WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

2. Пробационный надзор, несмотря на свою уголовно-правовую природу, включает в себя административное принуждение. Прежде всего, это касается режима надзора, которым обусловливается специфический административно-правовой статус поднадзорного. Так, состоящий под пробационным надзором обязан сообщать сотруднику службы надзора о месте проживания и работы, уведомлять об их изменении, являться к нему по вызову, поддерживать с ним регулярные контакты, соблюдать законодательство. Он должен избегать вредного общения, по возможности обеспечивать себя материально, ему может быть запрещено употребление алкогольных напитков и др. Сотрудник, обеспечивающий надзор, обладает широким кругом специфических полномочий, позволяющих ему контролировать соблюдение установленных поднадзорному предписаний. Весьма характерно, что последние, уже в силу обеспечения принуждением, имеют отчетливо выраженное полицейско-правовое превентивное содержание и, по сути, являются вспомогательным средством адаптации поднадзорного в обществе.

В третьем параграфе «Полицейский надзор за осужденными, отбывающими уголовное наказание на свободе, в СССР» - персонифицированный полицейский надзор рассматривается как разновидность надзора, представляющую собой составную часть режима отбывания уголовного наказания на свободе, вне мест ее лишения. Автор в своей работе ссылается на на Указ Президиума Верховного Совета СССР от 12 июня 1970 года, положивший начало впоследствии широко распространенному надзору милиции за условно осужденными и условно освобожденными с обязательным привлечением осужденного к труду. Этот указ и последующие нормативные правовые акты подробно регламентировали персонифицированный надзор за осужденными, отбывающими наказание на свободе, в СССР, устанавливали в отношении поднадзорных группы ограничений. Диссертант в данном параграфе подробно рассматривает эти ограничения. Автор отмечает, что общий административный надзор милиции отличался от надзора за условно осужденными по кругу лиц, попадающих в сферу его действия. Первый, как известно, осуществлялся в отношении всех граждан, на которых нормы, регулирующие государственный и общественный порядок, возлагали определенные обязанности. Второй устанавливался индивидуализировано и лишь за теми, в отношении кого имелся приговор или определение суда о направлении на предприятие (стройку) народного хозяйства на определенный срок, т.е. за лицами, совершившими преступление, и подвергнутыми в связи с этим уголовному наказанию. Качественно различный круг лиц, находящихся в сфере надзора, предполагал существенные различия целей этого надзора, а также форм и методов его осуществления.

Содержание надзора за лицами, условно освобожденными из мест лишения свободы с обязательным привлечением осужденного к труду, было идентично содержанию надзора за условно осужденными, как и правовое положение тех и других лиц.

К рассмотренному виду надзора близок надзор милиции за ссыльными и высланными. Основные положения, касающиеся порядка и условий отбывания ссылки и высылки, содержались в Основах исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик. Детальная регламентация порядка исполнения наказания в виде ссылки и высылки осуществлялась исправительно-трудовыми кодексами союзных республик, в частности, ИТК РСФСР. Автором рассматриваются основные требования к порядку и режиму исполнения ссылки и высылки, правовому регулированию надзора милиции за ссыльными и высланными.

В четвертом параграфе «Полицейский надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, в зарубежных социалистических государствах Европы» - автором проанализированы различные виды надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, существовавшие в указанных государствах. В частности это предохранительный надзор (Польская Народная Республика), патронажный надзор (Венгрия), охранный надзор (Чехословакия), административный надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы (Болгария), государственные контрольные меры (ГДР). В параграфе подробно описаны порядок установления каждого из видов надзора, полномочия полиции (милиции) по его осуществлению, права и обязанности поднадзорных.

В пятом параграфе «Административный надзор милиции за отдельными категориями лиц в СССР» - автор утверждает, что персонифицированный полицейский надзор, осуществляемый в СССР вне рамок режима уголовного наказания, мог быть сведен к трем основным группам:

  1. Надзор милиции за тунеядцами;
  2. Надзор специальных частей органов внутренних дел за лицами, освобожденными из мест лишения свободы;
  3. Гласный административный надзор.

