WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Залогом порядка и гармонии во всём мире является для дворянских героев единство отца и матери, образы которых воплощают в себе два разных начала, что способствует гармоничному формированию детской души (Д.В.Григорович, Б.К.Зайцев, И.А.Новиков).

В образе дворянского мальчика заостряется писателями его рефлексивность, открытость миру, потребность познания его. В мире дворянской культуры представителями идеализирующей концепции больше ценится бессознательное начало, нежели рациональное и программируемое. Так в исследовании дворянским героем окружающего пространства большую роль играет обоняние; запах является для ребёнка ключом к постижению образа, открывшегося перед ним явления («Детство» П.С.Романова). Посредством обоняния в герое закладывается противопоставление двух пространств, двух жизненных укладов: своего, усадебного, родового и чужого, неизвестного, далёкого, как правило — городского, столичного.

В основе противопоставления усадьбы и города (столицы) в произведениях идеализирующей концепции лежит оппозиция свободы, безграничности, естественности усадебной жизни, близости к природе и замкнутости, ограниченности, искусственности городского существования («Город и деревня» Д.В.Григоровича, «Детство» П.С.Романова, «Заря» Б.К.Зайцева, «Детство Никиты» А.Н.Толстого).

Детство героев в произведениях идеализирующей концепции лишено каких-либо серьёзных катаклизмов и испытаний, с которыми они сталкиваются лишь при переходе к следующему жизненному этапу.

Параграф второй «Любовь в произведениях идеализирующей концепции дворянской усадьбы». Любовь героев в произведениях рассматриваемой группы представляет собой особый феномен русской культуры: она отличается глубиной чувства, искренностью, чистотой отношений, преданностью. Именно усадьба мыслится как пространство любви, в то время как в городе (Петербурге, Павловске, Париже и т.д.) истинная любовь оказывается невозможной. Путь героя к усадьбе из мира города становится сложным путём искупления и прозрения и приводит его к обретению любви, к раскрытию своей изначальной сущности («Хромой барин», «Овражки» А.Н.Толстого).

Для мира дворянской усадьбы в произведениях идеализирующей концепции характерен особый тип романтического героя. В образе героя подчёркивается максимализм в чувствах и поступках, абсолютизируются такие черты, как способность к самопожертвованию, преданность, искренность, простота, непосредственность, открытость.

Любовь в произведениях рассматриваемой группы имеет ярко выраженный религиозно-мистический характер, в результате чего она служит мостом между земным и небесным миром. Такому осмыслению любви сопутствует насыщенность произведений символами (тройная радуга в рассказе С.А.Ауслендера «Троицын день»; образы лиловой тучи, звёзд и месяца, белой колокольни в «Овражках» А.Н.Толстого и др.). В рассказе А.Н.Толстого «Овражки» происходит символизация всего образного строя произведения. Основным символом в этом рассказе являются семь овражков, которые символизируют купель омовения души главного героя. Преодоление Завалишиным семи овражков перекликается с мифом о прохождении души, освобождённой от телесных уз, через семь властей небесных сфер, семь ступеней, прохождение которых сопровождается возвышением души, её переходом в новое состояние (вечность, покой, любовь). Преодолению внешних препятствий сопутствует в рассказе А.Н.Толстого победа героя над его внутренними пороками.

Сделанный в диссертации вывод об идеализации образа дворянской усадьбы в таких произведениях А.Н.Толстого, как «Овражки» и «Хромой барин», вносит корректировку в закреплённое в литературоведении мнение о писателе как о резком критике жизни и традиций поместного дворянства.

В параграфе третьем «Троицын день как один из компонентов усадебного мифа» рассматривается роль праздника Троицы в идеализации и сакрализации образа дворянской усадьбы, что не являлось прежде объектом литературоведческого анализа. Тема праздника в целом имеет большое значение для идеализирующей концепции дворянской усадьбы. Однако праздник Святой Троицы занимает в ней особое место, поскольку именно с ним в наибольшей степени связаны мотивы летнего (весеннего) расцвета и благоухания природы, торжества Бога во вселенной, духовного преображения человечества, то есть мотивы, которые соотносят образ дворянской усадьбы с образом райского сада. Материалом анализа в данном разделе являются произведения И.А.Новикова «Троицкая кукушка», П.С.Романова «Детство», А.Н.Толстого «Хромой барин», С.А.Ауслендера «Троицын день»; в качестве дополнительного материала привлекаются также «Лето Господне» И.С.Шмелёва и «Трио Чайковского» А.Ф.Лосева.

Функцией праздника Троицы в указанных произведениях является сакрализация пространства дворянской усадьбы, имеющей в идиллическом хронотопе статус «изначального лона бытия», «первоистока жизни» (А.Ф.Лосев), земли обетованной. Обращение к образу Троицына дня позволяет писателям подчеркнуть глубокую связь дворянской усадьбы с русской культурой, выделить такие стороны усадебной жизни, как её органичная связь с русской классической литературой и славянской мифологией, с народными верованиями и традициями, с природой, со всем мирозданием, в том числе — и с Божественным миром.

