WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

1. Предварительная индивидуализация и последующая специальная организация надзорной деятельности в отношении поведения физических лиц. Это выражается в знании учреждениями уголовно-исполнительной системы и органами внутренних дел тех или иных граждан по предшествующей противоправной деятельности, в силу чего они ставятся на соответствующий учет и берутся под наблюдение с установлением соответствующих ограничений.

2. Наличие отдельных норм или нормативных правовых актов, регулирующих установление и осуществление полицейского (административного) надзора за поведением конкретной категории физических лиц.

Во втором параграфе диссертации «Общая характеристика современной российской модели института полицейского надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, и перспективы его развития» - рассматривается складывающаяся нормативная основа надзора милиции за лицами, освобожденными из мест лишения свободы. Автор подчеркивает, что особая роль данного вида надзора прежде всего обусловлена общим количеством и социальной опасностью лиц, под ним состоящих; продолжительной историей существования и применения достаточно развитого законодательства о нем в СССР и России; изученностью соответствующей правоприменительной практики; обособленностью и проработанностью законодательства о таком надзоре, длительной историей его существования и применения в странах Европы и постсоветских государствах.

Позицию диссертанта по данной проблеме в наибольшей мере характеризует разработанный авторский законопроект, отличающийся от официального следующим:

а) он содержит исчерпывающий перечень составов преступлений, совершение которых влечет за собой установление судом административного надзора;

б) он носит более жесткий и в то же время более определенный (по кругу лиц) характер и не предполагает установление надзора после освобождения из мест лишения свободы (в период действия судимости) вследствие систематических нарушений судимым лицом общественного порядка или совершения «антиобщественных действий» (т.е. исключает (по прежней терминологии) лиц, формально подпадающих под административный надзор);

в) основным субъектом осуществления административного надзора определены органы юстиции, а не внутренних дел, что в большей мере соответствует принципам правового государства. В то же время, с учетом территориальных особенностей страны и специфики самой надзорной деятельности предполагается, что эти функции в отдельных случаях в качестве основного субъекта будет осуществлять и милиция;

г) административный надзор позиционируется в нем не как исключительно репрессивная «полицейская» мера, а несет в себе принципиально значимую идею ресоциализации поднадзорных лиц.

В третьем параграфе «Гарантии реализации прав граждан в ходе установления и осуществления полицейского надзора в отношении отдельных категорий лиц» - автор отмечает, что гарантии прав граждан в ходе установления и осуществления полицейского надзора за поведением отдельных категорий лиц уместно разделить их на общие (социально-экономические) и юридические. Степень реализации общих гарантий прав лиц, подвергнутых надзору, в настоящее время минимизирована, что в первую очередь связано со «свернутостью» его реабилитационного потенциала. К основным правовым гарантиям реализации прав лиц, за поведением которых осуществляется надзор, относятся: законодательное закрепление понятия, оснований установления персонифицированного надзора, категорий лиц, в отношении которых возможно его проведение, определение судей в качестве субъектов, уполномоченных устанавливать надзор и, соответственно, возбуждать надзорное производство; установление законом исчерпывающего перечня мероприятий, проводимых в процессе надзора, сроков его проведения, процессуального порядка оформления мероприятий, прав и обязанностей полномочных органов (должностных лиц) и поднадзорных; правовая регламентация оснований и порядка прекращения надзора, восстановления ограниченных прав лиц, в отношении которых он осуществлялся; возможность поднадзорного лица обжаловать незаконные действия должностных лиц правоохранительных органов; осуществление прокурорского и иных видов надзора за законностью проведения соответствующих мероприятий.

В настоящее время в недостаточной степени законом регламентированы основания установления персонифицированного надзора и сопутствующих ему ограничений в отношении условно осужденных лиц: отсутствует исчерпывающий перечень ограничений, устанавливаемых судом, исполнение которых охватывается предметом надзора; формулировка ряда ограничений не позволяет однозначно определить их содержание.

