WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

3. Установлен механизм влияния культурных и психологических особенностей россиян на индустриализацию. Такие черты национального характера, как терпение, самоограничение, смирение, способствовали политике ограничения фонда потребления в пользу инвестирования промышленности (особенно в конце 20-х – начале 30-х годов XX века). Но, с другой стороны, ограничение потребления приводило к сдерживанию потребностей и, соответственно, сужению рынка сбыта для промышленности.

Разнообразие культур на территории России, на наш взгляд, положительно влияло на процесс индустриализации. Наряду с бинарной моделью культуры, с ее тяготением к крайностям, пренебрежением к повседневности, в России существовала и тернарная модель. Для тернарной модели характерны заботы о повседневной жизни и стремление ее улучшить как основа жизни. Эта модель способствовала распространению буржуазных настроений в обществе и, соответственно, накоплению капитала и инвестированию промышленности.

Отрицательно на процесс индустриализации влияла неграмотность почти 70% населения России. Прогрессивные изменения в образовании населения в пореформенный период не привели к таким структурным изменениям в образовании, которые способствовали бы индустриализации. Диспропорция между высшим и средним специальным, а также техническим и гуманитарным образованием, приводила к тому, что достижения науки не претворялись в жизнь из-за отсутствия инженерно-технических кадров, полного непонимания значения науки для индустриализации большинством населения. Культурная революция как часть программы форсированной индустриализации в годы первых пятилеток внесла значительный вклад в решение данных проблем, который, однако, обесценивался наступлением на творческую интеллигенцию, ее эмиграцией, репрессиями, требованиями полной политической лояльности к большевикам.

4. Раскрыта роль различных слоев интеллигенции в индустриализации. В конце XIX – начале XX века она была представлена в основном разночинной интеллигенцией, сменившей дворянскую интеллигенцию. Но в среде разночинцев, помимо людей практических профессий – врачей, учителей, ученых, нарастал слой людей, боровшихся за народное счастье с помощью не профессиональных знаний, а политических выступлений. Часто эта часть интеллигенции, не найдя применения в профессиональной жизни и оказавшись «лишней» и «обиженной», обладая бинарной культурой с ее тяготением к крайности, способствовала дестабилизации общества. Пагубное влияние этого процесса на индустриализацию заключалось в том, что переход к новой структуре хозяйства в качестве основной проблемы выдвигает соотношение между стабильностью и динамичностью экономического развития. Политизированная часть интеллигенции даже не ставила такой цели - поддержание баланса между стабильностью и динамичностью. Ее идеалом были быстрые, революционные изменения, которые в практике индустриализации приводили к отрицательным последствиям, смене периода индустриализации периодом деиндустриализации.

Политизированной части интеллигенции не смогла противостоять профессиональная часть интеллигенции, в том числе ученые. Они не смогли повлиять на принятие реальных целей социально-экономического развития, хотя разработали их теоретически (имеются в виду, прежде всего дискуссии о темпах экономического развития СССР в конце 20-х годов XX века).

5. Показана методологическая преемственность между планом индустриализации Витте в конце ХIХ в. и первыми пятилетними планами ХХ века. Она заключалась:

- в принципе выделения основного звена (в конце ХIХ века в качестве основного звена было избрано железнодорожное строительство, в годы первых пятилеток – инвестиционные отрасли: металлургия, машиностроение, производственное строительство);

- в перекачивании средств из сельского хозяйства в промышленность с помощью «ножниц цен»;

- в особой роли государства в централизации средств для индустриализации;

- в этапе, предшествующем форсированной индустриализации (в последней трети ХIХ века проходил процесс индустриализации в текстильной промышленности, в годы нэпа, предшествовавшего первой пятилетке, – преимущественное развитие отраслей группы «Б»).

Отличительные черты первых пятилеток заключались в создании единой социалистической собственности в двух видах: государственной и кооперативно-колхозной; в планировании индустриализации; в запрещении частного капитала; в ориентации на собственные ресурсы (привлечь иностранный капитал для социалистической индустриализации в сложившихся условиях было невозможно); в сверхцентрализации ресурсов.

6. Подтверждена теоретическая возможность и установлена практическая реализация (частично) различных вариантов социалистической индустриализации. В наиболее общем виде их было два, а с учетом сочетания по различным периодам – три.

Первый вариант: ориентация на быстрое развитие промышленности; преимущественное развитие инвестиционных отраслей; выкачивание средств из сельского хозяйства; преимущественный экспорт хлеба и импорт машин; создание финансовой системы, нацеленной на максимальное изъятие средств у населения с помощью косвенных налогов.

