WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Структура диссертации обусловлена кругом исследуемых вопросов и включает в себя введение, три главы и заключение. Справочную часть работы составляет список использованной литературы и источников и два приложения. Каждая глава состоит из разделов и сопровождается выводами.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении раскрывается и обосновывается актуальность и научная новизна выбранной проблематики, формулируются цели и задачи работы, объект, предмет и методы исследования, определяется область теоретического и практического применения, излагаются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Проблемы описания частиц» решаются вопросы, связанные с описанием частиц, в частности, исследуемых в работе вопросительных частиц (не правда ли, так ведь, а, что, что ли, разве, неужели). Специфичность данных частиц выявляется, прежде всего, путем сопоставления содержащих их предложений с присущими им модусно-оценочными смыслами с тем значением, которое выражает английский расчлененный вопрос, с помощью которого данные предложения нередко переводятся.

В современной лингвистической литературе расчлененный вопрос наиболее удачно исследуется с опорой на культурно-обусловленные сценарии. Как показала А.Вежбицкая, согласно англо-саксонской культурной норме, основанной на традиции, в которой подчеркиваются права и автономия каждого человека, английский расчлененный вопрос призывает к согласию, допуская несогласие. В культурологическом подходе к изучению межкультурной коммуникации, продемонстрированном А.Вежбицкой, задействованы и русские предложения с контактоустанавливающими частицами (не правда ли, так ведь) как эквиваленты данного вопроса. Показательно при этом, что в английских переводах значение, выражаемое вопросительной частью расчлененного вопроса, может приписываться не только контактоустанавливающим частицам, но и всем другим вопросительным частицам, то есть всему составу исследуемых в работе частиц (не правда ли, так ведь, а, что, что ли, разве, неужели).

Вместе с тем русские вопросительные частицы (не правда ли, так ведь, а, что, что ли, разве, неужели) лингвоспецифичны.

Они выражают грамматические и лексические значения. Грамматическое значение данных частиц – это вопросительно-предположительное значение, граничащее с эпистемическим отношением (оценкой говорящим объективного содержания предложения со стороны его достоверности / недостоверности). Лексические значения частиц – это их индивидуальные модусно-оценочные смыслы – те, которыми они отличаются друг от друга.

Значительную часть рассмотренных в работе вопросительных частиц составляют контактоустанавливающие частицы (не правда ли, так ведь). Хотя русские контактоустанавливающие частицы (не правда ли, так ведь) и считаются семантическими эквивалентами вопросительной части английского расчлененного вопроса, их семантика несколько отличается от значения расчлененного вопроса. Как показала А.Ю.Чернышева [Чернышева 2006]они выражают призыв к искреннему согласию, при котором отсутствует расхождение между тем, что человек говорит, и тем, что он думает. Кроме того, имеющийся в значении этих частиц семантический компонент ‘возможность несогласия’, допускаясь, не является актуальным. Данное значение обусловлено русскими культурными нормами. В русской культуре не культивируется сценарий самовозвышения, акцентирующий право человека иметь свою точку зрения.

Частицы что и что ли выражают общее эпистемическое значение недостоверности, дифференцированное свойственными данным частицам другими модусно-оценочными смыслами.

Частица что употребляется в начале предложения, образует отдельную синтагму и выделяется (непосредственно или вместе с именным компонентом) запятой или тире. Эта частица выступает в нескольких ЛСВ, выражая во всех своих употреблениях, кроме эпистемической семантики, аксиологический негативный компонент смысла, который может доминировать или частично нивелироваться. Адекватно он описан в работе [Кобозева 1991], где отмечена возможность частицы что выражать значение нежелательности.

В настоящем научном исследовании подчеркивается, что в числе модусно-оценочных смыслов этой частицы:

1) нежелательность какого-либо действия с точки зрения говорящего: – Он что – тоже бухгалтер – спросила она недовольно (Д.Рубина. Яблоки из сада Шлицбутера);

2) ‘развенчание ложных представлений собеседника’ (в этом употреблении частица что может оформлять риторический вопрос): – Ну неужели непонятно, что я не Игорь Николаевич – раздраженно спросила Ирина. – У меня что, голос как у Игоря Николаевича (В.Токарева. Зигзаг);

3) ирония / осуждение: – Я направлена к вам… – и, преодолевая минутное смущение, запнулась, – в пулеметчики. – Что они там – с ума спятили (М.Шолохов. Поднятая целина).

