WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

В то же время модальная запись ФЕ работать как вол будет различаться и выражать отрицательную квалификацию: «субъект оценки Х считает, что признак Z (работать много, но тяжело, покорно, безропотно) объекта Y является плохим с точки зрения нормы N (работать усердно, добровольно, увлеченно) согласно шкале ценностей Q, где трудолюбие, добровольство рассматриваются как ценностные характеристики». Ключевое расхождение заключается в оппозиции «добровольно, увлеченно – покорно, вынужденно», что и определяет расхождение в оценочной семантике данных ФЕ. Сходную форму модальной рамки будет иметь и ФЕ работать как ломовая лошадь с эмфазой на ‘вынужденность тяжело, напряженно работать, не получая от подобной деятельности положительных эмоций’.

Во всех трех языках было отмечено такое свойство ГФЕп, которое отражает общечеловеческие ценности. Если в семантике фразеологизма содержится информация об использовании другого человека или получении выгоды за счет кого-либо, то фразеологический оборот в большинстве случаев будет обладать пейоративной оценочностью (загребать жар чужими руками, ловить рыбу в мутной воде, болганчык суда балык тоту, do smth. on the coat-tails of smb., steal smb.’s thunder, pick smb.’s brains и др.). В тех случаях, когда речь идет об использовании какого-либо объекта, возможности, случая, времени и под., оценочный компонент будет представлен преимущественно положительной семантикой (ловить момент, снимать сливки, turn smth. to advantage, squeeze an orange, make the best of smth., catch (seize) time (occasion, opportunity) by the forelock, и яхшы кискне алу, тормыштан барысын да алу), а неудача в использовании вышеперечисленного – отрицательной (прозевать удобный случай, miss the boat (bus), let the chance slip).

В отличие от русского и английского для татарского языка характерны редупликация, рифмованные повторы различных языковых элементов, частей слова, создаваемые в просторечной или разговорной речи и вносящие определенную долю экспрессивности, эмоциональности и субъективной оценочности за счет повторения (лл-млл дип тору, йле-шйле тору, тк-стк сз сиптер, штер-штер китер, кат-кат йт, кабат-кабат йт и др.).

Корреляции проявляются и между противоположными группами блоков. Особенно явно данная закономерность прослеживается на примере английского языка (ср. крайние точки в оппозициях: положительный результат деятельности – отрицательный результат деятельности; поведение, характеризующееся стойкостью, мужественностью, решительностью – поведение, характеризующееся трусливостью, нерешительностью, уклончивостью; поведение, характеризующееся сдержанностью, терпеливостью – поведение, характеризующееся несдержанностью, безрассудством; поведение, характеризующееся вежливым, внимательным, уважительным отношением – поведение, характеризующееся презрительным, неуважительным отношением).

Наш фактический материал также свидетельствует об отмечаемой многими лингвистами ассиметрии фразеологической системы – сдвига в сторону отрицательных значений. Соотношение отобранных ФЕ для блоков с отрицательной и положительной оценочностью передается коэффициентом 3,6, т.е. в первом блоке содержится более чем в три раза больше ФЕ, чем во втором блоке. Соответственно, оценка дерогативного, ненормативного, неадекватного, неправильного поведения инициирует наличие большего количества фразеологизмов. Представляется, что существенное различие в числе фразеологизмов одной и той же группы разных языков может рассматриваться в качестве объективного индикатора. Показательно, что во фразеологической системе того или иного языка некий образ жизни, линия поведения или поступок человека получили более фрагментарное выражение, более интенсивную представленность, больший эмоционально-оценочный отклик, чем в других языках.

Выявленные различия являются лингвистически маркированными и позволяют судить о ценностных доминантах в поведении и деятельности членов той или иной лингвокультуры. Полученные данные соответствуют существующим стереотипам об особенностях русской, английской и татарской лингвокультур, их общечеловеческих и национальных чертах, во многих случаях подтверждают их.

При анализе количественного соотношения фактического материала в русском, английском и татарском языках были сделаны следующие выводы.

