WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Следует полностью отойти от критериев установления надзора, связанных с поведением осужденных (ранее судимых) лиц в местах лишения свободы или после освобождения. Меры надзорного характера, в частности, необходимо предусмотреть для лиц, совершивших сексуальные преступления в отношении детей, независимо от того, как они ведут себя в местах лишения свободы либо после освобождения; судимых к лишению свободы за тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров; участвовавших в террористических актах и некоторых других.

Подобный избирательный подход способен обеспечить данному институту как общественную поддержку, так и организационное преимущество: органы внутренних дел, Федеральной службы исполнения наказаний не будут перегружены количеством подлежащих контролю лиц.

7. Персонифицированный полицейский надзор и индивидуальная профилактика правонарушений, осуществляемая милицией и иными правоохранительными (полицейскими) структурами, соотносятся следующим образом. Персонифицированный полицейский надзор есть часть индивидуальной профилактики правонарушений или одна из форм ее выражения относительно довольно узкой категории лиц, чье правовое положение не только фиксируется, но и изменяется вследствие самого факта взятия под надзор.

В отношении основной массы подучетных профилактируемых лиц никакие дополнительные обязанности и ограничения не устанавливаются; соответственно, милиция и иные субъекты профилактики не обладают в отношении них никакими специальными, а лишь общенадзорными полномочиями; контрольная и воспитательная работа специально установленными мерами принуждения не обеспечивается. Именно отсутствие перечисленных признаков позволяет считать данную деятельность не надзором, а индивидуальной профилактической работой.

8. Персонифицированный полицейский надзор следует отличать от индивидуализированного надзора, ведущегося в отношении отдельных аспектов поведения физических лиц в ходе специального лицензионно-разрешительного полицейского надзора за оборотом служебного и гражданского оружия, частной детективной и охранной деятельностью, а также в ходе общенадзорной полицейской деятельности, осуществляемой в отношении лиц, состоящих на учете правоохранительных органов.

9. Деятельность правоохранительных органов по установлению и осуществлению персонифицированного полицейского надзора следует оценивать с учетом степени реализации прав поднадзорных граждан; законодательство в этой связи нуждается в совершенствовании.

В законе следует более полно регламентировать основания установления надзора за поведением условно осужденных и условно-досрочно освобожденных; закрепить исчерпывающий перечень ограничений, устанавливаемых судом, исполнение которых охватывается предметом надзора; уточнить формулировки отдельных уже установленных ограничений и обязанностей.

10. Эпизодически применяемая норма Кодекса РФ об административных правонарушениях, предусмотренная ст. 19.24, должна быть откорректирована по субъекту и соотнесена с мерами уголовно-правового (уголовно-исполнительного) воздействия в отношении условно осужденных, применяемыми вследствие совершения этими лицами административных правонарушений или невыполнения обязанностей, связанных с соблюдением ограничений, установленных судом, в виде продления испытательного срока, назначения дополнительных ограничений, отмены условного осуждения. Необходимо четко разграничить основания применения каждой из этих мер воздействия.

В целях правильного единообразного толкования и применения закона и исключения неправомерного и необоснованного ограничения конституционных прав поднадзорных требуется конкретизировать используемые в законе такие понятия, как «неисполнение обязанностей», «уклонение от их исполнения», «систематическое» и «злостное неисполнение возложенных судом обязанностей».

Степень разработанности проблемы. В ходе научного исследования использовались работы известных российских ученых-правоведов, в частности, труды Д.Н. Бахраха, К.С. Бельского, М.И. Еропкина, А.И. Каплунова, И.Ш. Килясханова, Ю.М. Козлова, П.И. Кононова, А.П. Коренева, С.И. Котюргина, Ф.С. Разаренова, Б.В. Россинского, Ю.П. Соловья, М.С. Студеникиной; труды по общей теории права С.С. Алексеева, Н.И. Матузова, А.В. Малько, В.С. Нерсесянца. Диссертантом использованы работы, посвященные институту надзора за поведением судимых лиц, ученых-полицеистов Германии Г. Остендорфа, И. Фееста, К. Фрайберга.

