WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

Королев Алексей Владимирович

Религиозно-политические взгляды С. Т. Кольриджа

Специальность 07.00.03 – Всеобщая история

Автореферат

диссертации на соискание ученой

степени кандидата исторических наук

Саратов 2009

Работа выполнена в ГОУ ВПО

«Саратовский государственный университет

имени Н. Г. Чернышевского»

Научный руководитель:

доктор исторических наук

Гладышев Андрей Владимирович

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук

Чудинов Александр Викторович

кандидат исторических наук, доцент

Украинский Вадим Николаевич

Ведущая организация: Ставропольский государственный университет

Защита состоится 17 февраля 2010 г. в 14.00 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.243.03 при Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского по адресу: 410012, Саратов, ул. Астраханская, 83, ИИМО, корп. XI, ауд. 516.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского по адресу: Саратов, ул. Университетская, 42, читальный зал № 3.

Автореферат разослан 15 января 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук Чернова Л.Н.

Общая характеристика исследования

Актуальность темы. Как современники, так и потомки видели в Сэмюэле Тэйлоре Кольридже (1772-1834) одного из величайших мыслителей своей эпохи. Некоторые, особенно восторженные почитатели его таланта, даже называли его «гением» и «пророком». Его считают мыслителем, оказавшим громадное влияние на все последующее развитие британской политической науки и одновременно «отцом широкой церкви». Политические теории Кольриджа – важный этап в формировании современной западной политический науки.

Вопросы, волновавшие самого Кольриджа и современное ему британское общество, актуальны и по сей день: это соотношение личности и государства, проблемы собственности, религиозной терпимости, национальной самобытности, и многое другое. Потому-то работа, посвященная изучению взглядов Кольриджа, будет иметь не только академический интерес. В его творчестве, пришедшемся на эпоху резких политических размежеваний, борьбы идей, формирования новых доктрин нашли отражение противоречивые и часто противоположные тенденции и позиции. Значение изучения политических взглядов Кольриджа состоит в том, что он стоит у истоков формирования двух важнейших политических идеологий: консервативной и либеральной. Современный читатель, обращаясь к истокам учений, под флагом которых мир развивался последние два столетия, найдет в работах Кольриджа истины, остающиеся «вне времени» и по-прежнему актуальные.

Объектом исследования представленной диссертации стали религиозно-политические взгляды С.Т. Коль­риджа, его мировоззренческие ориентации, интеллектуальный инструментарий и понятийный аппарат, рассмотренные в их развитии, а также в интеллектуальном и событийном контексте времени.

Степень научной разработанности проблемы. Начало специальному изучению не только жизненного пути, но и взглядов С.Т. Кольриджа положил его современник Дж.С. Милль. Приписывая С.Т. Кольриджу, наряду с Дж. Бентамом, роль революционера в области эпистемологии, Милль характеризует Бентама как либерального мыслителя, обращенного в будущее, а Кольриджа – как консервативного философа, стремящегося постичь истины, заключенные в прошлом1.

Постепенно в изучении творческого наследия Кольриджа начинают выкристаллизовываться отдельные направления. Одни авторы сосредотачиваются на чисто литературоведческих подходах, другие углубляются в исследование философских основ мировоззрения Кольриджа. В последнем направлении работали Дж. Мюирхед, А. Хелмбольц, Дж. Хэйни и др. В центре их внимания – вопрос о степени влияния на С.Т. Кольриджа различных философских течений, в первую очередь английского неоплатонизма и немецкого идеализма. Большинство из этих исследователей сходится в том, с начала ХIХ в. мировоззрение Кольриджа находилось в общем русле философии Канта, Шлегеля и других германских трансценденталистов. При этом Дж. Мюирхед настаивает, что Кольридж пришел к этой философии самостоятельно. Однако по мнению Н. Уайльда, Кольридж на протяжении всей своей жизни оставался философом-неоплатоником и никогда не был настоящим трансценденталистом2.

С историографическим направлением, акцентирующим внимание на изучении философских, мировоззренческих взглядов Кольриджа тесно соприкасаются работы тех авторов, что предпочитали видеть в Кольридже в первую очередь религиозного мыслителя.

