WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |
  1. 1) государственные органы исполнительной власти (органы внутренних дел Российской Федерации, иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности (п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК РФ), а также органы государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы (п. 4 ч. 1 ст. 40 УПК РФ).
  2. 2) должностные лица государственных органов исполнительной власти (судебные приставы разных уровней, указанные в п. 2 ч. 1 ст. 40 УПК РФ, командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений или гарнизонов (п. 3 ч. 1 ст. 40), а также главы дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации (п. 3 ч. 3 ст. 40 УПК РФ).
  3. 3) иные должностные лица (капитаны морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, и руководители геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, указанных в ч. 1 ст. 40 УПК РФ).

Данный организационно-властный критерий, положенный в основу предложенной классификации, позволяет выявить степень участия того или иного органа дознания в осуществлении им уголовного преследования. Так, органы дознания первой группы, как правило, имеют довольно развитую организационную структуру, предусматривающую штатные должности дознавателей, начальников подразделений дознания, начальников органа дознания и, кроме того, включающую в себя оперативно-розыскные подразделения (за исключением органов Госпожнадзора Федеральной противопожарной службы). Органы дознания второй группы, несмотря на то, что тоже могут иметь в своем составе подразделения дознания и должности дознавателей, тем не менее, в плане организации процессуальной структуры являются не столь выраженными, как органы дознания первой группы (например, в Вооруженных Силах РФ штатные дознаватели, назначаемые из числа наиболее подготовленных офицеров, имеются не во всех воинских подразделениях5). В третьей же группе органов дознания развитая структура вообще не имеет места, поскольку какими-либо иными властными полномочиями они не наделены.

Анализ процессуального статуса таможенных органов РФ как субъекта уголовного преследования, а также существующей в них организации расследования уголовных дел о контрабанде вооружения и военной техники, а равно иных дел, отнесенных к их компетенции, позволил автору сделать следующие выводы:

1. Таможенные органы как субъекты уголовного преследования отнесены к государственным органам исполнительной власти, наделенным полномочиями органа дознания.

2. Процессуальные полномочия органов дознания реализуются таможенными органами посредством иерархичной, централизованной системы, включающей в себя Федеральную таможенную службу, региональные таможенные управления (оперативные таможни) и таможни (организационный признак).

Вместе с тем, из-за несовершенства ведомственного законодательства, регламентирующего правовой статус таможенных постов, последние оказались лишенными полномочий по производству дознания и неотложных следственных действий. Поэтому таможенный пост выпадает из системы органов дознания Федеральной таможенной службы, хотя данное положение вещей вызывает определенное недоумение ввиду того, что немалая часть преступлений в области таможенного дела выявляется именно в местах дислоцирования таможенных постов. В этой связи автором выработаны предложения по совершенствованию таможенного законодательства, позволяющие рассматривать таможенные посты в качестве полноправных субъектов уголовного преследования. 3. Компетенция таможенного органа по осуществлению полномочий органа дознания ограничена регионом его деятельности (территориальный признак).

4. Таможенные органы как органы дознания могут выступать в уголовном процессе как самостоятельно, так и через процессуальные фигуры начальника органа дознания, начальника подразделения дознания и дознавателя (должностной признак).

В последнем случае общие полномочия органа дознания конкретизируются специальными нормами, регламентирующими процессуальную деятельность указанных должностных лиц органа дознания. Причем компетенция указанных лиц различается в зависимости от их предназначения в процессе досудебного производства: от самых широких полномочий дознавателя, направленных на непосредственное выполнение функций органа дознания по производству дознания и неотложных следственных действий, до ограниченных организационно-контрольных прав начальника органа дознания.

Кроме того, изучение взаимосвязей исследуемых процессуальных категорий позволило нам обосновать необходимость внесения изменений в уголовно-процессуальный закон в части отнесения органа дознания и начальника подразделения дознания к субъектам уголовного преследования, а также установления порядка создания группы дознавателей не только при расследовании уголовных дел в форме дознания, но и при производстве неотложных следственных действий.

Третий параграф первой главы посвящен проблемам использования результатов оперативно-розыскной деятельности в процессе осуществления таможенными органами уголовного преследования по делам о контрабанде вооружения и военной техники и иных преступлений в области таможенного дела. Сравнивая эти два вида государственной деятельности, автор в развитие положений первого параграфа диссертации определяет, что, помимо различия в средствах, методах, результатах и в субъекте их осуществления, основным параметром в разграничении уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности становится процессуальность, т.е. процессуальный и непроцессуальный характер деятельности. Тем не менее, позитивное соотношение уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности таможенного органа обусловлено, прежде всего, совместными усилиями соответствующих подразделений правоохранительного блока для реализации возложенных на них обязанностей. При соблюдении определенных процессуальных условий добытые в результате ОРД сведения могут быть трансформированы в доказательства, используемые в процессе уголовного преследования. В этой связи с учетом действующей в таможенных органах РФ системы управления рисков предлагается алгоритм действий при необходимости реализации информации о признаках преступления. Кроме того, в параграфе обосновывается необходимость проведения оперативно-розыскных мероприятий по делам о контрабанде вооружения и военной техники в сочетании с использованием различных форм таможенного контроля, которые, по мнению диссертанта, являются современным механизмом борьбы с таможенными преступлениями и нарушениями таможенных правил, позволяющим оптимально решать поставленные перед таможенными органами задачи и обеспечивающим приобретение доказательственного значения полученными результатами.

