WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||
  1. В настоящее время общепризнанной является тактика лечения БП, согласно которой для профилактики и коррекции поздних дофаминергических осложнений желательно поддерживать пациента на минимальной эффективной суточной дозе леводопы и прибегать к увеличению дозы только в случае, когда исчерпаны другие резервы для возможности достижения большей эффективности терапии [Левин О.С. 2001; Шток В.Н. и др., 2002; Левин О.С., Федорова Н.В. 2006;Оlanow C.W et al., 2001, Horsting M., et al. 2006;]. Препараты леводопы с ингибитором ДДК (бенсеразидом или карбидопой) получали наибольшее количество пациентов – 84%, агонисты дофаминовых рецепторов (АДР) – 55% (пирибедил – 51%, прамипексол – 4%); препараты амантадина – 32%; холинолитики – 24%; ингибиторы MAO-B (селегилин) – 15%; ингибиторы КОМТ (энтакапон) – 1%.

Затраты на противопаркинсонические препараты представлены в таблице 5.

Таблица 5. Затраты на противопаркинсонические препараты.

Противопаркинсонические

препараты

Количество

пациентов

Затраты (€)

Доля (%) в структуре затрат на препараты

Леводопа

84

426,6

68,8

АДР

55

124,0

20,0

Препараты амантадина

32

11,2

1,8

Ингибиторы МАО-В

15

40,3

6,5

Ингибиторы КОМТ

1

16,7

2,7

Холинолитики

24

1,2

0,2

Затраты, связанные с агонистами дофамина в данном исследовании составили 20% в структуре затрат на противопаркинсонические препараты. Согласно данным аналогичного исследования, проведенного в Германии [Spottke A. et al., 2005], затраты на агонисты дофамина структуре затрат на противопаркинсонические препараты составили 54,6% (количество больных, принимавших агонисты дофамина составило 72%). Таким образом, в данном исследовании показано, что удельный вес эффективных, но дорогостоящих агонистов дофамина в лечении БП значительно ниже в России, чем в странах Западной Европы. В отличие от Германии [Spottke A. et al., 2005], доля пациентов, принимающих ингибиторы КОМТ в России достаточно мала, в настоящем исследовании их принимал только 1% больных пациент из 100. (В Германии 19,1%).

Затраты на амбулаторные и стационарные услуги

Затраты на амбулаторные услуги (n = 100) составили в среднем за 6 месяцев 60 € [95% CI: 50 – 80]. Затраты, связанные с госпитализацией составили 100€ [95% CI: 50 – 80], они повышались с увеличением стадии заболевания. В отличие от пациентов c 1 стадией по Hoehn&Yahr, из которых ни один не был госпитализирован в течение периода наблюдения, на пациентов с 5 стадией Hoehn&Yahr пришлись самые высокие затраты, связанные с госпитализацией – 310€ [95% CI: 0 - 410].

Прямые немедицинские затраты

Прямые немедицинские затраты составили 990€ и состояли из затрат на специальное оборудование – 240€, затрат связанных с помощью в повседневной жизни больным (включая домашний уход) – 690€ и прочих немедицинских затрат (немедицинский транспорт и др.) – 60€.

Затраты на специальное оборудование составили 240€ [95% CI: 140 - 270].

Затраты, связанные с помощью в повседневной жизни больным (включая домашний уход), составили в среднем за 6 месяцев 690€ на 1 пациента. 50% больных указали, что нуждаются в посторонней помощи – в среднем 11 часов в неделю. Пациентам на 1 и 2 стадиях не требовался домашний уход. Среднее количество часов ухода за пациентами, осуществляемого еженедельно, составило 11 часов, так же как и в Швеции [Hagell P., Nordling S., Reimer J. et al., 2002], при этом в России на долю ухода, осуществляемого службами социальной защиты, пришлось в 3 раза меньше времени (в среднем, 1 час в неделю).