Второй вариант: ориентация на подъем сельского хозяйства и его структурная перестройка; естественный перелив средств из сельского хозяйства в промышленность; создание производств, обеспечивающих сельское хозяйство техникой и отраслей, работающих на потребление населения; накопление средств для индустриализации за счет более быстрой отдачи средств в отраслях II подразделения в сравнении с I подразделением.

Третий вариант, получивший название ступенчатой оптимизации (А.И. Ноткин): когда на первом этапе максимизируется развитие отраслей, обеспечивающих инвестирование (накопление), а на втором этапе – развитие отраслей, обеспечивающих рост потребления населения.

В выборе первого варианта в годы первой пятилетки (1928–1932) сыграла определяющую роль цель – догнать передовые страны. (Возвращение к догоняющей модели развития, впервые предложенной Петром 1). Практическая реализация этого варианта показала невозможность его воплощения в чистом виде. Голод 1931–1933 гг. свидетельствовал о том, что максимизация инвестирования имеет объективные границы, связанные с потреблением населения. В этой связи во второй пятилетке были предприняты меры, реализованные не полностью, по переориентации на преимущественное инвестирование отраслей II подразделения. По нашему мнению, альтернативный вариант первой пятилетки, предложенный В. Базаровым, Н. Кондратьевым, В. Громаном, В. Чаяновым, П. Осадчим, был частично реализован во вторую пятилетку. Имеются в виду:

- запланированный преимущественный рост отраслей группы «Б» в промышленности (выполнен лишь в 1934 г.);

- разрешение ЛПХ и колхозного рынка;

- поощрение местной промышленности, нацеленной на рост II подразделения.

В целом, практика формирования индустриальной макроэкономической структуры показала, на наш взгляд, что зависимость оптимизации соотношения между фондом инвестирования и фондом потребления от низкого исходного уровня развития можно ослабить через регулирование соотношения между государственным и частным сектором, вне зависимости от того представлен последний легальными методами, или в параллельной экономике. Регулирование подобного соотношения возможно лишь в условиях развитого хозяйственного права.

Теоретическая значимость работы обусловлена тем, что исследование институциональных особенностей начального периода индустриализации позволяет построить логическую модель взаимосвязи между: генетическими чертами развития России, стержневыми институтами и целевыми (телеологическими) установками государства, с одной стороны, и макроэкономической структурой – с другой. Конкретные черты подобной взаимосвязи рассматриваются на примере периода формирования макроэкономической структуры индустриального типа. Общее между этим периодом и современностью заключается в том, что и тогда и сейчас происходили коренные изменения в институциональной структуре. Их влияние на макроэкономическую структуру зависит от того, насколько в социально-экономической политике учитываются генетические черты развития России.

Практическая значимость работы связана с использованием предложенной логической модели в определении границ государственного регулирования для решения таких конкретных проблем современности, возникших в начальный период индустриализации, как:

- формирование оптимального соотношения между государственным и частным инвестированием;

- определение границ государственного регулирования с учетом социально-экономического и культурного разнообразия России;

- анализ институциональных ограничителей социально-экономических преобразований с учетом, в ходе их реализации, задачи сохранения стабильности в ее взаимосвязи с динамичностью развития.

Выделение в историческом опыте взаимосвязи между экономической динамикой и макроэкономической структурой, с одной стороны, и социально-политическими и культурными институтами – с другой, актуально в связи с тем, что игнорирование этой взаимосвязи стало одной из причин катастрофических результатов при переходе к рыночной экономике в 1991–2000 гг.

Возможность смягчения негативных последствий подобного перехода определяется пониманием институциональных особенностей России, которые стали проявляться именно в начальный период индустриализации в связи с нарастающим влиянием на экономическую динамику неэкономических факторов.

Апробация результатов исследования

1. Основные положения используются в учебном процессе в МГУ им. М.В. Ломоносова при преподавании следующих учебных курсов для бакалавров – «Экономическая история», «История финансов России», для магистров – в преподавании спецкурсов «Социально-экономические проблемы России второй половины ХIХ – начала ХХ века» (опубликован в рамках Инновационного проекта Министерства образования РФ, финансируемого Всемирным банком); «Эволюция хозяйственного развития России в ХVII – начале ХIХ века»; «Экономические реформы России и Зарубежья ХVIII–ХХ вв. (сравнительный анализ)»; «Эволюция социально-экономической структуры России в последней трети ХIХ – первой трети ХХ века» (опубликован).

