WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В работе мы выделяем две тенденции, характеризующие отношение представителей критической концепции к «духу прошлого» в усадьбе. Согласно одной из них, атмосфера роковой предопределённости и мистического кошмара в дворянской усадьбе имеет объективный характер и не является следствием психического расстройства обитателей «дворянских гнёзд» («Сутуловское гнездовье» С.М.Городецкого, «Лебединые клики», «Ильин день» Б.А.Садовского). В этих произведениях создаётся своеобразный антимиф дворянской усадьбы, в котором усадебный мир предстаёт как страшный и таинственный, охваченный силами рока, лишающими героев жизненной энергии, ведущими их к смерти, часто — к самоубийству («Лебединые клики» Б.А.Садовского, «Сутуловское гнездовье» С.М.Городецкого, «Печаль полей» С.Н.Сергеева-Ценского).

В произведениях Б.А.Садовского дворянская усадьба, как и в произведениях идеализирующей концепции, является ареной борьбы добра и зла. Однако если в произведениях идеализирующей концепции эта борьба оканчивается торжеством любви и добра, то в дворянской усадьбе Б.А.Садовского победа остаётся за дьявольскими силами, подчиняющими себе души героев («Лебединые клики», «Яблочный царёк»). Обращение Б.А.Садовского к философской проблематике и символизация образа усадьбы в его произведениях даёт основание не согласиться с мнением современников о писателе как о чистом стилизаторе и по-новому определить его место в литературном процессе начала XX века.

Представители другой тенденции (А.В.Амфитеатров, М.А.Кузмин, С.А.Ауслендер) скептически относятся к мистицизму обитателей дворянских усадеб, воспринимая его как психическую болезнь и дурную наследственность героев. Для дворянских героев произведений А.В.Амфитеатрова, М.А.Кузмина и С.М.Городецкого характерна чрезмерная, с точки зрения писателей, увлечённость оккультными науками, теософией и т.п., следствием чего и является, как правило, расстройство нервной системы, сумасшествие. Это свидетельствует о вырождении дворянства, исторической бесперспективности прежней, дворянской культуры.

В третьей главе «Диалектическая концепция дворянской усадьбы» анализируется процесс синтеза идеализирующего и критического взгляда на русскую дворянскую усадьбу, формирующий отношение к ней писателей «притяжения — отталкивания». Как и в произведениях идеализирующей концепции, образ дворянской усадьбы в произведениях диалектической концепции является воплощением нравственно-эстетических и собственно эстетических норм. Однако усадебный мир в произведениях этой концепции уже не идеален; так или иначе он включает в себя элемент дисгармонии.

Авторы диалектической оценки мира дворянской усадьбы также маркируют в нём свойственные его обитателям высокую, чистую, трогательную любовь, память прошлого, незабвенность детской поры. Но каждый из названных срезов мира дворянской усадьбы в их произведениях отмечен как положительными, так и отрицательными чертами.

В произведениях диалектической концепции дворянской усадьбы находят выражение такие модусы художественности, как трагический и драматический (Тюпа, 2006, с. 65-66). В основе художественного мира усадьбы в этой концепции лежит драматический хронотоп «перекрёстка». Ему свойственно историческое время, наполненное определёнными историческими событиями, датами, реалиями. Он отражает пересечение времён, эпох, мировых культур, человеческих судеб и получает воплощение в образах дороги и погоста, где сходятся пути мёртвых и живых, предков и потомков («Суходол», «Новый год», «Последнее свидание» И.А.Бунина; «Серебряный голубь» А.Белого; «Дальний край» Б.К.Зайцева; «Маргарита Чарова», «Тамара» Г.И.Чулкова).

Субъект повествования в произведениях диалектической концепции является, как правило, человеком нового времени, «другой» по отношению к усадьбе эпохи, ощущающий связь с усадьбой и одновременно свою оторванность от неё («Суходол» И.А.Бунина). Такое положение повествователя по отношению к усадьбе во многом определяет двойственность и неоднозначность воззрений на этот близкий ему, но уходящий в прошлое мир.

Параграф первый «Детство как отражение полноты и противоречивости бытия». В произведениях диалектической концепции, так же как и идеализирующей, в образе дворянского мальчика воплощается авторский идеал героя («Песня жаворонка», «Первая любовь», «В деревне», «Далёкое», «У истока дней», «Цифры», «Снежный бык» И.А.Бунина; «Детство Тёмы» Н.Г.Гарина-Михайловского). Для авторов этой концепции также важны мотивы единения маленького дворянина с природой, постоянного чувства причастности к древнему роду и родной земле, открытости детского сердца к любви. Однако детство дворянского мальчика в произведениях диалектической концепции, будучи прекрасной, незабвенной порой жизни, не является идиллией, поскольку маленьким героям часто приходится вести борьбу как внутри себя, так и с внешним миром.

