WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Предложения с частицами разве и неужели тоже не имеют эквивалентов в английском языке. Предпочтительным способом перевода предложений с частицами разве и неужели является общий вопрос (случаи перевода предложений с частицей разве составляют 44%, случаи перевода предложений с частицей неужели составляют 40%); однако имеют место и другие виды вопросов: – Разве я просил мне операцию делать (М.Булгаков. Собачье сердце) – I didn’t ask you to do the operation, did I (M.Glenny); [Звонцов.] Разве ты, Шура, не говорила, что хочешь (М.Горький. Егор Булычов и другие) – [Zvontzov:] Didnt you tell me, Shura, that you wanted to (H.Kasanina); – Господа! – воскликнул вдруг Ипполит Матвеевич петушиным голосом. – Неужели вы будете нас бить (Ильф и Петров. Двенадцать стульев) – "Gentlemen!" cried Ippolit Matveyevich in a croaking voice, "you wouldn't hit us, would you” (J.Richardson); – Неужели вам не обидно (М.Горький. Враги) – Dont you find it degrading (M.Wettlin).

Лакунарность исследуемых частиц в английском языке приводит к тому, что между русскими предложениями с вопросительными частицами и их английскими переводами, отсутствует не только семантическое, но и прагматическое соответствие.

Так, в примере А почему, мать, не перейти мне к обновленцам А обновленцы что – не люди (Ильф и Петров. Двенадцать стульев) частица что выражает значение ‘развенчание ложных представлений’, одновременно оформляя риторический вопрос, маркирующий эмоциональную реакцию протеста. Английский перевод And why shouldn't I join the Renovators, Mother They're human-beings, aren't they (J.Richardson) включает толкование А.Вежбицкой расчлененного вопроса: (а) я знаю: вы можете сказать, что вы не сказали бы то же самое; (б) я хочу, чтобы вы сказали, сказали ли бы вы то же самое; (в) я думаю, вы сказали бы то же самое.

В примере Ты – что, газет не читаешь (М.Горький. Егор Булычов и другие) частица что, наряду с неуверенностью, выражает значение осуждения. Соответственно данное высказывание выражает вопрос-осуждение. В тексте перевода негативный семантический компонент отсутствует и представлен лишь общий вопрос: Dont you read the papers (H.Kasanina).

В следующем примере Позову Шуру сюда, что ли (М.Горький. Егор Булычев и другие) частица что ли имеет значение ‘неуверенное предложение’. Данное высказывание выражает вопрос-утверждение-просьбу. В английском переводе конструкция сохраняет только значение ‘предложение’, выражаемое словом shall, а высказывание представляет собой вопрос-предложение: Shall I call Shura out (H.Kasanina): ‘Мне позвать Шуру’

В этом примере частица что ли выражает предполагаемую причину: – А это кто – Начальник увидел парня на нарах. – Иолог, – нехотя пояснил Никитич. – От партии отстал. – Заблудился, что ли (В.Шукшин. Охота жить). Соответственно высказывание выражает вопрос-причину. В английском переводе данный компонент смысла отсутствует. И английское высказывание выражает только общий вопрос: ‘Who's that over there’ The militia chief had noticed the young man on the bunk. ‘Geol'gist,’ Nikitich informed him shortly. ‘He got left behind by his part’ ‘Was he lost’ (R.Daglish).

Сказанное свидетельствует о невозможности адекватного перевода русских предложений с вопросительными частицами на английский язык. Это прослеживается даже в тех случаях, когда между языком оригинала и перевода возникает семантическая близость, что, например, имеет место при оформлении частицами разве и неужели риторического вопроса, где они выражают отрицание: – Да разве они могут вас тронуть, помилуйте! (М.Булгаков. Собачье сердце) – Surely they can't touch you! (M.Glenny). Как отметил Е.М.Кубарев: «Перевод предложений со словами разве и неужели при помощи иноязычных конструкций с обычным выражением отрицания правильно передает лишь общее грамматическое, логическое отрицательное значение этих русских моделей, не отражая их многоцветную эмоциональность» [Кубарев 1963].

В третьей главе «Русские конструкции с вопросительными частицами в переводах на татарский язык» сопоставляются предложения с вопросительными частицами (не правда ли, так ведь, а, что, что ли, разве, неужели) с их татарскими переводами.