С праздником Троицы в произведениях идеализирующей концепции тесно связан религиозный аспект темы любви, которая отличается чистотой и целомудрием и выступает формой приобщения героев к вечной бессмертной любви Божественного Триединства. В изображении И.А.Новикова, П.С.Романова, С.А.Ауслендера, А.Н.Толстого праздник Святой Троицы представляет собой день, в котором происходят события, имеющие для последующей жизни героев определяющее значение: духовное преображение героев, зарождение в их сердцах любви и радости бытия.

В рассматриваемых произведениях находят отражение многие народные традиции, характерные для Троицына дня: обычай поминовения предков, обычаи, связанные с культом растительности, обряд «крещения кукушки».

Поминовение предков, посещение родового кладбища и само его существование мыслится в произведениях, идеализирующих дворянскую усадьбу, как залог естественного течения и продолжения жизни, сохранения памяти и связи времён, в чём мы видим явную традицию А.С.Пушкина («Троицкая кукушка» И.А.Новикова).

Важную роль в духовном преображении героев в праздник Троицы в идеализирующей концепции играет природа. Особое значение писатели придают образу берёзы, с которым связано ощущение бодрости, свежести, особого чувства сопричастности священному торжеству природы.

В рассказе И.А.Новикова «Троицкая кукушка» находят отражение основные мотивы, связанные в славянской мифологии с образом кукушки, которая в произведении писателя одновременно играет роль вестницы любви и предвестницы разлуки.

Параграф четвёртый «Таинство рода». Сохранение памяти о прошлом, постоянное присутствие в усадьбе знаков прошлого (фамильные портреты, старинные библиотеки, старая мебель и т.п.) подчёркивает стабильность усадебной культуры, её укоренённость в стремительно меняющемся мире. Связь прошлого и настоящего в жизненном укладе дворянской усадьбы знаменует собой одно из необходимейших условий сохранения и продолжения жизни.

В ряде произведений идеализирующей концепции наполненность усадьбы «дыханием прошлого» выступает средством установления взаимосвязи мира посюстороннего и потустороннего. В романе Ф.К.Сологуба «Творимая легенда» и рассказе Г.И.Чулкова «Сестра» образ дворянской усадьбы является символической моделью особо устроенного мира, обладающего своими законами и принципами жизни. В дворянской усадьбе Ф.К.Сологуба и Г.И.Чулкова существует нерасторжимое единство ушедших в мир иной и оставшихся на земле; пути мёртвых и живых постоянно пересекаются. Хозяева усадеб в рассматриваемой группе произведений обладают тайными знаниями, сокрытыми от других людей, что даёт им возможность избегнуть одиночества в земном мире и быть посвящёнными в тайну бытия (Триродов Ф.К.Сологуба, Ариадна Г.И.Чулкова).

Глава вторая «Критическая концепция дворянской усадьбы» посвящена рассмотрению группы произведений, объединённых пафосом развенчания моральных основ усадебной культуры, которое выступает как форма классовой борьбы, способ утверждения новой идеологии («Лерик», «Печаль полей» С.Н.Сергеева-Ценского, «В дворянской берлоге» Н.В.Тимковского). Основу образа дворянской усадьбы в этих произведениях составляет хронотоп «дачи». В нём находят выражение такие модусы художественности (Тюпа), как комизм, юмор, ирония. Хронотопу «дачи», в отличие от хронотопа «Дома», свойственны временность и ограниченность. Этот мир обречён на умирание, время его конечно, и всё его существование является путём к смерти («Печаль полей» С.Н.Сергеева-Ценского, «Лебединые клики» Б.А.Садовского, «Сутуловское гнездовье» С.М.Городецкого).

Пространство дворянской усадьбы в произведениях критической концепции характеризуется предельной замкнутостью, искусственностью, непроницаемостью, что препятствует проникновению в этот мир «живой жизни», царящей за его пределами. Близость к природе, играющая значительную роль в идиллическом хронотопе дворянской усадьбы, в произведениях этой группы не является положительным фактором, нередко становясь причиной гибели и внутренней опустошённости героев («Лерик» С.Н.Сергеева-Ценского, «Сутуловское гнездовье» С.М.Городецкого).

В произведениях критической концепции между дворянским и крестьянским миром пролегает резкая грань. Представители этих культур не понимают друг друга, противостоят друг другу («Два берега», «Сутуловское гнездовье» С.М.Городецкого, «Лерик» С.Н.Сергеева-Ценского, «Дача», «В одном доме» В.В.Муйжеля).

