WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Концепт «время» является универсальным концептом, обладающим идентичной семантической структурой в английском, испанском и русском языках. Эта структура следует ядерно-периферийной модели, в центре которой находятся значения длительности. Ближняя периферия представлена значениями «период времени», «момент», «цикл», субконцептами «настоящее», «прошлое» и «будущее», образующими линейную структурную организацию времени. Цикличная структурная организация времени представлена на уровне ближней периферии значениями «жизнь человека» (возраст), «жизнь природы» (времена года). Ближнюю периферию «момента» представляют субконцепты «начало», «конец». Анализ потенциальных сем словотермина «время» и словотерминов субконцептов времени позволяет выделить дальнюю периферию концепта, образованную другими концептами, которые могут быть выделены и как самостоятельные ментальные единицы: «молодость», «старость», «зрелость», «рождение», «смерть», «времена года», «быстро», «медленно».

Таблица 1. Семантическая структура концепта «время»

ДЛИТЕЛЬНОСТЬ

период времени, отрезок

момент

цикл

прошлое

настоящее

будущее

эпоха

начало, конец

жизнь человека

жизнь природы

  • старый, прошедший
  • бесконечный
  • воспоминание
  • момент речи
  • настоящее в широком смысле
  • рождение
  • смерть
  • быстро
  • медленно

возраст

молодость

старость

зрелость

времена года

зима, лето, осень, весна

Обозначения :

ДЛИТЕЛЬНОСТЬ – ядро

период времени – ближняя периферия

старый, прошедший – дальняя периферия

Данная семантическая структура прослеживается на материале трех изучаемых языков без существенных изменений, что позволяет сделать вывод о ее универсальности для них. Кроме того, был выделен базисный слой концепта «время», состоящий из трех слоев: историко-этимологического, пассивного и активного (согласно методу, предложенному Ю.С.Степановым), в которых прослеживается формирование восприятий, представлений и понятий, составляющих семантическую структуру концепта «время».

Анализ внутренней формы словотермина «время» в разных языках свидетельствует о том, что на начальном этапе формирования представлений об окружающем мире время интерпретируется как овеществленное понятие, характеризуемое протяженностью и воспринимаемое носителями языка в тесной связи с пространством. Так, рус. слово «время» родственно древнеиндийскому vrtma, ср.р. «колея, рытвина, дорога, желоб». Праславянское слово*vertm образовано с помощью суффикса -m < -men, связано с глаголами *vьrtti, *vortiti ‘поворачивать’, ‘становиться’ и обозначало ‘то, что возвращается’ или ‘то, что становится, длится’. Англ. time происходит от староанглийского tima, что сходно со старогерманским timon и также означает «простирать»,«протягивать». Исп. tiempo, восходящее к лат. tempus, принято связывать или с глаголом «tendo» (тянуть) или с глаголом «teneo» (держаться, длиться). Многозначительна близость лат. tempus и templum (храм), так как первоначально последнее означало священное пространство, которое этрусский жрец очерчивал в полдень.

В пассивном слое концепта «время», отражающем развитие представлений о времени в сознании человека, знаменательно разделение времени на циклическое и линейное. Циклическое время характерно для раннего этапа развития представлений о времени, данная модель отразилась в наименованиях, связанных с календарем, а также в связи с описанием жизненного цикла человека, что позволяет говорить как об антропоцентрической, так и о природоцентрической составляющей представлений о времени: ср. рус. цикл, время года (зима, весна, лето, очень), сутки; возраст: ранний, средний, поздний, переходный

О циклической модели времени, сложившейся в ранний период развития человечества, может свидетельствовать и этимология рус. сутки: из су- и *тъка, связанного с тыкать, т.е. стык дня и ночи, диал. сутки мн. «углы в избе», новгор.» [Фасмер 1973: 811]. Таким образом, цикл 24 часа понимается как «круг» (цикл, лат. cyclus – круг) времени, имеющий «стык», с которого начинается новый цикл.

Линейная модель времени, вышедшая на первый план представлений о времени как в связи с развитием христианства, так и в связи с вхождением человека во временную модель, характеризуется двунаправленностью временного потока. Сложившиеся в древний период развития человечества лексемы отображают следующую картину времени: будущее открывается им по мере перехода в настоящее-прошедшее. «Язык времени» основывается на метафоре движения из будущего в прошлое. Все, что следует, является, таким образом, будущим (рус. след-ующий день, год, мгновение – исп. el ao/da que viene/siguiente, рус.след-ующая остановка – исп. la prxima/siguiente parada, рус.последствие – исп. consecuencia – англ. consequence). С развитием общества модель времени приобрела иную структуру. Центральная фигура этой модели – личность, она активна. В пространственном отношении человек идет вперед: рус. предстоящая неделя, перед человеком открывает будущее, перед войной, загадывать наперед и др., все несчастья позади, приходит – уходит (в прошлое); исп. la semana que viene, predecir(предсказывать), enfrentar algo(стать перед чем-либо). В этой модели время движется в будущее. Вопрос о наличии данной противоречивой модели времени в конкретном языковом материале и ее универсальности тем не менее остается открытым, так как языковые факты все еще довольно разрозненны.

