WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

на основе принципов и положений системно-структурного подхода, включающая: а) государственные органы исполнительной власти; б) должностные лица государственных органов исполнительной власти; в) иные должностные лица. Указанная классификация позволит рассмотреть органы дознания как элементы единой системы, реализующей функцию уголовного преследования.

3. Выявлены особенности структуры организации расследования в таможенных органах уголовных дел о контрабанде вооружения и военной техники, посредством которой ими реализуется функция уголовного преследования. Они определяются следующими уровнями: а) организационно-территориальным: через систему ФТС России (общефедеральный уровень) – региональные таможенные управления (федерально-окружной уровень) – таможни (уровень одного или нескольких субъектов Федерации) – таможенные посты (уровень субъекта Федерации или отдельных его местностей); б) должностным: через процессуальные фигуры начальника органа дознания и его заместителя, начальника подразделения дознания и его заместителя, дознавателя.

4. Определены особенности классификации источников информации, являющихся поводом для возбуждения уголовных дел о контрабанде вооружения и военной техники в таможенных органах РФ, включающей 1) материалы таможенного контроля, 2) материалы дел об административных правонарушениях, 3) результаты оперативно-розыскной деятельности таможенных органов РФ, 4) сведения, полученные таможенным органом из других правоохранительных органов или органов прокуратуры.

5. Разработаны особенности тактики производства отдельных следственных действий, направленных на обнаружение, фиксацию и изъятие документов, предметов контрабанды вооружения и военной техники.

6. В целях совершенствования процессуальной деятельности таможенных органов РФ как субъектов уголовного преследования по делам о контрабанде вооружения и военной техники выработаны предложения по изменению:

а) отдельных положений уголовно-процессуального законодательства:

- закрепить за органами дознания и руководителями подразделений дознания процессуальный статус субъектов уголовного преследования (п. 47 ст. 5 УПК РФ);

- предусмотреть возможность создания надзирающим прокурором группы дознавателей по инициативе начальника подразделения дознания для расследования важных или сложных уголовных дел (ч. 2 ст. 37, ч. 1 ст. 40.1, ст. 163 УПК РФ);

б) нормативно-правового акта ФТС России, регламентирующего деятельность таможенных постов, в части приведения его в соответствие с Уголовно-процессуальным и Таможенным кодексами России путем наделения таможенных постов полномочиями органа дознания.

Теоретическая значимость исследования. Содержащиеся в диссертации теоретические положения развивают научное понятие института уголовного преследования, способствуют уяснению его правовой природы, структуры и системно-функциональных взаимосвязей с иными институтами уголовного судопроизводства, что позволяет использовать результаты диссертации в качестве основы для дальнейших разработок в данной области знаний.

Сформулированные теоретические положения, а также фактический материал, изложенный в диссертации, могут быть применены для преподавания основных учебных курсов «Уголовное право», «Уголовно-процессуальное право», «Криминалистика», читаемых в Российской таможенной академии, ее филиалах.

Практическая значимость исследования определяется его прикладным характером, поскольку выработанные методические рекомендации могут быть использованы в практической деятельности подразделений дознания таможенных органов, следственных, оперативно-розыскных подразделений правоохранительных органов, а также при судебном рассмотрении изученной категории уголовных дел.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты исследования докладывались и обсуждались на IX Международной научно-практической конференции «Право на защите прав и свобод человека и гражданина», проходившей в МГУ (4-5 декабря 2008 г.), а также на научно-практических конференциях, проходивших в Российской таможенной академии: «Таможня – инструмент развития экономики» (14 апреля 2006 г.), «Проблемы правоохранительной деятельности таможенных органов» (25 апреля 2007 г.), «Развитие таможенных институтов в целях защиты национальных интересов России» (14-18 мая 2007 г.). Основные положения и выводы диссертации были использованы в научно-исследовательской работе «Проблемы применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства», а также нашли свое отражение в восьми публикациях, в том числе и в журнале, включенном ВАК России в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий. Результаты диссертационного исследования внедрены в практическую деятельность таможенных органов (Главное управление по борьбе с контрабандой ФТС России, Дагестанская таможня) и в учебный процесс Российской таможенной академии.

Структура, содержание и объем диссертации предопределены целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, списка использованных источников и приложений.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, раскрываются теоретическая, методологическая и эмпирическая основы исследования, обосновывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, определяется теоретическая и практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации результатов и структуре исследования.

Первая глава посвящена уяснению понятия и сущностных признаков института уголовного преследования, роли и места таможенных органов РФ в осуществлении уголовного преследования, определению роли и значения оперативно-розыскной деятельности в осуществлении таможенными органами РФ уголовного преследования по делам о контрабанде вооружения и военной техники.