Каждая из групп подробно описана автором в диссертации. Диссертант подчеркивает, что институт гласного административного надзора для своего времени в достаточной степени гарантировал соблюдение прав поднадзорных. Так, для установления и каждого случая продления надзора требовалась санкция прокурора. Дела об административных правонарушениях (до возбуждения уголовного дела – не менее двух раз) рассматривались судьей, который каждый раз оценивал законность установления (продления) надзора. Предусматривалось право обжалования законности установления как самого надзора, так и отдельных его ограничений.

Вторая глава диссертации «Персонифицированный полицейский надзор в зарубежных государствах на современном этапе» - посвящена исследованию персонифицированного полицейского надзора по законодательству стран дальнего зарубежья и государств-членов СНГ и пробационного надзора в структуре субтюремных коррекционных программ по современному законодательству зарубежных государств.

В первом параграфе «Персонифицированный полицейский надзор по законодательству стран дальнего зарубежья и государств-членов СНГ» - автор отмечает, что изучение законов о полиции (милиции) и иного законодательства как стран дальнего зарубежья, так и государств-участников СНГ подтверждает, что оно, как правило, содержит нормы либо отдельные нормативные правовые акты, посвященные персонифицированному полицейскому надзору или надзору полиции (милиции) за отдельными категориями лиц. Диссертант подробно рассматривает современное законодательство о данном виде надзора государств Евросоюза, в частности, законодательство Бельгии о помещении рецидивистов под контроль государства, законодательство о полицейском надзоре в Австрии, ФРГ, Швейцарии. Постсоветские государства представлены в исследовании законодательствами Республики Беларусь, Казахстана, Украины, Приднестровской Молдавской Республики и другими.

Диссертантом сделан вывод о том, что сопоставление различных концепций полицейского (административного) надзора вызывает многие вопросы, требующие обсуждения. В частности, возможен ли учет европейского подхода к конструированию подробно рассмотренного на примере законодательства Бельгии и ФРГ института, при реформировании отечественных правовых норм, регулирующих отношения в области надзора за поведением судимых лиц В государствах Европы всё, что связано с надзором, относится к области уголовного права и УК РФ должен в этом случае подвергнуться серьезным изменениям. Или сохранить политически уязвимую, по сути, постсоветскую, но привычную и в сугубо правоохранительном смысле, безусловно, полезную модель, осовременив ее, главным образом, повышением роли суда в установлении и продлении надзора и сопутствующих ему правоограничений Российский законодатель склонился к последнему, сохранив административный надзор милиции в административно-правовом поле.

Диссертант олагает, что для создания в России эффективной организационно-правовой системы полицейского (административного) надзора, соответствующей стандартам правового демократического государства, будет полезным дальнейший детальный анализ законодательства зарубежных государств, регулирующего данные вопросы, и практики его применения.

Во втором параграфе «Пробационный полицейский надзор в структуре субтюремных коррекционных программ по современному законодательству зарубежных государств» - раскрывается содержание основных существующих типов субтюремных коррекционных программ, сопряженных с персонифицированным надзором. Это такие типы, как обычная пробация, усиленный надзор, домашний арест, электронный мониторинг, «шоковая» пробация, освобождение под честное слово.

По содержанию параграфа автором сделаны следующие выводы:

1. Пробация и родственные ей институты, включающие в себя персонифицированный надзор в отношении осужденных, отбывающих наказание в обществе, – весьма перспективный для России вид наказания. Отбывание наказания без изоляции от общества под надзором квалифицированного персонала позволяет избежать негативных нравственных, психологических и физических последствий изоляции, поскольку при альтернативном наказании навыки социального взаимодействия сохраняются и развиваются под воздействием социальной среды и при активной помощи сотрудников службы пробации. Сказанное особенно актуально в отношении несовершеннолетних. Поэтому персонифицированный надзор за поведением лиц, отбывающих наказание на свободе, является весьма значимой и содержащей большой потенциал развития разновидностью административного (полицейского) надзора, соответственно, требующей внимания представителей административно-правовой науки.

