WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В первом параграфе «Общество археологии, истории и этнографии при Казанском университете» исследуются архивные аспекты в деятельности одного из крупнейших НИО в России. Являясь универсальным научно-историческим обществом с ярко выраженной региональной проблематикой исследований, ОАИЭ внесло весомый вклад в изучение Среднего Поволжья. Открытое 5 мая 1878 г. общество стало объединением лучших научных сил не только Казани, но и Санкт-Петербурга, Москвы, а также многих крупнейших городов Российской империи и даже зарубежья. Его учредителями выступили многие известные ученые и общественные деятели того времени, в том числе – академик И.И. Срезневский, председатель Московского археологического общества граф А.С. Уваров, профессор словесного факультета из Нанси (Франция) А. Рамбо и др. Всего же в списке членов-учредителей общества значится 40 имен. В их числе были А.С. Гацисский, секретарь Нижегородского губернского статистического комитета и В.К. Поливанов, почетный попечитель Симбирской гимназии, будущие организаторы и активные деятели соответственно Нижегородской и Симбирской ГУАК.

С самого начала архивная компонента была выделена в качестве одного из главных направлений работы. Однако она не предполагала взаимодействия с государственными учреждениями в вопросах отбора их документов для пополнения документальной коллекции ОАИЭ. Проблемы выявления письменных памятников неоднократно рассматривались на заседаниях общества. Со временем обществу удалось сформировать весьма богатое архивное собрание, где было сосредоточено большое число архивных документов XVII и XVIII вв. в том числе и связанных с территорией Чувашии.

Использованию архивных документов, выявленных и собранных ОАИЭ, способствовала его активная издательская деятельность. Весьма интенсивная научная работа ОАИЭ обеспечила привлечение к делу изучения местного края широких кругов местной общественности – чиновников, учителей, священников. Активное участие в деятельности общества принимали и уроженцы Чувашии.

Обществом археологии, истории и этнографии были созданы важные предпосылки для выявления, собирания и включения в научный оборот письменных памятников, сохранившихся на территории края16.

Члены общества В.Л. Борисов, И.М. Покровский, Е.А. Малов, С.И. Порфирьев, Н.Н. Смирнов высказывались за систематическое изучение и описание разных архивов, однако каких-либо конкретных шагов в этом направлении сделано не было. Методики описания, организации хранения, публикации архивных документов обществом специально не разрабатывались. Если в начале деятельности общества были предприняты попытки сохранения архивных документов, то затем оно мало влияло на существующее положение архивов, которые были разбросаны между отдельными ведомствами, по городским и уездным государственным учреждениям, церквям и монастырям, помещичьим усадьбам.

По сути в Казанской губернии не оказалось ни государственной, ни общественной организации, способной повлиять на положение архивов в крае. В итоге это привело к массовому и бесконтрольному уничтожению части архивных документов, в том числе и на территории Чувашии.

Во втором параграфе «Губернские ученые архивные комиссии» рассмотрены вопросы, связанные с их влиянием на состояние архивного дела в Чувашии. Свою деятельность в крае губернские ученые архивные комиссии (ГУАК) начали сравнительно поздно. В то время как в целом по России они стали создаваться с 1884 г., Симбирская архивная комиссия приступила к работе в 1895 г., а Казанская – в феврале 1917 г. Как известно, их появление связано с неудавшейся попыткой реформы архивного дела, предпринятой Н.В. Калачовым. На территории современной Чувашии получила распространение деятельность Симбирской ГУАК.

Идея о создании в Симбирской губернии архивной комиссии принадлежала местному общественному деятелю и известному в России археологу В.Н. Поливанову. В числе ее первых действительных членов были выдающийся просветитель чувашского народа И.Я. Яковлев и чувашский писатель, этнограф и фольклорист И.Н. Юркин. С Симбирской ГУАК активно сотрудничали представители чувашской интеллигенции.

В первое десятилетие численный состав комиссии мало изменился. Если в 1903 г. в ней состояло 156 действительных и почетных членов, то к 1917 г. их число стабилизировалось и достигло 141 человека. Среди членов комиссии были представители более 40 городов Российской империи, в том числе Санкт-Петербурга, Москвы, крупных губернских центров и даже нескольких сел, а также зарубежных Брюсселя и Стокгольма. Ее работе покровительствовал ряд высокопоставленных чиновников Российской империи.