Проблема формирования современного, соответствующего стандартам правового государства института персонифицированного полицейского надзора, несмотря на свою актуальность, по нашему мнению, не получила должного внимания в российской правовой науке сегодняшнего дня. Многие научные работы, написанные в 70-е – 80-е годы XX века, практически потеряли свою актуальность. В то же время в рассматриваемой области особо следует отметить первые систематизированные работы таких авторов, как Ф.С. Разаренов «Административный надзор милиции» (М., 1969) и С.И. Котюргин «Специальный надзор милиции (Проблемы, задачи, функции)» (Омск, 1973).

Важные правовые и организационные аспекты института надзора за поведением судимых лиц в России и зарубежных государствах нашли отражение в работах А.Г. Авдейко, О.И. Бекетова, А.Д. Майле, И.М. Машарова, С.Б. Милушкина, А.В. Плохина, С.В. Пузырева и некоторых других авторов. Вместе с тем научных работ, развивающих проблему на глубоком концептуальном уровне, в настоящее время немного, широкая научная дискуссия не ведется. Восполнить указанный пробел в какой-то степени призвана данная работа.

Практическая значимость исследования связана с тем, что предлагаемые диссертантом рекомендации по проблеме совершенствования правовой основы института персонифицированного полицейского надзора, в том числе авторский проект федерального закона «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» могут способствовать повышению эффективности всей системы контроля за поведением судимых лиц в России, ее максимальному соответствию стандартам правового государства.

Материалы диссертационного исследования использованы при преподавании дисциплин «Административное право», «Криминология», преподаваемых в Сибирском университете потребительской кооперации (г. Новосибирск) и Омском юридическом институте, а также дисциплины «Предупреждение преступлений и административных правонарушений», преподаваемой в Омской академии МВД России; при разработке соответствующих учебно-методических комплексов.

Апробация и внедрение результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре конституционного и административного права Омского юридического института, где и проходило обсуждение результатов исследования и рецензирование работы.

Теоретические положения и выводы диссертации представлены в восьми опубликованных статьях. Ряд предложений и выводов был представлен соискателем на научных конференциях «Международные юридические чтения» (Омск, 2007 г.), «Актуальные проблемы административной ответственности» (Омск, 2009 г.), «Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе» (научно-практические конференции с международным участием) (Красноярск, 2008 и 2009 гг.).

Диссертант разработал (в соавторстве) проект федерального закона «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы».

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, десяти параграфов, заключения, библиографического списка и приложения.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, дается характеристика состояния проблемы и степени ее разработанности, определяется объект, предмет, цели и задачи исследования, указывается методологическая основа и источниковая база диссертационного исследования, раскрывается научная новизна, а также научная и практическая значимость работы.

Первая глава диссертации - «Становление и развитие полицейского надзора за отдельными категориями лиц в государствах Западной Европы и России» - посвящена теоретико-правовому анализу сущности, задач, функций полицейского надзора за поведением отдельных категорий физических лиц. Основное внимание уделено анализу конкретных видов полицейского (административного) надзора на первоначальном этапе их становления и развития. Ключевые виды персонифицированного полицейского надзора выделены автором и рассмотрены в отдельных параграфах.

В первом параграфе «Персонифицированный полицейский надзор в государствах Западной Европы и России в XIX - начале XX веков» автор характеризует сущность института персонифицированного полицейского надзора в различных государствах в период его возникновения и становления. В работе описана история развития полицейского надзора в таких странах, как Англия, Германия, Франция и Италия. В то же время особое внимание уделено становлению полицейского надзора в России. Автор выделяет следующие виды полицейского надзора, сложившиеся в конце XIX - начале XX веков:

1. Полицейский надзор, назначаемый судом как дополнительная мера уголовного наказания

2. Особый полицейский надзор, выступавший как мера пресечения попыток уклонения от следствия и суда.