2. Пробационный надзор, осуществляемый, как правило, службами, входящими в структуру органов юстиции или аппаратов судов (т.е. не полицией), все же может быть отнесен к числу видов персонифицированного полицейского надзора, несмотря на нежелание законодателей использовать подобную терминологию. В пользу данного суждения свидетельствуют: а) его индивидуализированный характер; б) правоохранительная (или полицейская, что для данного направления деятельности синонимы) направленность; в) участие полиции (милиции) в его осуществлении, особенно, по месту жительства; г) репрессивность данной меры, акцентирующейся на контроле за соблюдением поднадзорным «технических» условий надзора; д) ярко выраженный административно-правовой (или полицейско-правовой) запретительный режим, устанавливаемый судом в отношении каждого поднадзорного, и соответствующий характер полномочий, предоставленных законом надзирающим структурам; е) не определенность пределов допустимого вмешательства надзирающих структур в частную жизнь поднадзорных.

3. Следует констатировать типичность элементов механизма пробационного и других видов персонифицированного полицейского надзора, что также свидетельствует об их общей родовой принадлежности. Такими элементами являются: контроль за поведением, в том числе за соблюдением установленных ограничений; оказание помощи в социальной адаптации лицам, состоящим под надзором; индивидуальная воспитательная работа, осуществляемая в их отношении. Традиционна также большая роль общественности, некоммерческих организаций в реализации всех названных элементов механизма персонифицированного полицейского надзора.

Третья глава диссертации «Персонифицированный полицейский надзор по законодательству Российской Федерации» - посвящена анализу понятия, особенностей, видов персонифицированного полицейского надзора по российскому законодательству. Автором рассмотрена современная модель полицейского(административного) надзора за поведением лиц, освобожденных из мест лишения свободы, а так же гарантии реализации прав граждан в ходе установления и осуществления полицейского надзора в отношении отдельных категорий лиц.

В первом параграфе «Понятие, особенности и виды персонифицированного полицейского надзора» автор определяет персонифицированный полицейский надзор как протекающее в установленной правовой форме специально организованное наблюдение органов внутренних дел (милиции), уголовно исполнительных инспекций и иных субъектов полицейской деятельности за поведением лиц, которые стали им известны своей противоправной деятельностью и, согласно закону, на основании судебного решения должны находиться под контролем в целях не допущения с их стороны возможных правонарушений.

В настоящее время организационно-правовую систему полицейского надзора за поведением отдельных категорий лиц можно представить состоящей из четырех блоков:

1. Надзор за лицами, условно осужденными к лишению свободы.

2. Надзор за лицами, условно-досрочно освобожденными из мест лишения свободы.

3. Надзор за ранее судимыми лицами, освобожденными из мест лишения свободы.

4. Надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, совершившими тяжкие или особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

Входящие в приведенную систему виды персонифицированного полицейского надзора могут быть дополнены его еще одной (доктринальной) разновидностью - надзором милиции (полиции) как мерой пресечения в уголовном судопроизводстве.

В то же время на сегодняшний день надежной правовой основы и единой эффективной системы полицейского (административного) надзора за поведением наиболее опасных категорий преступников, которые упорно не поддаются исправлению, не существует. Сложилась достаточно критическая ситуация, когда, с одной стороны, сохраняется значительный контингент ранее судимых лиц, склонных к совершению новых преступлений, с другой, утрачена правовая основа предупредительной деятельности в отношении наиболее рецидивоопасной части криминальной среды. Это вызывает дополнительную напряженность в обществе, негативно сказывается на безопасности граждан и требует принятия неотложных и адекватных законодательных и организационных мер реагирования.

Говоря о соотношении общего полицейского и персонифицированного полицейского надзора, автор подчеркивает, что персонифицированный надзор есть хотя и самостоятельная, но все же часть общего полицейского надзора и они относятся друг к другу как целое и часть.

Для отграничения персонифицированного надзора от общего полицейского предлагаются два критерия, которые дают возможность полностью отличать их друг от друга:

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»