WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

В процессе познания реальности человек создает совокупность способов ее идеального отражения. Познавательная деятельность приводит к возникновению когнитивной картины мира, которая закрепляется в этноязыке и обретает статус языковой картины мира. Если когнитивная картина мира неустанно развивается по мере научно-технического прогресса, то языковая картина мира, будучи более консервативной, закрепляется в языковых формах и существует веками. Значение языковой единицы претерпевает исторические изменения, а ее внутренняя форма, однажды зафиксированная средствами плана выражения, остается неизменной. Во внутренней форме языка (и в языковой картине мира) отражены результаты непосредственного чувственного восприятия действительности.

Значение и образная основа знака состоят в сложном отношении, демонстрируя взаимодействие и взаимосвязь когнитивной и языковой картин мира. Выявлением характера этой взаимосвязи занимается, в числе прочих задач, когнитивная лингвистика.

В нашей работе мы трактуем этот вопрос применительно к наименованиям эмоций.

Установление параллелей между эмоциями и смежными явлениями (физическими ощущениями, чувственным восприятием и др.) дает возможность понять, как и из чего в той или иной лингвокультуре постепенно формировались концепты эмоциональных состояний.

Другая задача, решаемая в русле лингвокогнитивного подхода к эмотивным концептам, – это описание когнитивного содержания эмоций, то есть знания о структуре того класса ситуаций, в которых возникает та или иная эмоция. Например, чтобы уяснить, в каких ситуациях человек испытывает гнев или огорчение, нужно смоделировать ролевую структуру этого класса ситуаций: человек стремится к некоей ценности, но на пути к ней обнаруживает препятствие. Если он убеждается, что препятствие (пусть и с трудом) преодолимо, у него возникает стеническая эмоция гнева по отношению к препятствию, стимулирующая мобилизацию сил на его преодоление. Если же субъект полагает, что препятствие непреодолимо, он испытывает астеническую эмоцию огорчения (душевной подавленности), демобилизующего энергию действия. Выявлению того, как в семантике языковых знаков отражается когнитивное содержание эмоций, посвящена часть лингвокогнитивных исследований в этой области.

В рамках когнитивной лингвистики выработан ряд методов (в том числе формализованных) обнаружения и описания структуры значений языковых единиц с точки зрения представления в них знаний о мире. Истоки этого направления исследований восходят к трудам Гегеля, который, в противовес античным философам, показал несостоятельность противопоставления содержания знака и его формы.

Как структуру значения, так и внутреннюю форму языковых знаков в их взаимосвязи можно анализировать, сопоставлять и репрезентировать методами когнитивной лингвистики.

Описанию лексических значений способствовали и труды по логической когнитивистике. В них анализируется когнитивное содержание эмоций, и результаты этого анализа могут с успехом применяться при исследовании структуры лексико-фразеологического поля эмоциональных состояний.

Чтобы описать когнитивное содержание эмоции, а значит, и семантику наименования эмоции, нужно выявить и схематически представить структуру класса ситуаций, в которых эта эмоция возникает. «Наименовать ситуацию (событие, факт), — отметил И.П.Распопов, — это значит назвать и соединить в одно структурное целое, соотносимое в нашем сознании с логической пропозицией, действие (состояние, свойство, отношение) и его участников» [Распопов 1981:24]. Описание ситуации осуществляется с помощью системы пропозиций. В центре пропозиции находится семантический предикат, к которому присоединены аргументы (актанты и сирконстанты).

Наиболее систематически выверенной и последовательной нам представляется парадигма семантических ролей, представленная в работах В.М.Савицкого, А.В.Варгуниной, С.А.Загриценко, Л.Ю.Стойкович и др. В этих трудах проведена дифференцированная квалификация семантических ролей и установлено, какими семантическими признаками каждая роль отличается от каждой. Это не простой набор, а именно система (исчисление) ролей. На теоретической основе трудов В.М.Савицкого мы разработали метаязык описания семантики наименований эмоциональных состояний, получивший название AFFECT (Artificial Formalized Frame-generating Emotion-presenting Cognitive Technique). С его помощью значение слова или фразеологизма репрезентируется как фрейм, который представляет собой текст, состоящий из ряда пропозиций. Каждая из них в общем виде описывает элементарное событие, входящее в состав ситуации. Пространственные и временные параметры (сирконстанты) ситуации в своей совокупности составляют ее хронотоп. Этот метаязык позволяет представлять ситуации не только чисто физического действия (The wind is raising dust) и предметно-практического действия (John is cutting wood), но и события, происходящие в когнитивном мире индивида, в том числе связанные с возникновением эмоций (John foresees danger ‹and fears it›). Это расширяет круг ситуаций, поддающихся описанию, то есть мощность модели.

