WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
Среди разнообразных причин тяжелой платы населения за индустриализацию была, безусловно, конкретная социальная среда, включающая интеллигенцию, которая предопределила авторитарные методы управления и культ личности.

5. Методологическая преемственность дореволюционной и социалистической индустриализации.

Преемственность методов социалистической индустриализации определяется как аналогичностью стартовых условий, так и тем, что ученые, разрабатывающие методологию, опирались на теорию и практику предшествующего периода. Изучение теории и практики предшествующего периода позволило создать совершенно новые подходы в теории планирования индустриализации.

Аналогичность стартовых условий определялась, прежде всего, тем, что в России ни к периоду дореволюционной индустриализации, ни к периоду социалистической индустриализации, не сложился единый механизм воспроизводства капитала. Воспроизводство капитала осуществлялось в двух типах. Первый тип – смешанный, представлял слияние чисто капиталистического накопления с первоначальным. Второй – чисто капиталистический, не соединенный непосредственно с раннекапиталистическими методами эксплуатации. Кругообороты капиталов первого типа осуществлялись в основном через массовый рынок, сохраняющий в значительной степени докапиталистическую структуру, монополизированный в самых грубых формах местным торгово-ростовщическим капиталом. Этот тип капитала функционировал в основном в группе «Б» промышленности, его формирование проходило в системе различных уровней предпринимательства – от работы на дому до крупнофабричного производства. Но на всех уровнях предприниматель соединял функции прямой эксплуатации наемных рабочих с торгово-ростовщическими операциями. Расширенное воспроизводство данного типа осуществлялось не только за счет использования прибавочного труда «самостоятельного» товаропроизводителя, но и за счет необходимого труда. Капиталы, функционирующие в этой группе, обладали своеобразной монополией, доходы которой обеспечивали «русскую сверхприбыль» в основном не за счет силы концентрированного капитала, а за счет накопленной веками торгово-промышленной информации. Суть ее заключалась в знании чрезвычайно пестрых местных хозяйственных условий, приемов и материальных средств «дикой» торговли у миллионов оптовиков, мелких и мельчайших торговцев.

Второй тип воспроизводства – чисто капиталистический, не соединенный непосредственно с раннекапиталистическими методами эксплуатации. Капиталы, обеспечивающие воспроизводство данного типа, функционировали в основном в отраслях тяжелой промышленности, их кругооборот проходил на рынке организованном в большей части по капиталистически. Существование этого типа обеспечивалось в значительной степени широкими связями с иностранными финансово-промышленными группами, использованием выгод международного разделения труда, применением НТП. Но «чистота» воспроизводства второго типа была относительной. Даже самые развитые формы промышленно-финансового капитала должны были на массовом рынке вписаться в систему оптовой полуфеодальной торговли, существующей на грабеже самостоятельных производителей.34

Устойчивость двух типов воспроизводства капитала стимулировалась региональным разнообразием России, сглаживание которого не могло быть искусственно ускорено, т.к. имело глубокие национальные и социальные корни. Многомиллионная и многонациональная Россия жила в разном историческом времени: от первобытной общины до монополистического капитализма. Это не могло не сказаться на формировании индустриального строя России. Если в развитых капиталистических странах период меркантилизма и первоначального накопления капитала, с характерно значительной ролью государства в экономических процессах, сменяется периодами совершенной, а затем монополистической конкуренции, то в России эти периоды, с одной стороны, были достаточно размыты во времени, а, с другой стороны, представлены одновременно в начальный период индустриализации в форме различных социально-экономических укладов.

Первая мировая война, Октябрьская революция, гражданская война и связанная с ней политика военного коммунизма прервали процесс становления единого механизма воспроизводства капитала. Возникла необходимость таких методов хозяйственного регулирования, которые позволили бы в кратчайшие сроки восстановить хозяйство и создать условия инвестирования нового этапа индустриализации. Нэп стал политикой, обеспечивающей эти задачи.

Изучение теории и практики предшествующего периода позволило создать совершенно новые подходы в теории планирования индустриализации.