Вторая глава работы «Уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты уголовного преследования по делам о контрабанде вооружения и военной техники (на этапе возбуждения таможенными органами уголовного дела и производства неотложных следственных действий)» включает три параграфа.

Первый параграф посвящен особенностям возбуждения уголовных дел о контрабанде вооружения и военной техники и производства по ним неотложных следственных действий.

Диссертант на основе изучения практических материалов классифицирует источники происхождения сведений о преступлении, являющиеся поводом к возбуждению уголовных дел исследуемой категории: материалы таможенного контроля, материалы административной практики и результаты оперативно-розыскной деятельности таможенных органов. В отдельную группу источников, содержащих признаки контрабанды вооружения и военной техники, автор относит сведения, полученные таможенным органом из других правоохранительных органов или органов прокуратуры.

Отличительной чертой данной категории уголовных дел является то, что для их возбуждения в представленных таможенному органу материалах помимо сведений, свидетельствующих о наличии одного из указанных в уголовном законе способов совершения этого преступления, должны наличествовать данные, характеризующие принадлежность предмета преступного посягательства к вооружению и военной технике (фактическое соотношение), и установление в отношении него специальных правил перемещения через таможенную границу (юридическое соотношение). Эти сведения могут быть установлены, как правило, лишь с помощью специалистов в области военного вооружения, поскольку собственных возможностей экспертно-криминалистической службы ФТС России по проведению соответствующих идентификационных экспертиз явно не хватает. Изложенное позволяет сделать вывод, что в целях оперативного установления в ходе доследственной проверки оснований для возбуждения таможенными органами РФ уголовных дел данной категории можно и нужно прибегать к помощи специалистов других организаций. Кроме того, важное процессуальное значение имеет вопрос о возможности использования таможенными органами РФ при осуществлении ими уголовного преследования по изучаемой категории уголовных дел документов, составленных до возбуждения уголовного дела (в процессе административной, оперативно-розыскной или проверочной деятельности). Автор пришел к выводу, что главным условием, позволяющим вводить указанные документы в уголовный процесс в качестве доказательств, является законность их получения, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ недопустимыми признаются доказательства, полученные с нарушением любого федерального закона, а не только УПК РФ. Поэтому при проведении оперативно-розыскных мероприятий таможенные органы обязаны выполнять требования Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», при проведении административной деятельности – Кодекса РФ об административных правонарушениях, а при осуществлении таможенного оформления и контроля – Таможенного кодекса РФ.

Развивая существующие точки зрения о природе неотложных следственных действий, автор приходит к выводу, что таможенные органы РФ, осуществляя процессуальную функцию уголовного преследования на первоначальном этапе расследования уголовных дел исследуемой категории, должны использовать необходимый арсенал следственных действий для изобличения подозреваемого, если таковой установлен к моменту принятия решения о возбуждении уголовного дела. Если же сведения о лице, совершившем контрабанду, отсутствуют, то в этом случае таможенные органы РФ проводят следственные действия, необходимые для выполнения указанной в ст. 157 УПК РФ цели – обнаружение и фиксация следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования. При этом диссертант не разделяет суждения о возможности проведения неотложных следственных действий сотрудниками таможенных органов, наделенных полномочиями по проведению ОРД, поскольку, помимо общего запрета на производство ими дознания, установленного ч. 2 ст. 41 УПК РФ, ни в одном из Типовых положений о соответствующих подразделениях, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (ОРО, ОБООВК, ОБКН)6, не предусмотрено выполнение ими функций органа дознания по производству неотложных следственных действий. Далее нами вносятся предложения по организации и производству неотложных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий на первоначальном этапе расследования дел о контрабанде вооружения и военной техники, в частности, по своевременному созданию следственно-оперативной группы, в состав которой, помимо специалиста, необходимо обязательно включать оперативного работника оперативно-розыскного подразделения по линии борьбы с особо опасными видами контрабанды.

Во втором параграфе второй главы диссертантом рассматриваются особенности предмета доказывания по делам о контрабанде вооружения и военной техники. Характеризуя предмет доказывания по уголовному делу, автор разделяет научную позицию о том, что основой предмета доказывания при расследовании уголовного дела является установление всех элементов состава преступления, определенных как в Общей, так и в Особенной частях Уголовного кодекса РФ. Развивая указанную позицию, мы приходим к выводу, что от положения дела и следственной ситуации по нему зависит «наполнение» предмета доказывания. Так, на первоначальном этапе расследования на первый план выходит установление объективных признаков преступления и личности преступника. Затем, по мере накопления доказательственной информации определяются и другие важные для расследования данного преступления обстоятельства дела (сведения о лицах, причастных к преступлению, форма и степень их вины и соучастия, наличие или отсутствие обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, характер и размер ущерба и др.). И лишь после того, как установлены все обстоятельства, составляющие предмет доказывания по уголовному делу, преступление может считаться раскрытым, а предварительное расследование – оконченным. Применительно к исследуемому нами виду контрабанды на этапе производства неотложных следственных действий подлежат установлению следующие обстоятельства:

1. Принадлежность предметов, перемещаемых через таможенную границу РФ, к вооружению и военной технике; наличие специальных правил перемещения указанных предметов через таможенную границу РФ; определение способа совершения контрабанды (обстоятельства события преступления).

При этом нами замечено, что дефиниции вооружения и военной техники, содержащиеся в Уголовном кодексе РФ и иных федеральных законах и подзаконных актах, не всегда тождественны, что в ряде случаев вызывает некоторую сложность в установлении предмета данного особо опасного вида контрабанды.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»