Переводы русских предложений с данными частицами на татарский язык также представляют известную сложность. В татарском языке имеются эквиваленты русских частиц, но они не являются полными семантическими аналогами русских частиц. На татарский язык предложения с русскими вопросительными частицами могут переводиться предложениями со следующими словами и сочетаниями: йе бит, йеме (да ведь: от тат. йе – ‘да’), шулай бит, шулаймы (так ведь: от тат. шулай – ‘так’), дресме, дрес бит (правда, верно: от тат. дрес – ‘правдивый’), -мы/-ме, -мы/-ме + лл (млл), -мы/-ме + со, микн(ни), -мыни/-мени, нрс + -мы/-ме + лл,. Слова и сочетания йе бит, йеме, шулай бит, шулаймы, дресме, дрес бит не рассматриваются в татарском языке как собственно частицы, но исследованный материал показывает, что они могут функционально сближаться с русскими контактоустанавливающими частицами (не правда ли, так ведь).

Вопросительные частицы -мы/-ме, -мыни/-мени – это частицы-аффиксы, которые представляют собой мягкий (-ме/-мени) и твердый (-мы/-мыни) интонационный вариант. Частица -мы/-ме может оформлять любое вопросительное предложение (как нейтральное, так и со значением сомнения, неуверенности); в татарских переводах исследуемых русских предложений частица -мыни/-мени также испольуется в любом вопросительном предложении, вместе с тем тяготеет к тем контекстам, где необходимо подчеркнуть значение сомнения, неуверенности, акцентироовать удивление или недоумение, особенно в ситуациях, когда говорящему что-либо представляется сомнительным или маловероятным. Сочетания -мы/-ме + лл (млл), нрс + -мы/-ме + лл, -мы/-ме + со также используются в ситуациях выражения сомнения, предположения, неочевидности. Эти значения особо подчеркиваются модальной частицей лл, выражающей неочевидность, неясность, приблизительность, частицей млл, которая представляет собой соединение вопросительной частицы -мы/-ме и модальной частицы лл, и частицей нрс, образованной от метоимения нрс, которое в переводе на русский язык означает что. Возможность в татарских переводах частицы нрс позволяет предположить наличие некоторой семантической близости между ней и русской частицей что. Однако частица нрс используется при переводе русской частицы что нерегулярно: русские предложения с частией что переводятся на татарский язык примерно в одинаковой степени конструкциями с сочетанием -мы/-ме + лл и сочетанием нрс + -мы/-ме + лл. Поэтому трудно сказать, что частица нрс является точным семантическим аналогом русской частицы что.

Предпочтительный выбор тех или иных средств обусловлен видом частиц. Так, предложения с контактоустанавливающими частицами (не правда ли, так ведь) наиболее часто переводятся предложениями со словами и сочетаниями йе бит, йеме, шулай бит, шулаймы, дресме, дрес бит (такие случаи составляют 63%). Можно допустить, что данные татарские слова и сочетания являются близкими эквивалентами русских контактоустанавливающих частиц, потому что русская и татарская культура представляют собой результат длительного взаимодействия и взаимовлияния, русские и татарские нормы общения обнаруживают известную близость, касающуюся поведения человека в обществе, поэтому и русским, и татарским нормам не свойствен сценарий самовозвышения, актуализирующий в призывах к согласию возможность несогласия.

Однако предложения с контактоустанавливающими частицами могут переводиться предложениями и с частицами -мы/-ме, -мыни/-мени, что свидетельствует об отсутствии абсолютной семантической адекватности этих русских текстов и их татарских переводов: [Татьяна.] В каждом городе есть жандармы, не правда ли (М.Горький. Враги) – [Татьяна.] р шрд жандармнар бар бит, дрес тгелме (З.Солтанов); – А ведь это смешная задача, правда (В.Драгунский. Надо иметь чувство юмора) – Бик кызык мсл бит бу, йеме (К.Котдусова); – Не веришь, да Не веришь Жалко на минутку дать свой драндулет А старушка пусть помирает Да (В.Драгунский. На Садовой большое движение) – Ышанмыйсымыни миа Ышанмыйсымы Бер минутка шул драндулетыны кызганасымы Карчык кеше лс д ярар дисемени Шулаймы (К.Котдусова).

Русские предложения с контактоустанавливающей частицей а преимущественно переводятся предложениями с татарской частицей, близкой по звучанию русской вопросительной частице а (такие случаи составляют 96%): – Вот и выходит кино: Сережка в городе живет, а я здесь. Нескладно, а (В.Драгунский. Поют колеса – тра-та-та) – Мен шуннан килеп чыкты инде бу кино: Сережа калада яши, мин мен монда. Бик ул шп тгел шул инде, (К.Котдусова).