Теория планирования индустриализации, возникшая и частично реализованная в период нэпа (план ГОЭЛРО, план развития сельского хозяйства Н. Кондратьева, годовые планы на  1924/1925гг,1926/1927 гг., составление генерального плана развития народного хозяйства на 1928 -1940 гг), опираясь на опыт прошлого (план индустриализации Витте, план мобилизации военной промышленности, организации рынка хлебов), исходила из необходимости и возможности сочетания прямых и косвенных методов регулирования. К периоду 20- х. годов относятся такие выдающиеся открытия российской экономической науки, вошедшие в мировую экономическую мысль, как: теория длинных волн Кондратьева, метод генетика-телеология Базарова, провизорный баланс Немчинова, модель темпов экономического роста Фельдмана, динамические коэффициенты Громана, баланс народного хозяйства Попова. Эти методы теоретически позволяли осуществить сочетание прямых, косвенных и административных методов регулирования через сочетание долгосрочного, среднесрочного и годового планов. На практике подобное сочетание столкнулось с трудностями как объективного, так и субъективного характера.

К трудностям объективного характера, на наш взгляд относится отсутствие практики правого регулирования взаимоотношений между государством и хозяйствующими субъектами. Осуществление нэпа показало, что использование значительных возможностей частного сектора для инвестирования индустриализации во многом тормозилось сращиванием нелегальных элементов в частном бизнесе и государственном аппарате, что лишало легальный частный бизнес правовых гарантий и стимулировало нарастание нелегальности. Борьба с подобным явлением, начиная с конца 20-х годов, стала осуществляться методами террора, которые могли быть осуществлены только личностями на него способными. К ним, безусловно, относился И. Сталин. (Субъективный фактор). Методы террора оправдывались необходимостью форсированных темпов, что привело к их систематическому «подхлестыванию». В этих условиях, использование таких конкретных методов индустриализации, сложившихся в дореволюционный период, как перекачивание средств из сельского хозяйства в промышленность через ножницы цен, выделение основного звена развития промышленности без увязки его с другими отраслями хозяйства, приобрело гипертрофированный характер. В связи с этим, складывалась макроэкономическая структура, обладающая диспропорциями между развитием: промышленности и сельского хозяйства, первым и вторым подразделениями общественного производства, инвестиционного и потребительского комплекса. Развитие диспропорций поддерживалось системой администрирования, которая постепенно оформилась в «административную монополию». Суть «административной монополии» заключается в том, что, возникнув в условиях «догоняющей модели развития» для преодоления структурных диспропорций, она может существовать лишь при наличии подобных диспропорций, которые она в силу борьбы за свое существование систематически генерирует. Сложившаяся административная монополия была логическим продолжением сращивания государства и монополии в дореволюционный период. Нэп был не только временным отступлением, но и неизбежным зигзагом в развитии этой монополии, которая практически не может быть абсолютной. Подобный зигзаг выразился в формировании частного сектора в «ублюдочном» виде. Его существование формировалось не «рыночными правилами игры», а взаимодействием с государственным сектором на основе диктата «административной монополии».

6. Сущность и возможности реализации различных вариантов индустриализации.

Варианты социалистической индустриализации, сложившиеся в ходе дискуссий 20-х годов ХХ века, отличались по критериям: отраслевой последовательности, источникам инвестирования, институциональной структуре, уровню темпов. Вариант, ориентированный на первоначальное развитие сельского хозяйства и отраслей второго подразделения, опирающийся на перелив капитала из отраслей легкой в тяжелую промышленность, сохранение частного предпринимательства в отраслях легкой промышленности, был частично апробирован в годы нэпа, когда после восстановления хозяйства начался его рост (1925 г.) В ходе реализации нэпа проявилась взаимосвязь достоинств и недостатков данного варианта. Достаточно быстрый рост благосостояния населения, был неравномерным, что вело к значительной дифференциации потребления и обостряло социальные противоречия. Преимущественный рост легкой промышленности и восстановление сельского хозяйства могли привести к переливу средств в тяжелую промышленность, в условиях допущения частного капитала, при правовом взаимодействии государства и рынка. Отсутствие подобного взаимодействия, тормозило перелив капитала и соответственно темпы индустриализации. Преодоление естественных кризисов, в условиях существования рынка могло опираться на взаимодействие прямых и косвенных методов регулирования. (Теоретически подобное взаимодействие было разработано Н. Кондратьевым еще в годы Первой мировой войны для выхода из хлебного кризиса). Препятствием к разрешению противоречий нэпа и использования предложенного варианта индустриализации стала конкретная ситуация в руководстве страны, победа сталинского курса на административные и репрессивные методы управления. Именно такими методами был разрешен хлебозаготовительный кризис 1928 года, после которого отказ от нэпа стал реальностью. Осуществление сталинского курса форсированных темпов стало возможным в условиях опоры на настроения беднейших слоев населения города и деревни, их веры в вождя, неграмотность, веру в сказочные варианты индустриализации.