Решением проблемы, направленным на обеспечение единообразия судебной практики и, соответственно, на более полную реализацию гарантий прав поднадзорных условно осужденных и условно-досрочно освобожденных лиц, может явиться закрепление исчерпывающего перечня из четырех видов ограничений в УК РФ – запрещения пребывания в определенных местах муниципального образования (городского округа); запрещения пребывания вне дома (квартиры) в определенный период времени; запрещения выезда за пределы муниципального образования (городского округа); установления обязательной явки от одного до четырех раз в месяц в орган, осуществляющий надзор за данными лицами по месту их жительства (пребывания) в определенные дни для регистрации. В целом, полагаем, данный перечень, а также процедуры установления самого надзора, административных ограничений а также и все иные, вытекающие из УК РФ и связанные с персонифицированным надзором, должны соответствовать устанавливаемым Федеральным законом «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы».

Законодатель закрепил ряд мер воздействия в отношении условно осужденных – вследствие совершения этими лицами административного правонарушения или преступления либо продляется испытательный срок, либо назначаются дополнительные ограничения, либо условное осуждение заменяется фактическим лишением свободы.

Применение указанных мер сопряжено с рядом проблем правового и организационного характера, непосредственно связанных с обеспечением прав поднадзорных лиц, основной из которых является отсутствие четкого разграничения оснований для применения каждой из этих мер воздействия, применение оценочных понятий «неисполнение обязанностей», «уклонение от их исполнения», «систематическое» и «злостное неисполнение возложенных судом обязанностей», которые нуждаются в дополнительном толковании.

        1. В заключении работы сформулированы общие итоги исследования и сделаны выводы.

1. Персонифицированный полицейский надзор можно определить как протекающее в установленной правовой форме специально организованное наблюдение органов внутренних дел (милиции), уголовно исполнительных инспекций и иных субъектов полицейской деятельности за поведением лиц, которые стали им известны своей противоправной деятельностью и, согласно закону, на основании судебного решения должны находиться под контролем в| целях не допущения с их стороны возможных правонарушений.

Правовая форма, присущая персонифицированному полицейскому надзору, включает в себя:

а) полномочия субъектов полицейской деятельности и представителей общественности по контролю за поведением поднадзорных лиц и проведению с ними воспитательной и иной работы;

б) установление в отношении поднадзорных лиц определенных ограничений;

в) особый административно-правовой статус поднадзорных;

г) ответственность поднадзорных за неисполнение правовых предписаний, вытекающих из самого факта взятия под надзор.

2. Правовой основой выделения персонифицированного надзора в самостоятельную функцию (форму, метод) субъектов полицейской деятельности в настоящее время являются УК РФ, УИК РФ, КоАП РФ, Закон РФ «О милиции», Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах», Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», Положение о МВД России, ведомственные нормативные правовые акты Министерства юстиции и МВД России.

Отраслевая принадлежность массива норм, определяющих основания и порядок установления и осуществления персонифицированного полицейского надзора, в наибольшей степени характеризуется тем, что его административно-правовая основа в значительной части дополняется уголовно-правовой. Персонифицированный полицейский надзор, таким образом, в равной степени базируется как на административном, так и на уголовном законодательстве, т.е. представляет собой комплексный правовой институт. Нормы оперативно-розыскного права играют здесь вспомогательную роль, причем относятся именно к специфическим методам полицейского надзора.

Указанная «разноотраслевая» принадлежность в сочетании с достаточно узким и четко определенным предметом правового регулирования является важнейшей особенностью, выделяющей персонифицированный полицейский надзор в самостоятельный вид административного (и полицейского) надзора.