Изучение активного слоя связывает исследователя прежде всего с отнесенностью той или иной культуры к полихронному или монохронному типу. Американский исследователь Э.Холл в качестве основной характеристики культуры рассматривает ориентацию во времени. Э.Холл выделяет культуры, ориентированные на прошлое, настоящее и будущее, а также «монохронные» и «полихронные» культуры. «Монохронность» предполагает линейное течение времени, когда большую роль играет пунктуальность, четкое соблюдение сроков и следование заранее намеченному плану. Представители «полихронных» культур предъявляют гораздо менее жесткие требования к установленным срокам и пунктуальности [Hall 1981]. Задачей лингвиста становится проследить, как тот или иной тип культуры отражается в языке.

Вторая глава «Отражение концепта «время» во фразеологических системах английского, русского и испанского языков» посвящена изучению интерпретационного поля концепта «время». В ней подвергаются изучению способы реализации концепта в языке, в частности, при помощи фразеосемантических полей проводится лингвокультурологический анализ ФЕ с семантикой «время» и определяется их место в семантической структуре концепта.

При анализе интепретационного слоя концепта «время» наиболее прозрачным для «воплощаемых в языке концептов культуры» [Телия 1999:8-9] является фразеологический уровень его реализации. Концепт, будучи ментальной сущностью, принадлежащей к сфере индивидуального и коллективного сознания, реализуется в языке в качестве определенного рода языковых проекций, в чем и проявляется его лингвистическая природа. В нашем исследовании такой языковой проекцией является фразеосемантическое поле «время». Большинство исследователей считают, что фразеологические системы предоставляют наиболее интересный материал для того, чтобы говорить о лингвокультурной специфике обозначения мира и выявить, какие конкретные явления или предметы приходят в голову носителям языка в первую очередь и, повторяясь, фиксируются в языке для того, чтобы обозначить в переносном смысле более абстрактные вещи. Нами был проведен анализ семантики ФЕ, относящихся к ФСП «время», в результате чего выделены следующие фразеосемантические группы (ФСГ):

1. быстро, скоро

2. медленно, долго

3.структурная организация времени

а) прошлое

б) настоящее

в) будущее

4.возраст

а) молодость

б) старость

в) зрелость

5.точка, момент, дата

а) начало

б) рождение

в) конец

г) смерть

д) рано

е) поздно

ж) вовремя

з) одновременность

и) последовательность

6.цикличность

а) часто

б) редко

в) всегда

г) никогда

Фразеосемантическое поле «время», повторяя универсальную семантическую структуру концепта, обладает индивидуальными, характерными для той или иной культуры, особенностями. Прежде всего это проявляется при анализе коннотативного макрокомпонента значения ФЕ и источников их образности. Оценочность ФЕ русского языка в некоторых случаях противопоставлена оценочности ФЕ английского и испанского языков, принадлежащих к западноевропейской культуре и транслирующих, соответственно, ценности, характерные для данной культуры. Так, в ФСГ «быстро-медленно», покрывающей такую область денотативного значения, как характер протекания времени, в испанском и английском языках преобладают ФЕ с отрицательной коннотацией, что свидетельствует о наличии в языковом сознании отрицательной оценки медленного протекания времени:

Ср. исп. a paso de tortuga – как черепаха

Mi padre siempre ha conducido a paso de tortuga, de manera que, cuando bamos de vacaciones al pueblo, el viaje se haca interminable. (Мой отец всегда вел машину на черепашьей скорости, поэтому, когда мы ездили на каникулы в деревню, путешествие становилось бесконечным.)

англ. be slow off the mark – мешкать, медлить

The pursuit was a bit slow off the mark because the boss wasn’t there to give orders. (Поиски несколько замедлились, потому что босс отсутствовал и некому было отдавать приказы.)

Можно говорить о том, что в данном случае фразеологические системы этих языков отражают западноевропейский стереотип представлений о скорости времени, являющий собой общеизвестное суждение «Time is money» (Время – деньги). Время рассматривается как ресурс, наравне с деньгами, и поэтому, в силу того что время линейно и каждому дано в равной степени, проблема не в том, сколько мы имеем времени (ибо у всех его поровну), а в том, как мы его используем. Отсюда следует, что постулат о времени как ресурсе должен непременно отразиться в языковых представлениях, что и наблюдается при анализе тематической группы (ТГ) «быстро-скоро» (большинство членов которой обладают положительной оценочностью) и «медленно, долго» (с отрицательной оценочностью соответственно). Убежденность западной культуры в необходимости быстро, а не медленно производить определенные действия свидетельствует также о ее монохронности, для которой характерна последовательная реализация действий и событий в каждую единицу времени. Монохронной культуре противопоставлена полихронная культура (в нашем случае – русская), в которой понятие «медленность» не является полностью отрицательным, если мы обратимся к прецедентным текстам, т.е. пословицам. Хотя они не являются объектом нашего исследования, нельзя полностью проигнорировать содержащийся в них культурный смысл: cр. рус. Поспешай медленно. Поспешишь людей насмешишь. Спешка нужна при ловле блох.

Анализ источников образности и экспрессивного компонента коннотативного макрокомпонента ФСГ «структурная организация времени, представленной тремя ФСПГ - «прошлое», «настоящее», «будущее», позволяет сделать следующие выводы:

1. Время воспринимается носителями всех трех изучаемых языков как движение, о чем свидетельствует его сравнение с водой (исп. correr el agua por donde solia – досл. вода течет, где раньше все возвращается на круги своя), указание на направленность движения. Представление о необратимости движения времени также отражено во фразеологическом фонде языка, однако время не является так строго необратимым, как на это указывают физики. Время в языковом сознании менее жестко направлено, языковое представление допускает возврат времени к определенной точке. Поэтому говорить о тождественности научного и языкового представления о структуре времени нельзя.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»