Вариант форсированных темпов индустриализации был ориентирован на преимущественное развитие инвестиционных отраслей; выкачивание средств из сельского хозяйства; ликвидацию частной собственности, создание финансовой системы, нацеленной на максимальное изъятие средств у населения с помощью косвенных налогов. Конечный вариант первого пятилетнего плана(1928 -1932 гг.) полностью отразил данный вариант.

В период первого пятилетнего плана были созданы основы крупной промышленной индустрии, заложены научные основы развития оборонного комплекса (развитие физической науки), ликвидирована безработица. Но форсированное развитие отраслей первого подразделения не было сбалансировано с развитием сельского хозяйства и отраслями второго подразделения, что привело к голоду 1931-1933 годов. Конкретная социально – экономическая ситуация в стране к концу первой пятилетки доказала, на наш взгляд, невозможность реализации варианта форсированных темпов в задуманном варианте. Второй пятилетний план предусматривал ликвидацию диспропорций между отраслями инвестиционного и потребительского комплекса за счет преимущественных темпов капиталовложений в отрасли второго подразделения. Для осуществления сбалансированного развития отраслей первого и второго подразделения были частично использованы меры, предложенные в альтернативном варианте. Это позволяет, на наш взгляд, говорить об использовании в практике социалистической индустриализации не только варианта форсированных темпов, но и элементов отвергнутого плана, основанного на сбалансированном развитии народного хозяйства. В дальнейшем, сочетание этих вариантов было теоретически оформлено (А.И. Ноткин) идеей ступенчатой оптимизации, когда на первом этапе максимизируется фонд накопления (фонд инвестирования), а на последующем фонд потребления. Осуществление ступенчатой оптимизации можно проследить не только на практике первого и второго пятилетнего плана, но и в дальнейшем, при реализации семилетки и восьмого пятилетнего плана. Однако полная реализация оптимизации соотношения между инвестированием и потреблением, как показала практика, возможна при оптимальном сочетании государственного и частного капитала, прямых и косвенных методов регулирования, целей долгосрочных программ и текущего регулирования хозяйства. В обеспечении подобной оптимальности в настоящее время определяющую роль играет не только развитие правовых норм хозяйствования, но и создание системы их реализации.

111. Список работ, опубликованных по теме диссертации.

Монографии (31п.л.)

1. Погребинская В.А. Институциональные особенности начала индустриализации России. М.: Теис, 2006 (13 п. л.).

2. Погребинская В.А. Эволюция социально-экономической структуры России в последней трети ХIХ – первой трети ХХ века. М. Экономический факультет МГУ, Теис 2000 (7 п. л.).

3. Погребинская В.А., Бухвальд Е.М. Социальная направленность экономического роста. М.: Наука, 1990 (8,8/4,4 п.л.).

4..Погребинская В.А. Разработка методологии генерального плана в конце 20-х –

начале 30-х годов. М.: Наука, 1979 (6,6 п. л.).

Главы в коллективных монографиях (2,3 п.л.)

1. Погребинская В.А. Темпы экономического развития в условиях интенсификации общественного производства. В: Расширенное воспроизводство в условиях интенсификации экономики. М.: Наука, 1986 (Соавторы: Е. Бухвальд, А. Ноткин, В. Маевский, Г. Зотеева) (10/1 п.л.).

2. Погребинская В.А. Новое экономическое направление (методы исследования российского типа экономики). В: Эволюционная экономика и «Мэйнстрим».М.,.Наука,2000 (Соавторы В. Маевский, А. Нестеренко) (10/1 п.л.).

3. Вступительные статьи к работам В.А. Базарова и Г.А. Фельдмана в: Мировая экономическая мысль сквозь призму веков. В 5 т. М.: Мысль, 2004.(0,3 п.л.)

Научные статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, перечень которых утвержден Высшей аттестационной комиссией (5,05).

1. Погребинская В.А. Промышленная политика России в конце ХIХ – начале ХХ в. //Вестник МГУ. Серия 6 «Экономика». 2008. № 3 (0,7 п. л.)

2. В.А. Погребинская Демография и индустриализация на рубеже ХIХ и ХХ вв. //Российское предпринимательство. 2008. № 10 (0,5 п. л.).

3. Погребинская В.А. Структура национального богатства России к началу индустриализации: в последней трети ХIХ – начале ХХ века //Предпринимательство. 2008. № 6 (0,25 п. л.).

4. Погребинская В.А. Институциональные условия начала индустриализации России (последняя треть ХIХ начало ХХ века) //Экономика и управление. 2008. № 5 (0,5 п. л.).

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»