Работа по комплектованию архива строилось в строгом соответствии с нормами действовавшего законодательства. Объектом внимания членов комиссии стали прежде всего ведомственные архивы губернских и уездных государственных учреждений. Первые 48 единиц хранения поступили в исторический архив комиссии в 1895 г. К 1917 г. в историческом архиве Симбирской ГУАК было сосредоточено 5988 дел и около 450 столбцов и грамот.

Важное значение в деятельности Симбирской ГУАК придавалось вопросам разбора и описания документов учреждений. Предложенные на эту тему доклады членов комиссии – бухгалтера местного отделения крестьянского поземельного банка М.Ф. Суперанского и крупного помещика Симбирской губернии В.Э. Красовского – обсуждались на ее специальных заседаниях.

Проведенный анализ деятельности Симбирской ГУАК позволяет сделать вывод о достаточно высоком уровне постановки ее архивной работы. Комиссия стремилась соответствовать современным методам организации хранения, описания и использования архивных документов. Члены комиссии проявляли определенную осведомленность в теоретических и методических вопросах архивного дела своего времени.

Однако опыт работы ГУАК распространялся фактически только в самой среде общественных научных организаций и не мог оказывать сколько-нибудь серьезного влияния на деятельность государственных учреждений и специально не пропагандировался.

Образованную в 1916 г. Казанскую ГУАК возглавляли известный русский генеалог Л.М. Савелов, профессор Казанского университета С.П. Покровский и профессор Казанской духовной академии В.П. Знаменский. Она имела связь с местными историками и накопила немалый опыт в деле выявления и публикации документов. У них существовали прочные связи со многими научными центрами России и зарубежья.

Казанская ГУАК предполагала принять на хранение значительный комплекс архивных документов губернских учреждений: губернского правления, полицейского управления, трех присутствий – по земельными, городским и крестьянским делам, удельного округа. Не остались без ее внимания и личные архивы. Однако в условиях начавшихся в стране революционных потрясений реализовать эти задачи оказалось невозможно.

Таким образом, в рассматриваемые годы под влиянием ГУАК формировалось определенное общественное отношение к архивам. Даже негативный опыт их деятельности был важен с точки зрения коррекции научно-теоретических поисков и практической деятельности в области архивного дела.

В третьем параграфе «Церковно-археологические общества» рассматриваются архивные аспекты в деятельности научно-исторических обществ, действовавших в рамках духовного ведомства, которое создало Комиссию по разбору и описанию архива Святейшего Синода. Она оказала помощь епархиальным властям и предприняла усилия по сбору сведений о консисторских архивах, разработала для них нормативно-методические документы, обсуждала на своих заседаниях проблемы разбора, порядка описания, хранения и уничтожения их дел. Ей же принадлежала инициатива учреждения должности епархиального архивиста, привлечения к архивной работе семинарских преподавателей. В начале XX в. количество таких обществ (комиссий, комитетов) достигло 15.

Изначально деятельности ЦАК была присуща ведомственная замкнутость, которая проявлялась в закрытости их заседаний, а также в вопросах допуска их членов в архивы, библиотеки, в монастырские, архиерейские и церковные ризницы для осмотра, описания и исследования в них документов и предметов древности. Все это могло осуществляться только с разрешения главы епархии.

Казанская епархия также откликнулась на инициативу начальника синодального архива о создании сети общественных научных организаций и архивохранилищ в духовном ведомстве. В 1906 г. здесь было открыто Церковное историко-археологическое общество Казанской епархии (ЦИАОКЕ). Своим появлением оно обязано архиепископу Казанскому и Свияжскому Димитрию.

Деятельность ЦИАОКЕ строилась не на пустом месте. В предшествующие годы местным епархиальным начальством предпринимались определенные меры, направленные на выявление, сохранение и изучение письменных памятников по церковной истории, издавались соответствующие распоряжения. Выходившие с 1867 г. Известия по Казанской епархии создали за четыре десятилетия хороший задел в виде различных публикаций историко-краеведческого характера. С изданием активно сотрудничали многие священники расположенных на территории Чувашии приходов И.М. Барсов, Н.А. Архангельский, М.П. Петров (Тинехпи) и др., присылавшие сюда для публикации интересные документы и сообщения. С образованием ЦИАОКЕ многие из них становятся его членами. С участием общества в Казанской епархии развертывается масштабная работа по описанию церквей.

В 1914 г. открылось Симбирское епархиальное церковное археологическое общество (СЕЦАО). Процесс его создания протекал весьма сложно, несмотря на то, что инициатива исходила от главы епархии архиепископа Вениамина. Камнем преткновения в этом вопросе оказались проблемы финансового характера, точнее, нежелание части духовенства отчислять часть своих доходов в пользу общества. Согласно уставу его главной задачей было «изучение церковно-религиозной жизни Симбирского края в прошлом и настоящем, охранение и изучение памятников церковной старины». В 1915 г. СЕЦАО получило помещение под древлехранилище. В этом же году оно начинает издавать сборники «Симбирская церковная старина». Всего в свет вышло три выпуска.