В блоке с отрицательной квалификацией наибольшие сходства в количественной представленности ГФЕп прослеживаются в русском и татарском языках (также наличествуют сходные черты в русском и английском, татарском и английском языках). Для русского языка актуальна отрицательная оценка «поведения с целью обмана, введения в заблуждение». В татарской лингвокультуре наиболее фрагментарно выражены: 1) поведение с целью обмана, введения в заблуждение; 2) безнравственное, подлое, деградирующее поведение; 3) жить за чужой счет, разорять; 4) отрицательный результат деятельности; 5) скандальное поведение. В татарском языке значение «замкнутое, скрытное поведение» не получает столь яркого отрицательного выражения. Для английского корпуса наиболее детально фрагментированы: 1) поведение, характеризующееся несдержанностью, безрассудством; 2) поведение, характеризующееся трусливостью, нерешительностью, уклончивостью; 3) рискованное, неосторожное поведение; намного в меньшей степени выраженными через ФЕ качествами поведения в английском языке являются: 1) поведение, характеризующееся праздностью, пассивностью, бездеятельностью; 2) пустое, болтливое речевое поведение, которые впрочем, не настолько актуальны для английской культуры; не вызывает столь резкого осуждения как в русском и татарском ФЕ, обозначающие «поведение, характеризующееся лестью, заискиванием, униженностью».

Для русской и татарской лингвокультур более четко очерчены и дифференцированы: 1) поведение, характеризующееся праздностью, пассивностью, бездеятельностью; 2) пустое, болтливое речевое поведение; близкой для русского и английского языков является оценка «отрицательного результата деятельности»; для татарского и английского языков наибольшее соприкосновение наблюдается в оценке: 1) поведения, характеризующегося зазнайством, хвастливостью; 2) поведение, характеризующегося презрительным, неуважительным отношением. Общими точками соприкосновения для всех трех языков являются: 1) причинение морального вреда и душевных страданий (максимально дифференцированно выражено всеми тремя языками); 2) причинение физического вреда и физических страданий; 3) поведение, направленное на оказание дурного влияния; 4) поведение, характеризующееся равнодушным, безразличным отношением.

В блоке с положительной квалификацией в русской лингвокультуре ценностную значимость несут: 1) положительный результат деятельности; 2) поведение, характеризующееся сдержанностью, терпеливостью; 3) поведение, направленное на оказание помощи, спасения. Намного большую ценность, чем в английском и русском языках, в татарском играет: 1) поведение, характеризующееся, внимательным, вежливым отношением; 2) нравственный, правильный образ жизни. В английском языке максимально дифференцированной, ценностно-значимой из всех групп является «поведение, характеризующееся стойкостью, мужественностью, решительностью»; также значимы: 1) осторожное, осмотрительное поведение, 2) поведение, характеризующееся сдержанностью, терпеливостью, 3) самостоятельное поведение.

Точками соприкосновения в татарском и английском являются: 1) положительный результат деятельности; 2) поведение, направленное на оказание положительного влияния; близкими оказались: 1) поведение, направленное на оказание помощи, спасения; 2) осторожное, осмотрительное поведение. Сходными в татарском и русском выступают: 1) поведение, характеризующееся сдержанностью, терпеливостью и 2) самостоятельное поведение. Во всех исследуемых языках сходство в дифференциации поведенческих образцов наблюдается в 1) поведении, характеризующемся трудолюбием, усердием, 2) поведении, характеризующемся ответственным, преданным отношением, 3) послушном поведении.

В Заключении подведены итоги работы и представлены основные результаты, намечены перспективы дальнейших изысканий.

Исследование материала показало, что все аспекты, анализируемые в данном диссертационном исследовании – оценка, оценочность, поведение, стереотипы поведения, фразеологизмы с семантикой поведения, ценности, ценностные ориентации – оказываются тесно связанными между собой и выступают в некотором единстве при их рассмотрении и анализе.

Оценочность в составе значения фразеологических единиц – интересный и сложный феномен, объективное существование которого определяется рядом причин внеязыкового и лингвистического характера; отражая общие тенденции актуализации и реализации категории оценки, оценочность фразеологизмов имеет свои особенности, связанные с семантической и структурной спецификой фразеологизма как языковой единицы.

Поскольку оценочное отношение определяется мировоззрением народа – носителя языка, его культурно-историческим опытом, то система критериев оценки и универсальные оценочные суждения формируются на основе стереотипов и стандартов оценочной шкалы, в основе которых находится представление о норме, об идеальном, суждения о хорошем и плохом, понятия ниже нормы и сверх нормы.