Непрямые затраты

Экономические потери общества (непрямые затраты) вследствие преждевременного выхода на пенсию или пропуска рабочих дней из-за болезни Паркинсона в среднем составили 866€ за 6 месяцев на 1 пациента. Из них затраты, связанные с временным отсутствием больного на рабочем месте, составили 6€, затраты в связи со стойкой утратой нетрудоспособности составили 860€ [95% CI: 630 – 1090].

2. Затраты различных источников.

Затраты системы ОМС составили в среднем за 6 месяцев 840€, самыми высокими были затраты на противопаркинсонические препараты – 490€, другие затраты складывались из затрат на амбулаторные услуги – 60€, госпитализацию – 100€, специальное оборудование – 160€.

Затраты служб социальной защиты, оказывающих помощь в повседневной жизни больным, включая уход на дому, в среднем на 1 пациента за 6 месяцев составили 70€, они повышались с увеличением стадии болезни: на 3 стадии затраты составили 30€, на 4 стадии – 110€, на 5 стадии – 960€. Для сравнения: в Германии официальный уход получали 35% больных [Spottke A.E., Reuter M., Machat O. et al., 2005] и только 8% пациентов в России.

Затраты пациентов. Средний полугодовой доход участников исследования составил 1860€, затраты – 800€ [95% CI: 600 - 980], что составило 43% их дохода. Для сравнения: затраты больных в Германии составляют 9% их дохода (затраты 1490€, доходы – 16500€ за 6 месячный промежуток). Затраты пациентов включали потерю прежнего дохода вследствие утраты трудоспособности (n = 41) – 560 € [95% CI: 390 - 720] и различные доплаты (n = 85) – 800€ [95% CI: 190 - 290], которые состояли из доплат за противопаркинсонические препараты – 130€, специальное оборудование – 30€, другие доплаты – 80€.

Затраты пенсионного фонда и муниципального бюджета составили в среднем за 6 месяцев на 1 пациента 230€. Размер пенсии пациентов был равен 160€ [95% CL: 100 - 230], муниципальной субсидии 70€ [95% CL: 140 - 330], в структуру общих затрат эти затраты не вошли, поскольку отражают перераспределение финансов среди различных членов общества.

Общие затраты, связанные с БП

Общие затраты составили 2630€ на 1 пациента с БП в среднем за 6 месяцев и состояли из прямых медицинских (780€), прямых немедицинских (990€) и непрямых затрат (860€).

В рисунке 1 представлена доля прямых (медицинских и немедицинских) и непрямых затрат в структуре общих затрат.

Рисунок 1. Доля прямых (медицинских и немедицинских) и непрямых затрат в структуре общих затрат.

С другой стороны, в структуру общих затрат вошли затраты системы ОМС – 840€ (которые составили 31,9% в структуре общих затрат), затраты, связанные с помощью в повседневной жизни больным – 690€ (26,2%), доплаты пациентов – 240€ (9,1%), и экономические потери общества, связанные с утратой трудоспособности больными – 860€ (32,7%).

Клинические факторы, определяющие «стоимость» БП. Стадия болезни, моторные флюктуации и дискинезии, падения, ортостатическая гипотензия, связанная с БП боль, психические нарушения (психозы, деменция и депрессия) оказали достоверное (p<0,01) влияние на затраты, связанные с болезнью Паркинсона. При одномерном анализе была обнаружена положительная корреляция (p<0,05) между затратами и стадией болезни Hoehn&Yahr. Возраст не оказал статистически существенного влияния на общие затраты, которые, однако, были выше на 50 - 70% у пациентов старше 70 лет в сравнении с другими возрастными группами (p<0,01). Не было разницы в уровне затрат в зависимости от пола.

Мультивариантный регрессионный анализ показал корреляционную зависимость (p<0,05) уровня затрат от стадии болезни по Hoehn&Yahr (3, 4, 5), возраста пациентов, наличия психотических явлений и показателей шкалы EQ-5D, которые оказались независимыми факторами, обусловливающими уровень затрат при БП.