3. Видами персонифицированного полицейского надзора по действующему российскому законодательству являются:

3.1. Надзор за лицами, условно осужденными к лишению свободы;

3.2. Надзор за лицами, условно-досрочно освобожденными из мест лишения свободы;

3.3. Надзор за ранее судимыми лицами, освобожденными из мест лишения свободы;

3.4. Надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, совершившими тяжкие или особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

Указанные виды персонифицированного полицейского надзора, несмотря на их различную правовую проработанность и действенность, в совокупности представляют собой сложившуюся на сегодняшний день систему надзора субъектов полицейской деятельности за поведением отдельных категорий лиц.

4. Следует констатировать типичность элементов механизма различных видов персонифицированного полицейского надзора, что свидетельствует об их общей родовой принадлежности. Такими элементами являются: контроль за поведением, в том числе за соблюдением установленных ограничений; угроза репрессией, в основном состоящая в возможности реального применения лишения свободы к нарушителям; оказание помощи в социальной адаптации лицам, состоящим под надзором; индивидуальная воспитательная работа, осуществляемая в их отношении. Традиционна также большая роль общественности, некоммерческих организаций в реализации всех названных элементов механизма персонифицированного полицейского надзора.

5. Концепция проекта Федерального закона «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» нуждается в серьезной переработке, как минимум, в трех направлениях:

5.1. Административный надзор должен устанавливаться в отношении граждан, совершивших конкретные, постатейно поименованные в законе преступления, и лишь у этих лиц могут быть избирательно ограничены права. Лишь при таком подходе закон об административном надзоре избежит противоречия с международными актам о правах человека и с Конституцией Российской Федерации;

5.2. Следует передать исполнение административного надзора, подобно всей системе исполнения уголовных наказаний, целиком в органы юстиции; что в большей мере соответствует принципам правового демократического государства;

5.3. Административный надзор должен расстаться с репутацией исключительно репрессивной «полицейской» меры, ему необходимо нести в себе принципиально значимую идею ресоцилизации поднадзорных лиц. Следует дополнить данный институт перечнем конкретных служб, отвечающих за выполнение программ социальной реабилитации, установить их компетенцию и полномочия; определить содержание, направления, ответственных и источники финансирования данных программ. Без установления ответственности социальных служб и прямой организационной связи с ними невозможно эффективно организовать помощь по возвращению человека в общество, т.е. его ресоциализацию.

6. Сфера персонифицированного надзора должна быть распространена на лиц, допустивших семейно-бытовое насилие, в отношении которых, а также их жертв, в соответствии с модельным законодательством ООН и национальным законодательством большинства государств Европы, стран-членов СНГ и других устанавливаются ограничительные (для защиты жертв - охранительные) меры, сопровождающиеся полицейским надзором и комплексом реабилитационных мероприятий.

«Заполнение» указанных пробелов в ходе дальнейшего развития российского законодательства будет способствовать не только его полноте и завершенности, но и цивилизованности, а также, несомненно, ощутимому сокращению рецидивной и бытовой преступности в стране.

7. Объективно существующая тождественность институтов административного надзора за поведением судимых лиц в России, Республике Казахстан, Беларуси, Украине и других постсоветских государствах, происходящие между ними миграционные процессы свидетельствуют о необходимости унификации и сближения механизмов осуществления указанных институтов в рамках государств-участников СНГ.

Полагаем, что реализация предлагаемых мер способствовала бы, с одной стороны, лучшей защите и даже расширению прав поднадзорных граждан, позволяя им перемещаться и менять место жительства в пределах различных государств, особенно, соседних с Россией, с другой – совершенствованию механизма контроля за наиболее социально опасной категорией судимых лиц, и, следовательно, снижению остроты общей для данных стран проблемы рецидивной преступности.

8. В недостаточной степени законом регламентированы основания установления персонифицированного надзора и сопутствующих ему ограничений в отношении условно осужденных и условно-досрочно освобожденных: отсутствует исчерпывающий перечень ограничений, устанавливаемых судом в отношении этих лиц, исполнение которых охватывается предметом надзора; формулировка ряда ограничений не позволяет однозначно определить их содержание.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»