Таким образом, оценивая в целом вклад научно-исторических обществ в развитие архивного дела Чувашии в предреволюционный период следует отметить, что ими, а также отдельными учеными, представителями чувашской национальной интеллигенции была проделана огромная работа по выявлению и введению в научный оборот значительного количества архивных источников, способствовавших более глубокому изучению Чувашского края и проживавших здесь народов. Результаты их научной деятельности не только не утратили своего фундаментального значения в настоящее время, но и сыграли важную роль в становлении региональной истории.

В заключении подводятся общие итоги диссертационного исследования, формулируются выводы. Архивное дело в России в XVIII – начале XX вв. представляло собой сложную организацию без единой и четкой структуры и законодательной регламентации. В этот период происходило непрерывное реформирование архивной службы, углублялась специализация, появились частновладельческие архивы. Становление архивных служб в губерниях Поволжья пришлось на очень короткий исторический срок. В 1728 г. Сенат разослал наказы губернаторам о целесообразности создания объединенных губернских архивов и архивов городского самоуправления. Указом Сената 1736 г.  предписывалось строить для архивов каменные здания с железными затворами и решетками на окнах, от деревянных строений «не в близости». Архивы было положено опечатывать, а вынос документов, как и по Судебнику 1550 г., был категорически запрещен. Указами 1798 г. и 1800 г. предписывалось организовать три архива при губернском правлении, судебной и казенной палатах, которые сыграли важную роль в сохранности документов в уездных городах, посадах, селениях и монастырях. Законом «Учреждение губернских правлении» 1845 г. впервые в практике отечественного архивного дела были сформулированы требования располагать и содержать дела постоянно с сохранением внутренней структуры документальных комплексов, т.е. в том порядке, в котором они были зарегистрированы в текущем делопроизводстве. Этот порядок, получивший название принцип систематизации по происхождению, используется и в настоящее время.

Местные городские и уездные учреждения стремились создавать особые условия для хранения документов, однако ограниченные в средствах и штатной численности, а главное – в поиске дополнительных площадей для хранения архивов, местные учреждения были вынуждены приспосабливаться к сложившимся условиям. Местные городские и уездные учреждения в конце 40-х гг. XIX в. получили разрешение на уничтожение своих архивных документов. Вся работа строилась исходя из личного усмотрения чиновников, о чем свидетельствует немалое количество выделявшихся к уничтожению дел, которые оказались бы полезными для исследователей. Местная администрация чаще всего была вынуждена мириться с непрофессионализмом своих подчиненных. В архивах часто работали случайные люди без должной подготовки и специальных знаний.

Каждое ведомство, имевшее в губернских уездных центрах свои структуры, самостоятельно решало вопросы, связанные с архивной деятельностью на местном уровне. В результате в XIX в. сложилась система ведомственных архивов. Особое место в историко-культурном наследии Чувашии занимают церковные архивы, которые тесно связаны с идеологической ролью церкви в системе государственного управления. Важную роль в сохранении документов и описании архивных документов в Чувашии сыграло Общество археологии, истории и этнографии (ОАИЭ) при Казанском университете, которое внесло заметный вклад в изучение истории Среднего Поволжья и Приуралья. Таким образом, Общество стало объединением лучших научных сил не только Казани, но и Санкт-Петербурга, Москвы, а также зарубежья.

Опыт функционирования архивов в уездных городах Чувашии в изучаемые годы позволяет предложить следующие рекомендации:

1. Дальнейшее изучение истории архивного дела в Чувашии и других субъектов Российской Федерации целесообразно проводить в рамках самостоятельной научной дисциплины – регионального архивоведения со своей собственной предметной областью.

2. Опыт архивной деятельности, прослеженный в том числе на примере территории Чувашской Республики, позволяет не только проследить тенденции, приведшие к ведомственной организации хранения архивных документов, но использовать его для предотвращения подобного развития событий в современных условиях.

3. Пробелы в дореволюционном и современном российском законодательстве в области работы с частными архивами являются серьезным препятствием для полноценного комплектования архивов данной категорией документальных комплексов. Скорейшее внесение поправок и дополнений в действующее законодательство Российской Федерации – одна из первостепенных задач архивного дела.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»