WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В словоупотреблениях другой группы смысловая структура адъектива отражает такие свойства, которые могут быть приписаны всем учреждениям данного рода. Иначе говоря, предметное отношение предстает как внутренний, типический признак характеризуемой субстанции. Такое признаковое значение представляется комплексным, сложным, интерпретация его во многом обусловлена личным опытом участника коммуникации. Сюда относятся, в частности, сочетания с обобщенными наименованиями видов деятельности. В смысловой структуре адъектива на передний план выходит сема «характер деятельности»: «Сверх сего уже три года отправляю дела канцелярские» [X, 525]; «Оного малороссиянина, какие он в латинском языке и в философии успехи имеет, прежде освидетельствовать г. Брауну, и если он до того дошел, что университетским наукам обучаться может, то его обучать на его коште» [IX, 611].

Можно полагать, что прилагательное академический в сознании М.В. Ломоносова, в совершенстве владеющего латинским языком, имело не только семантическую, но и структурно-словообразовательную двуплановость, ассоциируясь как с латинским адъективом academicus, a, um «академический», так и с субстантиватом academicus, i, m «академик»; ср. встречающееся в латиноязычных текстах Ломоносова словосочетание с генитивной формой conventus academicorum [IX, 438] «собрание академиков» и русские однозначные конструкции – академическое собрание [X, 315] и собрание академиков [X, 186], ср. также: академические распри [X, 278] и между двумя академиками распря [X, 86].

По направлению к современности на базе недифференцированного значения «относящийся к академии» развились метонимические дериваты с качественно-относительными значениями – «свойственный высокой науке»; «образцовый»; «соответствующий классическим канонам» («академический стиль преподавания»). Даже в словосочетаниях типа академический словарь, академическое издание, где это слово передает прямое отношение («изданный в Академии наук»), ощущается качественный оттенок – «полный, тщательно отредактированный, авторитетный». «Намек» на подобный смысл присутствует у Ломоносова в нескольких словоупотреблениях, например: «Сие разумеется и о сочинениях приватного труда с академической апробацией («положительным отзывом» – Н.К.), которую в оных сочинениях и припечатывать, а без оной не почитать того труда академическим» [X, 156].

Прилагательное канцелярский за историю своего бытования в русской лексике реализовало свой семантико-деривационный потенциал через актуализацию тех потенциальных сем, которые отражают свойства, общие для всего ряда субстанций, именуемых словом канцелярия (напр., канцелярский язык – «сухой, скучный, невыразительный» язык). В узусе М.В. Ломоносова в смысловой структуре слова канцелярский иногда проявляются такие индивидуально-авторские ассоциации, как «бездушие», «хамство», «невежество», например: «Сие было причиною многих приватных утеснений, кои одне довольны уже возбудить негодование на канцелярские поступки» [X, 311].

В «предметной» части семантической структуры прилагательных, образованных от топонимов, мы выделяем ядерный компонент «локальность», а также такие ассоциативные архисемы, как «население», «природа», «культура». Актуализация последних осложняет относительное значение адъектива оттенками типической свойственности и даже может способствовать рождению качественного деривата (см. современные словосочетания типа петербургская интеллигенция, сибирский характер, сибирские морозы, тропическая жара). Данные компоненты нейтрализованы в картографических и территориально-административных номинациях типа санктпетербургский план (т.е. план Санкт-Петербурга), Российский атлас, Санктпетербургская губерния, псковская воеводская канцелярия, китайское государство и т.п.

В кругу подобных словосочетаний обращают на себя внимание случаи эллиптического обозначения опосредованной («далекой», по Л.Н. Шатерниковой) связи реалий, например: «Прибавлено ему 500 рублев жалованья, и поверена должность российского географа» [X, 59] (т.е. преподавателя географии России).

Образование российский, которое используется Ломоносовым и в значении «относящийся к россам», т.е. как синоним прилагательного росский, и в значении «относящийся к России», что привносит в смысл данной единицы синкретичность: «Обращает мужественное российское воинство против неприятеля оружие, приуготованное из гор российских российскими руками» [VIII, 593].

В трудах по физической географии, минералогии, астрономии широкий контекст и семантика определяемого слова актуализируют в смысловой структуре адъектива эмпирические семы, отражающие представление о своеобразии природных условий той или иной местности. Такие семы формируют оттенок свойственности, сопутствующий относительному значению: «Представим же себе великие губы при устьях рек сибирских…» [VI, 465]; «…сибирский берег несравненно больше льдов плоских, то есть стамух, производит, нежели американский» [VI, 474].

В торжественной прозе и поэзии Ломоносова словосочетания с наименованиями частей ландшафта выражают отношение не к природной, а к геополитической и исторической реалии, образуя слитные символические номинации: значение: «Война при Шведских берегах с ужасным стоном возрыдает» [VIII, 98]; «Кто без ужаса представить может летящего по полям Полтавским в устроенном к бою Своем войске Петра…» [VIII, 607] (ср. с современным словосочетанием Болдинская осень).

Весьма частотными в сфере «высокого штиля» являются семантически слитные конструкции с абстрактными существительными, в смысловой структуре которых, на фоне культурологических ассоциаций, появляется известный эмоциональный оттенок: для приращения могущества и славы Российской [VIII, 595]; среди прекрасного Российского рая [VIII, 409]; Российские герои [VI, 595]; Полтавская победа [X, 587] и пр.