Еще в 1842 г. Ф.Д. Морис указал на Кольриджа, как на религиозного мыслителя, подчеркнув при этом, что отличительной чертой его мировоззрения является тесное соседство религиозной веры и сомнения3. Этапом в изучении «религиозного» Кольриджа стала работа Дж. Таллоча, который настаивал на особом (и весьма значительном) вкладе Кольриджа в развитие англиканской теологии, утверждая, что этот мыслитель превратил христианство «из простого символа веры, из собрания статей, в живой образ мыслей, охватывающий всю человеческую деятельность»4.

В целом можно констатировать, что в XIX в. историки охотно подчеркивали вклад Кольриджа в развитие англиканской теологии, но при этом особое внимание уделяли изучению рациональной составляющей в религиозных взглядах Кольриджа.

Историки ХХ столетия религиозные воззрения Кольриджа рассматривали уже либо в контексте комплексного анализа его взглядов, либо лишь в связи с его философскими рефлексиями. Ч. Сандерс, пытавшийся провести как раз комплексный анализ взглядов английского мыслителя, в своей книге5, посвященной влиянию идей Кольриджа на идеологов движения «широкой церкви»6 в Англии, пришел к выводу, что теология у Кольриджа – основа вообще всякой науки. Основное внимание Ч. Сандерс уделяет идеалистической теории «национальной церкви», рассматривая ее в контексте борьбы католиков и диссидентов за равноправие с англиканской церковью. Что же касается теологии самого Кольриджа, то в ней и заключен его главный вклад в историю: стремление Кольриджа к сохранению единства Церкви и неприятие сектантского духа привели его к выработке концепции «широкой церкви», которая жива и поныне Кольриджа он считает сторонником толерантной англиканской церкви как противовеса фанатичным католицизму и кальвинистским сектам.

Дж. Боулджера более интересовали философские аспекты творческого наследия Кольриджа. Он обратился к эволюции мировоззренческих позиций Кольриджа и пришел к выводу, что если на «раннего» Кольриджа наибольшее влияние оказали философия Хартли и Пристли, то религиозные взгляды «зрелого» Кольриджа сформировались в основном под воздействием неоплатонизма. Таким образом, развивая и нюансируя точку зрения Н. Уайльда, Дж. Боулджер признает все же влияние на Кольриджа трансцендентальной философии Канта, но осторожно предостерегает от переоценки этого влияния7.

Историки второй половины ХХ столетия вслед за Дж. Боулджером так же пытались рассмотреть религиозные взгляды Кольриджа через призму философии. При этом одни (как, например, С. Хаппель) искали философский «центр» религиозных взглядов Кольриджа8, другие рассматривали его философские построения как попытку «объяснения» веры с позиций рационализма9, третьи подчеркивали оригинальность Кольриджа, видя его главное отличие от других англиканских теологов в «необычайной веротерпимости»10. В середине 1980-х гг. разгорелась дискуссия между П. Алленом и Дж. Морроу по поводу понимания Кольриджем отношений между «национальной церковью» и государством. Если Дж. Морроу утверждал, что идеалом Кольриджа была полностью независимая от государства церковь, то П. Аллен полагал, что Кольридж мыслил «национальную церковь» как «содержанку» всей нации, полномочным представителем которой является государство11.

Что касается целенаправленного изучения «политической составляющей» учения Кольриджа, то началось оно сравнительно поздно, в первые десятилетия XX в. «Пионером» в данной области стал Ф. Браун. В его исследовании, законченном еще в годы Первой мировой войны,12 характеристика политических взглядов Кольриджа вписана в общий контекст бурной дискуссии англичан о Французской революции. Ф. Браун утверждает, что Кольридж, первое время питавший симпатии к Революции, быстро отошел от увлечений юности, да и увлечения-то эти никогда не были глубокими убеждениями. По мнению Ф. Брауна, политические теории Кольриджа, как правило, плохо соотносились с реальной политической жизнью и носили умозрительный характер. Ф. Браун также подчеркивает склонность Кольриджа к мистицизму, и то огромное значение, которое оказывало на него христианство. Ф. Браун приходит к выводу, что Кольридж оценивал революционные события во Франции, прежде всего, с позиций христианской морали13.