В учебном процессе используются опубликованные учебные пособия:

- В.А. Погребинская История экономики: Учебное пособие. Волгоград: Политех. МВО России, 1999 (соавторы Л.Шаховская, Л. Синицина) (8/4 п. л.).

- В.А. Погребинская История экономических учений: Учебное пособие. Волгоград: Политех. МВО России, 2002 (соавторы Л. Шаховская, Л. Синицина) (8/3,5 п. л.).

- В.А. Погребинская Социально-экономические проблемы России второй половины ХIХ – начала ХХ века. М.: ИНФРА-М, 2005 (14 п. л.). Учебное пособие.

2. Методологические и научные положения и рекомендации, созданные в процессе исследования, были апробированы в виде докладов и выступлений на международных конференциях и семинарах, заседаниях проблемных групп:

«Организация промышленных объединений России в конце ХIХ – начале ХХ века». Доклад на III международной научной конференции «Индустриальное наследие», проходившей 28 июня – 1 июля 2007 г. в Выксе. Опубликован в: Индустриальное наследие. Материалы III международной научной конференции. Саранск: Издательский центр МГУ им. Н.П. Огарева, 2007. С. 276–284 (0,5 п. л.).

«Институциональные ограничители экономического роста России (сравнительный анализ конца ХIХ – начала ХХ века и конца ХХ – начала ХХI века)». Доклад на Международной научной конференции «Россия в контексте мирового экономического развития во второй половине ХХ века», проходившей 24–25 ноября 2004 г. в Москве. Опубликован в материалах конференции «Россия в контексте мирового экономического развития во второй половине ХХ века». М.: Издательство МГУ, 2006. С. 350–358 (0,5 п. л.).

«История проблемы стабильности и динамичности социально-экономического развития России». Доклад на международном симпозиуме «Эволюционная экономика: Проблемы и противоречия теории и практики», состоявшемся 4–6 июня 2000 г. в г. Пущино. Опубликован в материалах конференции «Эволюционная экономика: проблемы и противоречия теории и практики». М.: РАН, 2001. С. 274–295 (1 п. л.).

«Новое экономическое направление (методы исследования российского типа экономики)». Доклад на международном симпозиуме «Эволюционная экономика и «Мэйнстрим»» в г. Пущино 29 мая – 1 июня 1998 г. Опубликован в: Эволюционная экономика и «Мэйнстрим». М.: Наука, 2000. С. 178–188 (0,5 п. л.).

«Понятие «генетика» в российской общественной мысли». Выступление на международном симпозиуме «Эволюционный подход и проблемы переходной экономики» в г. Пущино 12–15 сентября 1994 г. Опубликовано в материалах симпозиума «Эволюционный подход и проблемы переходной экономики». М.: РАН, 1995. С. 94–102 (0,5 п. л.).

Выступление на круглом столе «Экономический рост России», посвященное презентации книги «Экономическая история СССР. Очерки» 6 июня 2007 г. Каминный зал Вольного экономического общества. Опубликовано в: Труды Вольного экономического общества. Том восемьдесят пятый. М., 2007. С. 44–45.

Выступление на заседании проблемной группы экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова «Воспроизводство и национальный экономический рост». Опубликовано в изложении в: Философия хозяйства (Альманах центра общественных наук и экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова). 2008. № 1 (55). Обзор И. Тенякова и З.Корчагиной «К вопросу об этапах социально-экономического развития России». С. 267–269

Публикация результатов исследования. Основное содержание диссертации и результаты исследований изложены в 32 публикациях автора общим объемом 75 п.л. (в том числе трех индивидуальных и трех коллективных монографиях), девяти статьях в ведущих рецензируемых научных журналах, перечень которых утвержден Высшей аттестационной комиссией («Вопросы экономики», «Предпринимательство», «Российское предпринимательство», «Вестник МГУ». Серия 6 «Экономика», «Вестник МГУ». Серия «История», «Экономика и управление»), тезисах докладов на научных международных конференциях и симпозиумах.

Структура диссертации

Введение.

Глава I. Генетические черты развития и экономический потенциал России к началу индустриализации.

1.1. Общая характеристика территории, населения, природных ресурсов и национального богатства.

1.2. Климат и возделывание земли.

1.3. Структура народнохозяйственной энергии.

1.4. Демографическая, социальная и национальная структура населения

1.5. Трудовая этика.

1.6. Образование, просвещение, научные достижения.

1.7. Культурные традиции и интеллигенция.

1.8. Выводы.

Глава II. Основные проблемы начала индустриализации и государственная политика Российской империи.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»