Сильным семантико-деривационным потенциалом обладают адъективы, образованные от типовых наименований населенных местностей (городской, сельский, губернский и т.п.), способных употребляться не только с единичной, но и с родовой референцией. Сема типичности обнаруживается в тех высказываниях, где прилагательное указывает на место происхождения или постоянного бытования того или иного предмета, лица, процесса как на существенную характеристику последних: «Земледельство и другие сельские произвождения» [V, 621]; «обильность сельскаго труда» [VIII, 558]; «Науки пользуют везде: Среди народов и в пустыне, в градском шуму и наедине, В покое сладки и в труде» [VII, 207]; морские люди [VI, 255]; морские рыбы [VI, 459].

Семантические поля слов деревенский, сельский и городской содержат ассоциативные качественно-оценочные компоненты, которые обычно реализуются в контекстном противопоставлении реалий, связанных с указанными местностями. При этом оценочность бывает либо позитивной, либо негативной, что зависит от позиции говорящего.

Значение «свойственности» обнаруживается в смысловой структуре прилагательных городской и деревенский в следующем фрагменте из сочинения М.В. Ломоносова «О сохранении и размножении российского народа»: «Попы не токмо деревенские, но и городские, крестят младенцев зимою в воде самой холодной» [VI, 390] – в данном высказывании антитеза городские попы и деревенские попы актуализирует в адъективах ассоциативные «высокая культура» – «низкая культура». В контексте другого рода конкретно-единичная референция полностью нейтрализует оценочный потенциал слова городской: «Великим множеством стрел славяне городских людей [из города Топер – Н.К.] от зубцов сбили и, приставив к стенам лестницы, город взяли» [VI, 192]

В результате метафорического переосмысления относительного прилагательного сельский возникает семантический дериват с качественным значением «наивный», которым М.В. Ломоносов характеризует свойства древних воинов -древлян: «Древляне, не видев от своих прежде посланных для уверения ни единого человека, - О сельская простота! – поверили [Ольге]» [VI, 232] (из рассказа о том, как княгиня Ольга коварным образом отомстила древлянам за убийство своего супруга).

В трудах М.В. Ломоносова по химии, металлургии, минералогии весьма частотными являются двухсловные номинации, где оттопонимное прилагательное указывает не столько на место происхождения того или иного вещества, сколько на его структуру и химический состав. Такие прилагательные функционируют как семантические дериваты с относительным значением «имеющий тот же состав, что вещество, добываемое или производимое в местности, указанной производящей основой». В результате метонимического переосмысления относительная сема локальности вытесняется качественным компонентом, отражающим те или иные эмпирические признаки. Наш вывод о частичном затемнении исходной мотивации таких адъективов подтверждают особенности лексического и синтаксического контекста: «… медного, то есть турецкого, купоросу фунт…» [IX, 37] (лексическая синонимия). «[Я] трудился в лаборатории, приготовляя простые материалы, а потом старался искать, как делать берлинскую лазурь и бакан веницейский, и к тому нашел способ, как оные делать» [X, 381] (согласование с прямым дополнением при глаголе целенаправленного действия).

В кругу прилагательных, образованных от существительных с абстрактной семантикой, интересующий нас формант представлен преимущественно морфом -ический.

Указанные субстантивы обозначают понятия разных ступеней абстракции, связанные с научной теорией и практикой, нравственно-духовной сферой. Как правило, эти слова обладают емким, многоаспектным сигнификатом, поэтому производные от них прилагательные способны развивать разнообразные значения типической свойственности, на базе которых могут возникать качественные дериваты (ср. астрономическая сумма денег).

Как и в кругу прилагательных других лексико-семантических групп, здесь мы встречаем многочисленные словосочетания, воспринимаемые с позиции современного литературного языка как единицы непринужденной разговорной речи. Это, прежде всего, словоупотребления со значением отвлеченного касательства, ограничительным значением, сопоставимые с субстантивными конструкциями с предлогами по, по части, относительно, касательно или с беспредложным родительным. Например: анатомические лекции [IX, 571]; стихотворческие лекции [X, 400]; механические сочинения [X, 352]; химическая диссертация [X, 24]; оптические известия [X, 307]; географические запросы [IX, 284]; географические ответы [IX, 296] (в последних двух случаях имеется в виду сбор сведений по географии и экономике России для составления атласа); физические рассуждения [X, 452]; историческое профессорство [X, 309] (ср. профессорство химии [X, 276]); географические адъюнкты [IX, 265] и т.д. Среди подобного рода словосочетаний также встречаются эллиптические преобразования многословных синтагм: исторические переводы [X, 533] (т.е. «переводы исторических книг», по современной норме – «переводы трудов по истории»; «определенная для физических расходов сумма» [IX, 339] («расходы по закупке материалов для физических опытов»).

Интерференция современного узуса сказывается при восприятии словосочетания математическая строгость, которое в речи М.В. Ломоносова передает отношение принадлежности и соотносится с конструкцией строгость математики: «Не такой требуется математик, который в трудных выкладках искусен, но который в изобретениях и доказательствах привыкнув к математической строгости, в натуре сокровенную правду точным порядком вывесть умеет» [II, 355]. В цитированном высказывании прилагательное математический не выражает какого-либо «внутреннего» признака характеризуемой субстанции; замена данного слова качественным прилагательным (безупречный, идеальный) полностью исказила бы смысл высказывания.

Весьма примечателен случай употребления прилагательного физический в сочетании с существительными–метафорами: «Химия руками, математика очами физическими по справедливости назваться может» [II, 336], где выделенные словосочетания соотносительны с генитивными оборотами руки физики, очи физики.

Во всех процитированных выше примерах смысловое содержание мотивирующей основы толкуется как «система определенных знаний и теоретических построений». В употреблениях другого рода те же образования указывают на отношение к определенной области практической деятельности.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»