Частица что ли также выступает в нескольких ЛСВ. В «Русской грамматике» при описании вопросительных предложений подчеркивается, что данная частица может, наряду с рядом других частиц (а, да, так, ладно), выражать совет, смягченное предложение, просьбу: Давай закурим, что ли [Русская 1980]. Ценное замечание по поводу употребления данной частицы находим и в работе [Кобозева 2004], где подчеркивается, что «контекст с частицей что ли представляет собой возможное объяснение для ситуации, свидетелем или участником которой он является в момент речи», а именно – предполагаемую причину.

В настоящем исследовании отмечается, что частица что ли также выступает в нескольких ЛСВ, в числе которых:

1) причина: – Но почему машина остановилась Она должна идти дальше и не сбавлять скорость… А машина стоит, и шофер положил голову на руль. Отдохнуть, что ли, решил (В.Токарева. Коррида);

2) догадка: Аннушка молча покинула свою засаду, тихо обошла кругом. – ее детские ножки едва шумели по густой траве, – и вышла из чащи подле самого старика […]. Все ее тело было мало и худо, но очень стройно и ловко, а красивое личико поразительно сходно с лицом самого Касьяна, хотя Касьян красавцем не был […]. – Это твоя дочка, Касьян, что ли – спросил я (И.Тургенев. Записки охотника);

3) утверждение (в ситуации узнавания, когда говорящий делает заключение, опираясь на знания по знакомству): Внимательно посмотрел на сына. – Степка, что ли (В.Шукшин. Степка). (В этом употреблении частица что ли не может заменяться частицей что; ср.: Николай, ты, что ли *Что, Николай);

4) совет / предложение / побуждение: – Хочешь взять, так помолились бы богу, что ли… (М.Пришвин. В краю непуганых птиц); – Ты, Наталья, хоть бы сроду раз со мной на игрища пошла, – охорашиваясь, попросила Дарья. – Пойдешь, что ли, вечером (М.Шолохов. Тихий Дон); – Ну, давай, что ли! – торопил врач. – Рожай (Л.Улицкая. Девочки);

5) уточнение: – В какой области выявляете себя – спросил он. – Где работаю, что ли (В.Шукшин. Срезал);

6) отрицание при оформлении риторического вопроса: – Нашел заботу! – криво усмехнулся Василий. – Малые они ребята, что ли (М.Горький. Мальва).

Частицы разве и неужели используются для выражения сомнения и удивления: – Неужели он уехал; – А снег разве выпал – спросил Петя (Е.Попов. Самолет на Кельн).

Эти частицы описаны в работах Ю.Д.Апресяна, А.Н.Баранова, В.А.Белошапковой и Е.Б.Степановой, Т.В.Булыгиной и А.Д.Шмелева, И.М.Кобозевой, Л.И.Степаненковой. Как отмечают ученые, данные частицы обладают свойством отсылать к тезаурусным и ситуативным знаниям. Например, частица разве в вопросе типа Разве P свидетельствует о том, что говорящий извлек из ситуации некоторое знание Q, которое влечет P, и о наличии у говорящего тезаурусного знания, что не P [Кобозева 1991].

Частицы разве и неужели могут оформлять и риторический вопрос: – Разве у меня мало благодарностей – спрашивала Надя (М.Каминский. Сестры); Неужели я обожру Совет Народного Хозяйства, если в помойке пороюсь (М.Булгаков. Собачье сердце).

Перечисленные модусно-оценочные смыслы русских вопросительных частиц, оценивающих содержание предложения со стороны его недостоверности, являются отражением свойственной русской ментальности категории неопределенности / кажимости.

Данные значения оказывают влияние на прагматический статус вопросительных предложений, которые (во многих случаях) обнаруживают тенденцию к употреблению в качестве косвенных речевых актов. Такие предложения выражают вопрос-осуждение, вопрос-обоснование, вопрос-предложение, вопрос-уточнение и др.

Во второй главе «Русские конструкции с вопросительными частицами в переводах на английский язык» сопоставляются предложения с вопросительными частицами (не правда ли, так ведь, а, что, что ли, разве, неужели) с их английскими переводами.

Сложность перевода русских предложений с вопросительными частицами (не правда ли, так ведь, а, что, что ли, разве, неужели) на английский язык обусловлена как разным грамматическим строем данных языков – преобладающем количестве частиц именно в русском языке, так и выражаемой частицами имплицитной информации, а именно палитре модусно-оценочных смыслов и общей эмоциональной окрашенности – различных видов аффективного состояния говорящего (волнения, раздражения, недоумения).