Выводы

  1. При продолжительности болезни Паркинсона менее 5 лет общее состояние больных преимущественно определялось двигательными симптомами, а у больных с большей продолжительностью болезни общее состояние усугублялось немоторными проявлениями БП.
  2. Клиническими, демографическими и социальными факторами, определяющими качество жизни больных БП в России, являлись возраст пациентов, степень тяжести БП, моторные осложнения, деменция, депрессия и нарушения сна, возраст и количество людей, проживающих с больным.
  3. Немоторные проявления БП (деменция, депрессия), частота и степень выраженности которых была выше в старших возрастных группах, оказали существенное влияние на показатели шкалы качества жизни, связанного со здоровьем.
  4. Клиническими факторами, определяющими затраты при БП в России являются стадия болезни, возраст пациентов, наличие моторных флюктуаций и дискинезий, падений, ортостатической гипотензии, психических нарушений (деменция, депрессия, психозы).
  5. В структуре прямых медицинских затрат наибольшая доля (79,5%) приходится на затраты, связанные с противопаркинсонической терапией.

Практические рекомендации

1. Дальнейшее развитие системы служб социальной защиты, осуществляющих помощь больным в повседневной жизни, снизит финансовую и нематериальную нагрузку на их родственников, которые в некоторых случаях смогут вернуться к полноценному рабочему режиму, что в свою очередь, вероятно, снизит уровень финансовых затрат, связанных с болезнью Паркинсона.

2. Оптимизация фармакотерапии будет способствовать улучшению состояния больных, повышению качества их жизни, продлению периода трудоспособности, что в свою очередь приведет к снижению экономических потерь общества (непрямых затрат).

Список печатных работ, опубликованных

по теме диссертации

  1. «Клинико - фармакоэкономический анализ применения препарата пирибедил (проноран) в лечении болезни Паркинсона». // Л.Е. Мильчакова, Г.Р. Попов, А.В. Быков, А.Б. Гехт. // Журнал <Неврология и пихиатрия им. С.С. Корсакова> 2008; 108(4): 49 - 55.
  2. «Клинические и фармакоэкономические особенности применения церебролизина в восстановительном периоде ишемичесого инсульта». // Е.И. Гусев, А.Б. Гехт, И.Б. Белоусов, Н.А. Павлов, Д. В. Галанов, Г.Р. Попов, Л.Е. Мильчакова // Журнал <Неврология и пихиатрия им. С.С. Корсакова>. 2007;107(10): 26 - 33.
  3. «Costs of Illness in a Russian Cohort of Patients with Parkinson's Disease». // Winter Y, von Campenhausen S, Popov G, Reese JP, Klotsche J, Btzel K, Gusev E, Oertel WH, Dodel R, Guekht A // <Pharmacoeconomics>. 2009 Jul 1; 27(7):571-584.
  4. Гехт А.Б., Павлов Н.А., Галанов Д.В., Гудкова А.А., Попов Г.Р. Восстановительная терапия у больных, перенесших ишемический инсульт: клинико-фармакоэкономические особенности. Материалы Международной научно-практической конференции «Реабилитолог в XXI веке» (11 – 12 декабря 2007 г., Москва), с.105 - 106.
  5. «Фармакоэкономика болезни Паркинсона». // Е.И. Гусев, А.Б. Гехт, Н.А. Павлов, Г.Р. Попов. // Материалы I Национального конгресса по болезни Паркинсона и расстройствам движений // 2008; 173 - 178.
  6. «Health - related quality of life and pharmacotherapy in Parkinson’s disease: results of a multy - country study of the EuroPA Study Groupe». // Y. Winter, J.P. Reese, S. von Campenhausen, K. Eggert, M. Balzer - Geldsetzer, G. Klotasche, R. Freire, H. Brosova, K. Longo, H. Peter, J. Gasser, K. Seppy, G. Popov, C. Mateus, K.- P. Pfeiffer, J. Skoupa, K. Boetzel, E. Gusev, A. Guekht, E. Rusicka, P. Barone, C. Sampaio, W. Poewe, W.H. Oertel, R. Dodel. // Материалы конгресса: Kongress der «Deutschen Gesellschaft fur Neurologie mit Fortbilldungsakademie» (Nurnberg, 2009).
Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»