Оценка выступает ярким представителем прагматического значения. Реализуемая в ГФЕп оценка выражает коммуникативную цель одобрения, похвалы или осуждения, порицания, неодобрения той или иной модели поведения, деятельности, образа жизни человека.

Оценочный компонент обнаруживает тесную связь с денотативным макрокомпонентом ФЕ. Первый относится к рематической части, второй выступает в качестве темы для оценочно-эмотивного отношения, поставляя объективную информацию об обозначаемом для субъективных для него реакций с позиций ценностной картины мира, национально-культурного его видения и переживания в форме чувств-отношений.

Лексика преимущественно отображает разнообразие объектов, явлений и свойств внеязыковой действительности, фразеологический же корпус языка в содержательном аспекте включает в первую очередь всевозможную палитру эмоций и переживаний, обширную гамму оценок и квалификаций.

ФЕ квалифицируют разнообразные стороны жизни и сферы деятельности человека как биопсихосоциального существа: оценочную характеристику посредством ФЕ может получать поведение, характеризующееся праздностью, бездеятельностью, зазнайством, высокомерием, глупостью, несдержанностью, скупостью, мечтательностью, безнравственным или нравственным образом жизни, сдержанностью, благоразумием, терпеливостью, самостоятельностью, трудолюбием, осторожностью, уважительным, благодарным отношением и др. Для ФЕ с семантикой поведения далеко не характерна ограниченность отражения «мира человека»; напротив, с помощью ФЕ фиксируются малейшие проявления особенностей человеческой жизнедеятельности, поступков и моделей поведения.

Анализ фактического материала свидетельствует о том, что существенное различие в числе фразеологизмов одной и той же группы разных языков может рассматриваться в качестве объективного показателя, поскольку во фразеологической системе того или иного языка некий образ жизни, линия поведения или поступок человека получили более фрагментарное выражение, более интенсивную представленность, больший эмоционально-оценочный отклик, чем в других языках; они являются лингвистически маркированными и позволяют судить о ценностных доминантах образа поведения и деятельности членов той или иной лингвокультуры.

Сопоставительный анализ глагольных фразеологизмов с семантикой поведения человека отражает две тенденции фразеологической системы: 1) в разных языках выражается склонность к межъязыковой аналогии, что объясняется общностью ассоциативно-образного мышления носителей языков и единством культурного и исторического наследия; 2)  отображается национально-культурная специфика языковой картины мира. Для правильного выявления оценочной семантики ФЕ разных языков во многих случаях необходим также комплексный анализ языкового и культурного уровней, поскольку некоторые случаи обладают национальной спецификой и выражают отличные (национальные, коллективные, индивидуальные) черты. Выявление межъязыковых фразеологических эквивалентов и лакун позволяет обнаруживать специфику языкового выражения ценностной картины мира, ее сходных или отличительных черт в разных языках.

При обучении родному и в особенности иностранному языку крайне важной становится способность к выявлению и пониманию содержащихся в составе ФЗ оценочных смыслов и коннотаций, поскольку отсутствие или недостаток знания об оценочных, экспрессивных и функционально-стилистических особенностях ФЕ, обозначающих поведение человека, а также закономерностях их употребления неизбежно приводят к ошибкам и недоразумениям в речи. Следовательно, во избежание коммуникативных неудач в столь важной для человека сфере как социальное взаимодействие, одобряемые и неодобряемые обществом модели поведения и их оценка (важность которых возрастает при межъязыковом контакте) необходимо принятие во внимание имплицитной и эксплицитной оценочности, узуального использования оценочных ФЕ, возможностей их контекстуального употребления. Важным и значимым является учет содержащейся в словарных статьях информации и познавательной ценности ФЕ, особенностей культурного и социального фона.

Таким образом, содержащиеся в ФЕ со значением поведения оценочные смыслы в известной мере конструируют фрагменты аксиологической картины жизнедеятельности человека и его социальных отношений. При сопоставительном анализе проявляются ценностные ориентации социума и специфические черты национального менталитета. Расширение круга сопоставляемых языков, привлечение разнотипных ФЕ, а также изучение оценочной семантики эквивалентных и лакунарных единиц намечают перспективы дальнейших исследований.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»