На английский язык эти предложения переводятся с помощью разных языковых средств. Это расчлененные вопросы, косвенные вопросы, общие и специальные вопросы, даже повествовательные предложения, которые могут содержать модально-вводные слова и междометия. Предпочтительный выбор тех или иных средств обусловлен видом частиц. Так, предложения с контактоустанавливающими частицами (не правда ли, так ведь) наиболее часто переводятся расчлененным вопросом (такие случаи составляют 78%). Это обусловливается близостью выражаемой данными предложениями и расчлененным вопросом семантики – призывом к согласию, с той лишь разницей, что в русском языке такой призыв нацелен на искреннее согласие, в котором семантический компонент ‘возможность несогласия’, допускаясь, не актуализирован: – Все сбылось, не правда ли (М.Булгаков. Мастер и Маргарита) – It all came true, didn't it (M.Glenny); – Правда, он похож на попугая (Ильф и Петров. Двенадцать стульев) – He's just like a parrot, isn't he (J.Richardson).

Вместе с тем предложения с контактоустанавливающими частицами могут переводиться и другими вопросами, что свидетельствует об отсутствии абсолютной семантической адекватности данных предложений и расчлененных вопросов: – Какой интересный город, не правда ли (М.Булгаков. Мастер и Маргарита) – An interesting city, Moscow, don't you think (M.Glenny); – Ведь не позволим же мы, чтобы мужики обесчещивали наших жен и сестер, чтобы глумились они над нашей православною верой, надругивались над святыми храмами, грабили наше имущество и достояние, не так ли, господа старики (М.Шолохов. Тихий Дон) – We don’t want the Red government, they bring only debauchery, and not liberty! And we shall not allow the muzhiks to violate our wives and sisters, to make a mockery of our Greek Church faith, to desecrate out holy temples, to plunder our possessions and property. Dont you agree, elders! (Society of Foreign Workers).

В составе контактоустанавливающих частиц особое место занимает частица а. Круг ее значений широкий: это и призыв к согласию, и другие виды побуждений. Частица а не имеет точных эквивалентов в английском языке, поэтому предложения с этой частицей могут переводиться разными средствами. Вместе с тем авторы переводов предпочитают расчлененный вопрос и английское междометие eh (случаи перевода расчлененным вопросом составляют 20%, случаи перевода междометием eh составляют 25%). Приведем примеры: [Булычов.] А что-то нехорошо все, братец мой, а (М.Горький. Егор Булычов и другие) – [Bulychov:] Things are going badly somehow, arent they, old chap (H.Kasanina); [Михаил.] Я, брат, старше тебя годами, но моложе душой, а (М.Горький. Враги) – [Mikhail:] I’m older than you in years, but younger in spirit, dont you think (M.Wettlin); [Генерал.] Это, должно быть, зверь, а Как он рычит, а (М.Горький. Враги) – [General:] Must be a real tiger, eh Does he roar, eh (M.Wettlin).

Предложения с частицами что, что ли также не имеют точных эквивалентов в английском языке. Преобладающим способом перевода этих предложений является общий вопрос (случаи перевода предложений с частицей что составляют 50%, случаи перевода предложений с частицей что ли составляют 60%); другие виды вопросов тоже имеют место: – А обновленцы что – не люди (Ильф и Петров. Двенадцать стульев) – They're human-beings, aren't they (J.Richardson); – Что я, не видал хороших командиров, по-твоему (М.Шолохов. Поднятая целина) – Dont you think I’ve seen your kind of good leaders (Society of Foreign Workers); – А у меня что, на лбу написано, что я – «ваше благородие» (М.Шолохов. Поднятая целина) – Is it written on my forehead that I’m an Honour (Society of Foreign Workers); – Что вы, профессор, смеетесь – возмутился Швондер (М.Булгаков. Собачье сердце) – What are you laughing for, professor’ (M.Glenny); – Пойдешь, что ли, вечером – Не знаю, навряд (М.Шолохов. Тихий Дон) – Come this evening, wont you I don’t know, but I don’t think so. (Society of Foreign Workers); – Заблудился, что ли (В.Шукшин. Охота жить) – Was he lost (R.Daglish); [Пепел.] Это Клещ, что ли (М.Горький. На дне) – [Peppel:] Who, Kleshch (M.Wettlin).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»