территориальных общностей. В то же время очевидно, что в рамках одного и того же публич­ного интереса обеспечить непротиворечивую реализацию этих принципов невозможно. Более того, могут возникать ситуации, при которых принцип формального равенства может «стеснять» принцип материальной справедливости, и наоборот. Игнорирование это факта приводит к построению теоретических конструкции свойств, качеств и функций налогов, фактически исключающих друг друга.

В диссертации обосновывается вывод, что налоги и налогообложение, как и публичные финансы в целом, являются результатом сложного взаимодействия различных социальных, политических, экономических и правовых факторов; необычного, по Рудольфу Гольдшайду, «симбиоза» чрезвычайных обстоятельств (войн, стихийных бедст­вий, эпидемий и т.п.), с одной стороны, и волюнтаризма правителей (бессистемного экспериментирования в области имущественных от­ношений с целью наполнения казны), с другой2. То обстоятельство, что, в отличие, например, от государств средневековья, в современных государствах тотальная зависимость членов сообщества от обеспечения властью публичных потребностей в общественном и правовом порядке выражена более цивилизовано, посредством, например, конституционных принципов и гарантий, институтов народовластия и т.д., не может служить основанием для отрицания, во-первых, наличия такой зависимости, во-вторых, сохраняющегося политического волюнтаризма и субъективизма в формировании и использовании публичных финан­сов, способных нивелировать любые аргументы ортодок­сальной экономической и юридической науки.

Данный тезис представляется чрезвычайно важным для понимания сущности налогов и выполняемых ими функций, поскольку в области публичных финансов политическая воля первична. Представив развернутые аргументы в обосновании своей позиции, диссертант констатирует, что налоги имеют внутреннюю объективную сущность и внешнюю субъективную форму. Объективна в налогах их материальная составляющая – определенная сумма денег (при денежной форме налога), либо определенное количество вещей, опреде­ляемых родовыми признаками (при натуральных налогах), ко­торые налогоплательщик обязан отдать государству и/или местному самоуправлению для решения «общих дел». Объективна и экономическая, точнее – финансово-экономическая, составляющая, обуславливающая безвозвратность, безэквивалентность и индивидуальную обезличенность налога как инструмента формирования дохода государства. Эти составляющие налогов социально нейтральны, поскольку на уровне бюджета деперсонифицированы, а обязанность платить налоги не порождает право на получение бюджетных средств.

Субъективна правовая (более точно – юридическая) форма налога, с помощью которой государство обеспечивает персонификацию и определенность субъектов и объектов налогообложения, закрепляет виды, ставки, сроки и порядок уплаты налогов. Правовая форма налога «социально активна» в силу заключенного в праве принципа формального равенства и «справедливости того, что выражает право, соответствует праву и следует праву» (В.С. Нерсесянц). Поэтому «налоги для того, кто их выплачивает, – признак не рабства, а свободы» (А. Смит). Право по отношению к налогам выполняет инструментальную роль, реализую собственную регулятивно-охранительную функцию, обеспечивающую, соответственно, легализацию видов, ставок, сроков и порядка уплаты налога и ответственность за нарушения правил налогообложения.

Инструментальную роль по отношению к налогам играет и политика в ее классическом (от греч. politik – государственные или общественные дела) понимании как «управ­ление государством в интересах общества», а также ее производные – социальная, правовая, экономическая, финансовая «политики» как направления деятельности государства в соответствующих сферах жизнедеятельности общества. Политика в силу трансгрессивной природы государственной власти «социально агрессивна», она способна как стимулировать, так и игнорировать объективное содержание налогов, примером чему служат популизм, различные налоговые льготы и преференции. Именно политика посредством идеологических, организационных и правовых инструментов «заставляет» налоги играть различные роли, нередко ошибочно воспринимаемые как их функции.

В диссертации последовательно обосновывается точка зрения о том, что функция налогов – это способ выражения их сущности как финансовой категории. Поэтому все, что лежит за пределами этой сущности (социальные, регулирующие, стимулирующие или дестимулирующие, контрольные составляющие) следует рассматривать как конкретные результаты, полученные от использования этой функции в процессе налогообложения посредством государственно-правовых инструментов, включая различные виды государственной политики и действующую систему позитивного права. В этой связи единственной объективной функцией налогов следует признать фискальную, которая кроме всего прочего носит общецивилизационный, наднациональный характер, поскольку как объективное явление «свободна» от субъективных конструкций, к которым относится и политика, и система национального законодательства.