Детали строения эмоциогенной ситуации отражаются в семантике наименований эмоций. В качестве иллюстрации приведем ряд английских глаголов со значением “жалеть”. Глагол to regret обозначает актантно-ненаправленную эмоцию. Он определяется как “be sorry for loss of, be distressed or sorry for event / fact, be sorry to say, etc. or that” (Concise Oxford Dictionary). Из дефиниции видно, что сожаление направлено не на актант, а на обстоятельство (event / fact). Оборот to be sorry может обозначать эмоцию как актантно-направленную (I am sorry for Tom), так и актантно-ненаправленную (I am sorry I can’t accept your invitation). Глагол to pity обозначает только актантно-направленную эмоцию (I pity you if you think that), причем актант бывает только одушевленным. Глагол to grudge тоже обозначает только актантно-направленную эмоцию (I grudged the money), но актант при этом бывает только неодушевленным. Путем таких сопоставлений выявляется структура лексического ряда, микрополя и всего поля в целом.

Человеческая личность включает в себя интенциональную сферу (сферу желаний, стремлений, намерений), рациональную сферу (сферу мышления) и эмоциональную сферу (сферу чувств, эмоций, аффектов, страстей, настроений и т. п.). «Ядром» личности является первая из вышеперечисленных сфер, называемая также интенциалом. Содержанием желаний являются ценности, а содержанием намерений – цели. Мышление, с одной стороны, и переживания, с другой, в той или иной мере определяются содержанием интенциала личности. Все три упомянутые сферы связаны с отражением действительности, составляющим их когнитивный аспект. Таким образом, когнитивный мир личности имеет интенциональную, эмоциональную и рациональную грани. Нас в первую очередь интересует когнитивное содержание эмоций. В нашей работе моделируются не эмоции как таковые (это вряд ли осуществимо на данном этапе развития науки), а их когнитивное содержание.

Чувства определяются с когнитивных позиций как «устойчивые … психические образования (структуры, схемы), которые характеризуются прежде всего содержанием (любовь к Родине, привязанность к домашнему очагу, боязнь воды), то есть могут быть представлены как описания» (А.Т.Ишмуратов). Эмоции же суть «проявления чувств в определенных ситуациях» [Ишмуратов 1987:53,54]. «Эмоции возникают в зависимости от того, в каком отношении находится… сенсорное воздействие… к актуальным (ситуативным) установкам субъекта …; в какой мере деятельность сохраняет свое направление; как актуальное сенсорное воздействие относится к стабильным установкам субъекта» [Рейковский 1979:116]. Иначе говоря, возникновение той или иной эмоции определяется соответствующим чувством, а также «когнитивным окружением» субъекта эмоции. Для того чтобы возникла определенная эмоция, необходимо, чтобы чувство и когнитивное окружение вступили в отношение друг с другом. Например, если человек любит кого-то, то в ситуации нанесения обиды любимому человеку он испытывает эмоцию гнева по отношению к обидчику.

Итак, эмоция возникает в ситуации определенного класса и детерминируется ее структурой. Эта структура и есть когнитивное содержание эмоции, подлежащее анализу и описанию. Так, страх возникает в ситуации, в которой субъект прогнозирует высокую вероятность ущерба для себя или близких ему людей.

Эмоции тесно связаны с желаниями, содержанием которых являются ценности. Этим обусловлено фундаментальное деление эмоций на положительные и отрицательные. Если воспринимаемое субъектом положение дел совпадает с содержанием его интенции, он испытывает положительную эмоцию. Например, если желание быть вместе с любимым человеком наконец-то осуществляется, субъект испытывает радость. Если же наблюдаемое положение дел рассогласовано с содержанием интенции, субъект переживает отрицательную эмоцию. Например, если некто хочет быть вместе с любимым человеком, но вынужден с ним расстаться, он испытывает огорчение.

При описании когнитивного содержания эмоций мы использовали следующие инструментальные категории [Шаховский 1996], [Красавский 2001:

субъект эмоции – человек, пребывающий в том или ином эмоциональном состоянии;

объект эмоции – тот, на кого (или то, на что) направлено эмоциональное отношение субъекта;

ситуационный контекст эмоции – отдельно взятая ситуация, в которой субъект испытывает соответствующую эмоцию;

когнитивное содержание эмоции – инвариантная структура класса ситуаций, в которых возникает та или иная эмоция.