Для произведений критической концепции дворянской усадьбы также характерны темы детства, любви и памяти. Но писатели – представители критической точки зрения на русскую дворянскую усадьбу дают им иную интерпретацию и оценку.

Параграф первый «Детство как отражение искажённых основ жизни дворянской усадьбы». Критике подвергается вся система дворянского воспитания, формирующая личность, обладающую, с точки зрения писателей, многочисленными пороками («Лерик» С.Н.Сергеева-Ценского). Дворянский мальчик С.Н.Сергеева-Ценского — отрицательный герой; основными его качествами являются эгоистичность, надменность, высокомерие. Герой предельно изолирован от народной среды, родной русской почвы (идеализирующая концепция, напротив, подчёркивала органичную связь маленького дворянина с миром русской деревни и русской культурой). Атмосфера дворянской усадьбы, система дворянского воспитания рождают, по мысли писателя, искажённый образ детства и поселяют в герое не свойственные детям мысли и чувства. Автор акцентирует момент угасания дворянской усадьбы, подчёркивая и в образе маленького дворянского героя наличие чего-то «стариковского».

В произведениях критической концепции дворянской усадьбы критерии полноценного детства, отвечающие нравственному и эстетическому императиву, остаются теми же, что и в произведениях, идеализирующих дворянскую усадьбу. Но детство дворянского мальчика рисуется авторами как «искажённое»; носителями истинного детства оказываются герои разночинского происхождения («Небо» С.Н.Сергеева-Ценского). Именно эти герои наделены такими чертами детства, как чистота, доверчивость, любознательность, открытость, «небесность» (то есть теми чертами, которые были присущи образу дворянского мальчика в произведениях идеализирующей концепции).

В параграфе втором «Любовь в произведениях критической концепции дворянской усадьбы» рассматривается процесс разрушения сложившегося в произведениях идеализирующей концепции мифа о чистой и возвышенной любви обитателей «дворянских гнёзд». Приверженцы критической концепции заостряют внимание на негативных особенностях жизни дворянской усадьбы, особо выделяя такие черты, как извращённость и низменность чувств в дворянских кругах. Как грязный пережиток прошлого, в произведениях этой группы выглядит вседозволенность дворянства, нередко переходящая в разврат и часто заканчивающаяся трагедией («Петушок. Неделя в Туренёве», «Мишука Налымов» А.Н.Толстого). Вседозволенность дворян-помещиков соединяется с такой чертой, как безынициативность и пассивность в любви. Подобное поведение дворян интерпретируется как результат их мечтательности, устремлённости к «высшим материям», оторванности от реальной жизни, экзальтированности — особенностей ментальности, которые приводят героев-дворян к трагическому концу («Мечтатель (Аггей Коровин)» А.Н.Толстого, «Мечтатели» М.А.Кузмина, «Наташа» С.А.Ауслендера, «Изломы любви» А.Н.Будищева).

В качестве эффективного способа комического освещения образа дворянской усадьбы и феномена «усадебной любви» авторами этой группы произведений используется стилистическая пародия («Набег на Барсуковку» М.А.Кузмина; «Соревнователь», «Яшмовая тетрадь» А.Н.Толстого; «Русалочье зелье», «Первая любовь барона фон-Кирилова» С.А.Ауслендера; «Погибший пловец» Б.А.Садовского). Среди наиболее востребованных средств создания пародии такие, как нарушение традиционных сюжетных схем, неожиданная развязка, акцентирование всевозможных контрастов (между речевыми стилями героев, ситуациями, словами и поступками героев), умышленное нагнетание высокой патетической лексики, наделение героев-дворян неблагозвучными и вызывающими отрицательные культурные ассоциации именами и фамилиями.

В главе делается вывод о различии целей создания пародии в творчестве А.Н.Толстого и писателей-модернистов. Если целью пародий А.Н.Толстого является осмеяние дворянства как социально-экономической группы, то представители стилизаторской школы (М.А.Кузмин, С.А.Ауслендер, Б.А.Садовской) сосредоточены на открытии новых возможностей стиля, на усовершенствовании техники самого искусства. Но поскольку в основу стилистических пародий были положены реально присущие дворянской культуре особенности, то разрушение идиллически-возвышенного и опоэтизированного представления об усадьбе и любви в «дворянском гнезде» происходило в них независимо от тех целей, которые непосредственно преследовались их авторами.

В параграфе третьем «Родовая память и роковая предопределённость» анализируется преломление в произведениях критической концепции такой основы усадебной жизни, как сохранение памяти. Отягощённость родовой и культурной памятью, играющая в произведениях идеализирующей концепции положительную роль, в творчестве представителей критической концепции дворянской усадьбы получает крайне негативную оценку. Приверженцы этой концепции заостряют внимание на моменте несвободы героев от влияния на них сил рода и рока, нависших над усадьбой.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»