Отмеченное обстоятельство позволяет восстановить на теоретическом уровне единство фискально-экономической категории «налог», в силу различных причин дифференцирующейся в законодательстве на две исторически сложившиеся ее юридико-фискальные разновидности – налоги в собственном смысле слова и таможенные платежи. При всей специфике таможенного дела различные виды платежей, взимаемых с лиц, участвующих в процессе перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации, являются федеральными налогами и сборами, состоящими из налоговой (НДС, акциз, таможенная пошлина) и неналоговой (таможенные сборы) компонент. Устанавливая налоги и таможенные платежи, государство преследует одну общую цель – пополнение доходной части федерального бюджета и удовлетворения фискальных интересов государства и ряд производных от нее целей второго, третьего и т.д. порядка, вытекающие из соответствующих направлений государственной политики: экономической, внешнеэкономической, налоговой, таможенной, бюджетной.

По мнению диссертанта, единая фискально-экономическая природа налогов (включая таможенные платежи) и общая – фискальная – цель их установления, введения и взимания может выступать как определенный критерий оценки степени и качества гармонизации налогового и таможенного законодательства и его соответствия основополагающим конституционным принципам и нормам, регулирующих публичные финансы.

Диссертант не разделяет встречающиеся в литературе взгляды о синонимичности или равнозначности понятий «налоги» и «налогообложение», последовательно обосновывая точку зрения о том, что налогообложение – это деятельность государства по установлению и взиманию налогов, сердцевина его налоговой дея­тельности. Налогообложение – это процесс сбора (взимания и уплаты) установленных го­сударством налогов. Нало­говая деятельность – это организующую деятельность государства как субъекта политической системы, наделенного односторонне властными полномочиями по обес­печению казны денежными средствами путем установления на­логов и осуществления их взимания.

В диссертации: раскрыты основные компоненты и направления налоговой деятельности (формирование налоговой системы путем установления и введения налогов и их гармонизации; установление компетенции органов государственной власти в области налогообложения и распределение их полно­мочий в данной сфере; формирование системы специализированных налоговых органов и обеспечение ее надлежащего функционирования; осуществление контроля за соблюдением налогового законодательства; осуществление сбора налогов; принудительное взыскание недоимок и пени; поддержание режима соблюдения законности в сфере налогообложения); рассмотрены особенности места государства в процессе налоговой деятельности, обусловленные, с одной стороны, его ролью субъекта поли­тической системы общества, управомоченного устанавливать налоги в одностороннем властном порядке и регулировать нало­говые отношения посредством издания соответствующих нормативных правовых актов, с другой стороны, его ролью субъекта (стороны) конкретного налогового отношения.

Обращаясь к проблеме обеспечения конституционных прав граждан при осуществлении государственном налоговой деятельности и налоговой политики, диссертант констатирует, что эта проблема нередко подменяется констатацией необходимости исполнении всеми консти­туционной обязанности по уплате налогов, правда, при этом остается неясным природа обязанности уплаты таможенных платежей, также являющихся федеральными налогами.

Действительно, в процессе испол­нения данной обязанности налогоплательщик обладает уста­новленными законом правами. Однако это, во-первых, не является гарантией то­го, что все они реализуются в действительности, во-вторых, остаются в тени обязанности государства по эффективному использованию финансовых ресурсов, большей частью сформированных за счет налоговых поступлений. Конституционный Суд РФ занимает правовую позицию, согласно которой в налоговой обязанности налогоплательщиков «воплощен публичный интерес всех членов об­щества»3. Но публичный интерес общества со­стоит и в механизме справедливого перераспределения (эквализации) бюджет­ных средств между отраслями и сферами управления, регионами и отдельными гражданами и контроле за их исполь­зованием.

В этой связи диссертант обращает внимание на развивающуюся в западных странах рыночной экономики научную доктрину, рассматриваю­щую налоги как часть общественной «публичной собственности», формируемой и распределяемой под контролем как государства, так и налогоплательщиков, являющихся, по существу, долевыми собственники бюджет­ных средств и в этой связи имеющих право требовать установления основополагающих и прозрачных принципов их расходования. Делается вывод, что конструкция «конституционные права граждан и налоговая деятельность государства» не должна рассматриваться лишь как односторонняя конституционная обязанность налогоплательщиков. Ей должна корреспондироваться конституционная обязанность государства по эффективному использованию бюджетных средств для решения «общих дел» и обеспечения достойной жизни каждого гражданина.

Диссертант обращает внимание и на проблемы реализации прав налогоплательщиков (плательщиков таможенных платежей) в процессе применения норм налогового (таможенного) законодательства, связывает это с отсутствием единства и сис­темности в деятельности налоговых органов, закреплением в законодательстве лишь односторонней ответственности обязанных лиц в налоговых правоотношениях, отсутствием уста­новленных на законодательным уровне детальных процедур реализации прав налогоплательщика.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»