Нарушает идиллию детства, в частности, столкновение героя с непониманием и равнодушием взрослых. В рассказе И.А.Бунина «Цифры» миры ребёнка и взрослого человека являются воплощением двух противоположных начал мироздания: образ дворянского мальчика, несущего в себе Божественное начало жизни, противостоит образу взрослого человека, через которого проявляет себя начало дьявольское (рассказчик упоминает имя чёрта).

Причиной трагедии становится также раннее знакомство героев со смертью («У истока дней» И.А.Бунина, «Детство Тёмы» Н.Г.Гарина-Михайловского). Дворянского мальчика в восприятии смерти отличает обострённое чувство несоответствия между мёртвым, безобразным, вселяющим порой ужас и отчаяние, телом и тем живым, любимым, прекрасным, что прежде наполняло его и теперь уходило «к миру лучшему».

Как источник внутренних проблем и противоречий в произведениях диалектической концепции рассматривается кроме того склонность дворянского героя к рефлексии, обострённое чувствование мира, стремление постигнуть тайну бытия («У истока дней» И.А.Бунина), а также с ранних лет работа над собой, преодоление в себе чувства снобизма и аристократического превосходства перед людьми более низких сословий («Детство Тёмы» Н.Г.Гарина-Михайловского). В этом пути герою во многом помогают родители, разрешая ему свободно общаться с представителями из народа, не скрывая от него всех трудностей жизни бедноты, прививая герою мысль об ответственности за свои поступки перед другими людьми, о необходимости соответствовать высокому нравственному идеалу.

Параграф второй «Любовь в произведениях диалектической концепции дворянской усадьбы». Диалектичностью отличается также осмысление писателями феномена «усадебной любви». Основным свойством любви в произведениях диалектической концепции является двойственность и противоречивость её природы. Любовь обитателей усадьбы прекрасна, способна пробуждать в человеке самые светлые чувства («Новый год», «Грамматика любви» И.А.Бунина, «Дальний край» Б.К.Зайцева), но она заведомо трагична. Трагическая развязка любовного конфликта (самоубийство, сумасшествие, гибель одного из возлюбленных, неспособность реализовать себя в жизни, безответная любовь) является характерной для произведений диалектической концепции.

Интерпретации любви в дворянской усадьбе в рассматриваемом корпусе произведений свойственна идущая от Платона традиция разделения истинной любви на восходящую и нисходящую, или на Афродиту небесную и Афродиту земную, простонародную. Для многих героев подобное разделение изображено как роковое и трагическое, поскольку с их гипертрофированной рефлексией они не способны соединить в самих себе и в своей жизненной практике эти два начала («Маргарита Чарова» Г.И.Чулкова, «Пастораль» С.А.Ауслендера).

В такой интерпретации «усадебной любви» находит отражение трансформация пасторального жанра, характерная для литературы рубежа XIX - XX веков. Если пасторали в её классическом модусе было чуждо трагическое начало и причина несоединения героев скрывалась во внешнем мире, то в произведениях диалектической концепции источником трагедии пасторального мира дворянской усадьбы являются населяющие его герои, в самих себе несущие мучительное раздвоение и дисгармонию.

В произведениях диалектической концепции получает развитие характерная для русской литературы XIX века ситуация «русского человека на rendez-vous». В прозе рубежа XIX - XX веков фиксированным пространством этой ситуации становится именно усадьба. Имея много общего с литературой XIX века, ситуация «русского человека на rendez-vous» в прозе рубежа веков претерпевает определённое развитие и обогащается существенно новым содержанием. Мы выделяем четыре момента в развитии данной ситуации: изменение социального статуса героев; появление нового спектра причин, в связи с которыми мужчина оказывается пассивным перед лицом любви и ситуация свидания героев не имеет счастливого конца; перераспределение ролей между героями; открытие в творчестве символистов мифологической и экзистенциальной основы данной ситуации, рассмотрение её как философской проблемы сущности бытия и человеческой души.

В параграфе третьем «Литературоцентричность как одна из основных особенностей образа дворянской усадьбы» рассматривается место культуры в жизни дворянских героев. Если в произведениях, идеализирующих образ дворянской усадьбы, подражание героев образцам русской и мировой литературы и культуры безоговорочно воспринималось как положительное явление, то в произведениях диалектической концепции поглощённость героев литературой имеет двойственную оценку со стороны писателей. С одной стороны, знакомство с образцами русской и мировой литературы разных времён оценивается, несомненно, как великий плюс, богатство дворянской культуры. С другой — такая поглощённость художественными произведениями подменяет, с точки зрения авторов, настоящие чувства и переживания героев выдуманными, ограничивает свободу их поведения, лишает индивидуальности, что приводит к обеднению «живой жизни» («Книга» И.А.Бунина, «Пастораль» С.А.Ауслендера).