Таким образом, в ситуации, в которой человек испытывает эмоцию, оказываются задействованными все три сферы личности: интенциональная (субъект стремится обрести или сберечь некую ценность), рациональная (субъект осознает, какими потенциями он располагает для того, чтобы его стремление реализовалось) и эмоциональная (взаимодействуя, стремление и понимание обусловливают возникновение соответствующей эмоции, побуждающей субъекта к действию).

Для того чтобы описать семантику английского лексико-фразеологического поля эмоциональных состояний с когнитивно-лингвистических позиций, представляется необходимым предварительно проанализировать структуру тех когнитивных состояний, в которых пребывает субъект эмоции и которые либо сами являются эмоциональными состояниями, либо обусловливают их возникновение.

В логике практических рассуждений используется понятие “когнитивное состояние” [Ишмуратов 1987]. Имеется в виду спектр ментальных состояний, связанных с отражением действительности в когнитивном мире человека. Когнитивные состояния делятся на интенциональные, эпистемические и эмотивные.

Интенциональные состояния бывают двух видов: желание и намерение. У них имеется общий признак: они направлены на объект, прагматически важный для субъекта, и являются по своей природе волевыми. Различие же между желанием и намерением заключается в том, что желание представляет собой иррациональное, глубинное внутреннее побуждение, обусловленное потребностью (по существу, это субъективное переживание потребности). Используя глагол хотеть (англ. want, wish, desire, lust), люди имеют в виду стремление приобщиться к ценности и сохранить ее за собой, будь то базальные ценности (пища, удовлетворение половой потребности, физический комфорт и безопасность, здоровье и др.) или социокультурные ценности (информация, процесс общения, социальная значимость индивида, почет и слава и т. п.). Намерение же представляет собой рациональное, сознательное побуждение, содержанием которого является цель. Человек, движимый желанием или иным мотивом, принимает осознанное решение совершить действие или ряд действий для достижения какой-либо цели. Желание и намерение связаны не жестко: они могут существовать отдельно одно от другого.

В целом, положительные эмоции сопровождают интенциональные состояния в тех случаях, когда отсутствуют препятствия к реализации желаний и соответствующих им намерений. Отрицательные же эмоции возникают тогда, когда имеющееся препятствие непреодолимо или преодолимо с большим трудом.

Эпистемические состояния связаны с рациональной оценкой истинности / ложности тех или иных сведений. При этом важна не объективная истинность или ложность сведений, а субъективные представления о них. Истинность расценивается как полностью или почти детерминированная (знание, убеждение), высоковероятная (уверенность), средневероятная (полагание), низковероятная (сомнение), неопределенно-вероятная (допущение), невероятная (знание или убеждение в ложности сведений, недопущение их истинности). Эпистемические состояния причинно связаны с эмоциями. В той или иной ситуации интенциональное и эпистемическое состояния, сочетаясь, приводят к возникновению определенного эмоционального состояния. Так, если субъект хочет чего-либо (интенциональное состояние), но понимает невозможность реализации своего желания (эпистемическое состояние), то он испытывает душевную подавленность (эмоциональное состояние).

Эмоциональные состояния тоже могут быть представлены под когнитивным углом зрения. Помимо деления эмоций на положительные и отрицательные, их можно классифицировать и по другому основанию: базальные и социальные. Базальные эмоции обусловлены биогенетически, они являются общими для человека и животных и унаследованы человеком от животных предков. К числу базальных эмоций относятся удовлетворение, удовольствие и радость (положительные эмоции); страх, ярость и огорчение (отрицательные эмоции). Положительное эмоциональное состояние возникает в тех случаях, когда интенция (желание, намерение) субъекта совпадает с тем реальным положением дел, которое он воспринимает.

По временнму параметру эмоции делятся на прогностические и эпигностические. Первые переживаются до того, как произойдет значимое для субъекта событие, а вторые – после того, как оно произошло. К числу первых относятся надежда и предвкушение (положительные эмоции), а также страх и отчаяние (отрицательные эмоции). К числу вторых принадлежат удовлетворение и радость (положительные эмоции), а также недовольство и разочарование (отрицательные эмоции).

Таким образом, эмоции можно классифицировать по следующим параметрам:

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»