Предложения с частицами что, что ли не имеют точных эквивалентов в татарском языке. Достаточно часто они переводятся конструкциями с сочетанием частиц -мы/-ме + лл (случаи перевода предложений с частицей что конструкциями с сочетанием частиц -мы/-ме + лл составляют 34%, случаи перевода предложений с частицей что ли конструкциями с данным сочетанием частиц составляют 53%). Предложения с частицей что также часто переводятся конструкциями с сочетанием частиц нрс + -мы/-ме + лл (такие случаи составляют 40%). Имеют место переводы, включающие только частицы -мы/-ме, -мыни/-мени. Приведем некоторые примеры: – Что я, для сына двадцать рублей пожалею (В.Шукшин. Сельские жители) – Мин улым чен егерме сум акча кызганыйммы (Р.Шириязданов); – Ты что, с цепи сорвался (М.Шукшин. Срезал) – Син нрс, чылбырдан ычкындымы лл (В.Н.Короткий); – Я что, ее буду поведению скромности учить (М.Шолохов. Поднятая целина) – Нишлим мин, барып тыйнаклыкка йртиммени (Я.Халитов); – Ты что, не видишь (В.Драгунский. Рыцари) – Крмисе млл (К.Котдусова).

Преобладающим способом переводов предложений с частицей что ли являются конструкции с сочетанием частиц -мы/-ме + лл, хотя также имеют место переводы, включающие только частицы -мы/-ме, -мыни/-мени: – В какой области выявляете себя – спросил он. – Где работаю, что ли (В.Шукшин. Срезал) – Кайсы лкд тоырасыз зегез – дип сорады. Кандидат алап иткермде: – Кайда эшлимме (В.Н.Короткий); – Учителя, што ли, рассказывали (В.Шукшин. Космос, нервная система и шмат сала) – Укытучыларыгыз сйлдемени (Р.Шириязданов); – Ты верующий, что ли Кержак, наверно (М.Шукшин. Охота жить) – Син динле кешеме лл Керак, тгелме (В.Н.Короткий).

Предложения с частицами разве и неужели достаточно часто переводятся конструкциями с частицей -мыни/-мени (случаи перевода предложений с частицей разве конструкциями с частицей -мыни/-мени составляют 48%, случаи перевода предложений с частицей неужели конструкциями с данной частицей составляют 40%). Но также имеются переводы, включающие частицы -мы/-ме, микн(ни) или сочетание частиц -мы/-ме + лл, -мы/-ме + со. Приведем некоторые примеры: – Да разве я так говорил (В.Шукшин. Критики) – Мин шулай дип йттеммени сиа (В.Н.Короткий); – Голову отрубить – это он может, а сотню разве ему водить (М.Шолохов. Поднятая целина) – Кеше башы кисне булдыра ул, сотня иткли аламы (Я.Халитов); – Да разве ты не знаешь, что в бутылке помещается ровно пол-литра воды (В.Драгунский. Ровно 25 кило) – Белмисе млл инде, шешд тп-тгл ярты литр су була бит – диде (К.Котдусова); – Разве у нас уши для слова божия Нам оно непонятно… (М.Горький. Дело с застежками) – Безне колакларыбыз алла сзен тылар ченме со Безг алашылмый ул... (Г.Хбиб); – Неужели убег (М.Шолохов. Поднятая целина) – Качтымыни (Я.Халитов); [Анна.] Все думаю я: господи! Неужто и на том свете мука мне назначена Неужто и там (М.Горький. На дне) – [Анна.] Мин аман уйлыйм: илаым! Теге дньяда да миа газап билгелнгн микн Анда да шулай ук микн (З.Солтанов).

Исследованный материал показывает, что почти все анализируемые русские вопросительные частицы достаточно часто переводятся с помощью татарских частиц-аффиксов -мы/-ме, -мыни/-мени, сочетаний частиц -мы/-ме + лл. Вместе с тем подобные переводы нельзя считать адекватными, поскольку, во-первых, татарские частицы-аффиксы -мы/-ме, -мыни/-мени, сочетание частиц -мы/-ме + лл (млл) могут использоваться для перевода русских предложений без отмеченных русских вопросительных частиц, во-вторых, они могут отсутствовать в татарских переводах русских конструкций с вопросительными частицами.

Так, в примере Ты что, не видишь (В.Драгунский. Рыцари) частица что, кроме значения неуверенности, сомнения, выражает осуждение. Соответственно данное высказывание выражает вопрос-осуждение. Татарский перевод не содержит негативного компонента смысла и представляет собой лишь общий вопрос, осложненный оттенком недоумения: Крмисе млл (К.Котдусова).

В примере Бить ее, что ли (М.Шолохов. Поднятая целина) частица что ли выражает неуверенное предложение. Соответственно высказывание выражает вопрос-предложение. В татарском переводе посредством частицы -мыни подчеркнуты лишь сомнение и неуверенность и представлен речевой акт – вопрос: Тукмаргамыни аны (Ш.Камал).

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»