Жизнь героев дворянской усадьбы в восприятии писателей оказывается подчинена известным литературным сюжетам, выстроена по литературным образцам. Эта особенность ярко представлена, в частности, в произведениях С.А.Ауслендера: судьбу практически каждого из его героев можно рассмотреть через призму известных художественных произведений. Герои С.А.Ауслендера вовлечены в игру литературных сюжетов, и их жизнь зависима от драм Ольги и Татьяны, Онегина и Ленского («Весёлые святки»), Наташи Ростовой и Андрея Болконского («Наташа»).

Параграф четвёртый «Дворянская усадьба и Петербург». Если в произведениях идеализирующей концепции такая противоположность является абсолютной, то в произведениях диалектической концепции она относительна. Художественная интерпретация оппозиции «усадьба — столица» в творчестве каждого писателя имеет свои особенности.

В произведениях И.А.Бунина образы усадьбы и Петербурга противопоставляются как две эпохи, две культуры: прежняя, уходящая эпоха расцвета «дворянских гнёзд», с её гармоничностью, чистотой, искренностью, крепостью родовых отношений, и новая — представленная бессвязной и бессмысленной жизнью Петербурга, с её однообразием и притворством, чуждостью людей друг другу («Новый год»). Однако герои И.А.Бунина, испытывая сильное притяжение усадьбы, одновременно ощущают бесповоротный отрыв от неё; они не могут представить своего существования в угасающем родовом гнезде и уезжают в Петербург. В рассказ «Новый год» включается диалог писателя со стихотворением А.С.Пушкина «Зимнее утро». Переосмысление И.А.Буниным культурных традиций ведёт к пониманию того, что золотое прошлое дворянской усадьбы себя изжило, но с ним умирают и нравственно-эстетические ценности дворянской культуры, которым нет замены. Такой взгляд на дворянскую усадьбу отмечен печатью трагизма.

Отличный от бунинского взгляд на оппозицию «усадьба — Петербург» представлен в произведениях Г.И.Чулкова («Маргарита Чарова», «Западня», «Ева») и С.А.Ауслендера («Наташа»). Признавая двойственность и противоречивость Петербурга, его неоднозначность и неодноплановость, писатели любят этот город. Однако если, несмотря на ряд отличий друг от друга, в произведениях И.А.Бунина и С.А.Ауслендера за дворянской усадьбой закрепляется функция пространства любви, а в Петербурге истинная любовь оказывается невозможной, то в произведениях Г.И.Чулкова лишаются любви как мир Петербурга, так и мир усадьбы. Герои Г.И.Чулкова не могут обрести истинной Божественной любви в земном мире.

Своеобразно представлен конфликт между усадьбой и Петербургом в «Серебряном голубе» А.Белого: образ дворянской усадьбы рассматривается автором в связи с проблемой противостояния в культуре дионисийского и аполлонического начал. Усадьба Тодрабе-Граабенов как воплощение аполлонического начала (начала меры, стройности, культуры, личности, Логоса, разума) противостоит в повести действующей среди крестьян религиозной секте «голубей» (то есть хлыстов), в которой находит отражение начало дионисийское, стремящееся сбросить с себя иго культуры, окунуться в стихию. Но в повести А.Белого представлено постепенное угасание усадебного духа, показана замкнутость усадебного мира, сосредоточенность лишь на своём прошлом, предсказана его гибель в ближайшем будущем.

Параграф пятый «Родовая память и созидательная активность личности». Неоднозначностью отличается также отношение представителей диалектической концепции к такому нравственно-эстетическому основанию дворянской усадьбы, как родовая память и преемственность. C одной стороны, сохранение памяти мыслится как одна из важнейших жизненных основ, в чём писатели абсолютно солидарны с А.С.Пушкиным. Память и преемственность являются также необходимой основой творчества («Пост», стихотворение «В горах» И.А.Бунина).

Внимание к традициям, к связи времён в усадебном мире становится определяющим в противопоставлении И.А.Буниным образа дворянской усадьбы и образа дачи. Символика дворянской усадьбы, связанная в ряде произведений писателя с изначальным лоном бытия, с домом души («Пост»), противостоит даче как временному приюту человека на земле, в котором герой обычно пребывает в одиночестве («И ветер, и дождик, и мгла…», «В дачном кресле, ночью, на балконе…»). Если в мире дворянской усадьбы человек, с точки зрения И.А.Бунина, сохраняет свою индивидуальность и в то же время глубинами души связан со всем мирозданием, то дача лишает его родовых корней, вселенная человека сужается, мельчает.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»