3. Негласный надзор полиции

4. Гласный полицейский надзор.

Особенно широко в историческом аспекте в работе рассматривается именно гласный надзор. Автор раскрывает его сущность и функции, а также основания установления данного надзора за определенными лицами и сопряженные с ним правоограничения. Диссертант подчеркивает его универсальность, показывая, в частности, что гласный полицейский надзор мог быть определен жандармскими властями взамен особого надзора полиции в качестве меры пресечения попыток подозреваемого уклониться от следствия и суда.

В заключении параграфа диссертант выделяет наиболее существенные черты, характеризующие институт полицейского надзора в период его возникновения и становления. Во-первых, данная мера зарекомендовала себя в качестве универсальной и применялась в целях предупреждения как общеуголовных, так и политических преступлений. Во-вторых, особенно широкое применение в России полицейский надзор получил в период значительного роста революционного движения, когда правительством использовались все имеющиеся в его распоряжении наиболее эффективные средства охраны существовавшего государственного порядка. Полицейский надзор практически сразу же после учреждения занял место неотъемлемой части главного метода правоохранительной деятельности того времени - метода принуждения и силового подавления как политической оппозиции, так и преступной среды. В-третьих, полицейский надзор в гласной и негласной формах, а также в их одновременном и последовательном сочетании быстро распространился и достиг значительной степени зрелости в наиболее цивилизованных, экономически и «административно» развитых государствах рассматриваемого периода. В совокупности данные обстоятельства свидетельствуют о том, что полицейский надзор в его различных формах со времени возникновения всегда рассматривался экономически и политически господствующими общественными кругами европейских государств и России как важная и необходимая мера борьбы с преступностью, охраны государственного и общественного порядка, обеспечения общественной безопасности.

Во втором параграфе «Пробационный надзор, применяемый в качестве альтернативы лишению свободы в Западной Европе и США, как разновидность полицейского надзора» автор анализирует надзор как составную часть режима пробации, раскрывает полицейско-правовую сущность пробационного надзора. Диссертант утверждает, что пробационный надзор, широко применяемый в различных государствах в связи с деятельностью по исполнению уголовных наказаний, альтернативных лишению свободы; наказаний, которые осужденные отбывают в «вольном» обществе, имеет полицейско-правовую природу. Сама пробация нередко официально рассматривается как уголовный надзор (или уголовная опека). Интерес к службе пробации возникает, в первую очередь, в связи с ее функцией обеспечения исполнения наказаний, не связанных с изоляцией от общества, прежде всего, условного осуждения (применительно к российскому законодательству - ст.ст. 73, 74 УК РФ) и других, неотъемлемо связанных с персонифицированным надзором и имеющих в России значительную перспективу применения.

Автор, проанализировав суть широко применяемого в Европе и США режима пробации, неотъемлемо связанного с персонифицированным надзором, делает следующие выводы:

1. Развитие института пробации шло в основном по линии совершенствования с одновременным усилением и «полицеизацией» его надзорной функции. Родившись на основе филантропического по характеру добровольного участия граждан в перевоспитании осужденных и оказании им содействия в ресоциализации образовалась профессиональная вначале полицейская, затем - формально неполицейская надзорная служба, состоящая из специально подготовленных сотрудников, со всеми ее специфическими бюрократическими проблемами, самой серьезной из которых, как известно, является то, что она легко превращает средство (в данном случае – надзор) в цель. Повсеместно отмечаемая интенсификация надзора неизбежно повлекла за собой усиление его репрессивности и превращение в характерную разновидность персонифицированного полицейского надзора.

Правовую природу и содержание данной разновидности полицейского надзора наглядно характеризуют его альтернативные наименования, употребляемые западными юристами: “уголовный надзор за отбывающими наказание на свободе” (или просто “уголовный надзор”), “защитный надзор,” ”специальный надзор” (в отличие от надзора, осуществляемого в исправительном учреждении).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»