Так уже Ф. Браун затронул и до сегодняшнего дня самый дискуссионный вопрос о различии между ранними и поздними политическим взглядами Кольриджа. В зависимости от своих вкусов и пристрастий или от зигзагов внутренней политики страны исследователи и представляли Кольриджа (фигуру, которую нельзя было просто обойти, создавая свой политизированный вариант истории Великобритании) то либералом, то консерватором, а в более нюансированных концепциях - то как «либерального консерватора», то как «консервативного либерала».

Все многообразие историографических интерпретаций этой перемены в воззрениях Кольриджа мы условно можем разделить на две группы. Как это часто бывает с оценкой вообще любого мыслителя или политического деятеля, творчество которого пытаются разделить на «этапы» или «периоды», споры ведутся вокруг, в общем-то, одной проблемы – интеллектуального «континуитета и дисконтинуитета». Одни исследователи подчеркивают различия, «повороты», разрывы с прошлым и перемены во мнениях, другие же делают акцент на преемственности, на внутреннем мировоззренческом единстве.

Интерпретационные модели, которые мы отнесли бы к первой историографической группе, объединяет убеждение, что существовало последовательно два политических учения Кольриджа, основанных на совершенно разных принципах. Эта точка зрения получила широкое распространение в 60-х гг. ХХ в. Для таких исследователей характерна следующая схема идейной эволюции Кольриджа: как политический мыслитель он прошел через три последовательных стадии: «якобинства», «измены» и «консерватизма». Таким образом, в соответствии с этим подходом, убеждения Кольриджа с течением времени изменились на прямо противоположные.

Ко второй группе интерпретационных моделей творчества Кольриджа мы отнесем те исследования, в которых авторы акцентируют внимание не на «разрывах», а на преемственности его идей в различные периоды жизни. В таких работах речь идет не о «переломах», а о двух «этапах» одного и того же политического учения, основанного на неких общих принципах.

К. Бринтон создал так называемую «теорию хамелеона», согласно которой Кольридж не имел твердых политических убеждений и на протяжении всей своей жизни имел привычку менять свои политические убеждения в зависимости от той аудитории, к которой обращался. Он говорил как «якобинец», когда имел дело с либералами, и как «тори» перед более консервативной публикой, но в действительности, по мнению Бринтона, не был ни тем, ни другим14. «Теория хамелеона» обрела вторую жизнь в написанной в 1986 г. работе Мак-Фарланда15.

Если Бринтон и Мак-Фарланд фактически отказывают Кольриджу в политических убеждениях, то Г. Били первым выделил в развитии политических взглядов Кольриджа два последовательных этапа: ранний «годвинианский» период» и поздний период «политического романтизма». Подчеркивая разницу между двумя этапами, Били все же признает наличие мировоззренческих констант, которых Кольридж придерживался на протяжении всей жизни16.

В дальнейшем стремление разделить политическое учение Кольриджа на отдельные этапы привело к возникновению так называемой «теории измены» или «теории ренегатства». Первым ее предложил Э. Томпсон, который утверждал, что Кольридж «изменил» своим ранним либеральным политическим убеждениям и в течение очень короткого времени перешел на консервативные позиции. Ключевым моментом в этой теории является представление о коренном переломе в развитии взглядов Кольриджа и отрицание их медленной эволюции17. Последователи Томпсона относят момент «перелома» или «измены» Кольриджа к 1795 г. или к 1802 г. При этом объяснения «перелому» предлагались самые разные, но главный тезис практически во всех случаях просматривается более или менее явственно: переход от либерализма к консерватизму – естественный процесс. Так историк литературы М. Абрамс вышеуказанный переход от либерализма к консерватизму представляет как объективный закон человеческого развития: Кольридж стал «ренегатом», ибо сдвиг на более консервативные позиции переживает каждый человек в процессе взросления18.

Модифицированным вариантом томпсоновской теории явилась концепция Дж. Поукка, который превращение Кольриджа из республиканца в убежденного консерватора изображает как процесс, занявший несколько лет19. Так на смену образа «перелома» в историографии творчества Кольриджа появляется образ «перехода», более удовлетворяющий исследователей с эволюционистскими мировоззренческими установками.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»