В первом параграфе этой главы мы, опираясь на анализ развития отечественного уголовно-процессуального законодательства начиная со второй половины XIX в., и генезис сложившихся научных взглядов относительно понятия и сущности института уголовного преследования, отмечаем, что по данному вопросу на сегодняшний день выработаны три основные точки зрения:

1) уголовное преследование есть процессуальная деятельность стороны обвинения, направленная на изобличение обвиняемого;

2) в понятие уголовного преследования входит не только собственно обвинение, но и предшествующая ему, обвинению, процессуальная деятельность по изобличению лица в совершении преступления;

3) в понятие уголовного преследования входит как процессуальная, так и иная, не процессуальная деятельность органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, конечной целью которой является установление и изобличение виновного.

Первая научная позиция, на наш взгляд, верно определяет уголовное преследование как процессуальную деятельность, направленную на изобличение конкретного лица. Вместе с тем, данная позиция сводит весь процесс уголовного преследования лишь к изобличению обвиняемого, оставляя без внимания целый ряд важных аспектов этой процессуальной деятельности, таких как, например, применение мер процессуального принуждения. Кроме того, исключение фигуры подозреваемого из процесса уголовного преследования означало бы, по сути, умаление его права на защиту от уголовного преследования, гарантированного Конституцией РФ. Отметим также, что в целом мы не разделяем и позицию о том, что под уголовным преследованием понимается любая, в том числе и не процессуальная деятельность, направленная на изобличение виновного. В то же время мы солидарны с некоторыми авторами, утверждающими, что уголовное преследование, помимо изобличения виновного, несет в себе и другие социально значимые цели. Развернутый анализ указанных выше научных позиций в сочетании с использованием материалов практики Европейского Суда по правам человека, Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ позволил диссертанту придти к выводу, что уголовное преследование, являясь порождением уголовного судопроизводства, несет в себе все его основные черты, из которых на первом месте можно выделить процессуальность. Это означает, что уголовное преследование может осуществляться только путем выполнения действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства. По этому критерию любая иная, не уголовно-процессуальная деятельность, в том числе административная и оперативно-розыскная, не может быть отнесена к уголовному преследованию. На наш взгляд, одной из причин появления расхождений в названных научных позициях относительно сущности уголовного преследования является неконкретность определения начала его осуществления. В этой связи следует отметить, что уголовное преследование имеет ярко выраженный персонифицированный характер, поскольку оно направлено на выявление фактов и обстоятельств, уличающих лицо, в отношении которого оно ведется. Следовательно, уголовное преследование, как процессуальная деятельность по изобличению подозреваемого (обвиняемого), имеет своим началом не момент возбуждения уголовного дела как такового, а момент появления в уголовном деле процессуальной фигуры подозреваемого (обвиняемого). Этот момент может совпадать с моментом вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, если оно возбуждается в отношении конкретного лица, но может и разниться с ним, если дело возбуждается по факту совершения преступления. Кроме того, лицо признается подозреваемым и в иных установленных законом случаях. В то же время процессуальная деятельность органов дознания и предварительного следствия, осуществляемая ими с момента возбуждения уголовного дела и до появления подозреваемого (обвиняемого), хотя и не является персонифицированным уголовным преследованием, имеет своей непосредственной задачей раскрытие преступления, которое немыслимо без установления лица, его совершившего. То обстоятельство, что органы предварительного расследования обязаны осуществлять уголовное преследование подозреваемого и обвиняемого в совершении преступления, не означает освобождения их от установления всех других обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу (ст. 73 УПК РФ), в том числе обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния, смягчающих наказание. В этой связи процессуальная деятельность по раскрытию преступления, на наш взгляд, является составной частью сложного процессуального механизма, именуемого уголовное преследование. Именно на это нас нацеливает УПК России, устанавливая обязанность прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя в каждом случае обнаружения признаков преступления принять меры, направленные не только на изобличение лица или лиц, виновных в совершении преступления, но и по установлению события преступления (ст. 21). Таким образом, мы выделяем следующие сущностные признаки уголовного преследования:

1) оно представляет собой соответствующую назначению и принципам уголовного судопроизводства процессуальную деятельность государственных органов и должностных лиц, направленную на выполнение государством своих обязанностей по признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина в случаях, когда они становятся объектом преступного посягательства;

2) оно выражается в совокупности процессуальных действий, направленных на выявление фактов и обстоятельств, уличающих лицо, в отношении которого оно ведется;

3) имеет своей целью изобличение конкретно-определенного лица (подозреваемого или обвиняемого), то есть носит персонифицированный характер;

4) вместе с тем, оно направлено не только на изобличение подозреваемого или обвиняемого, но и на раскрытие преступления и борьбу с преступностью.

Подытоживая сказанное, можно дать следующую авторскую трактовку понятия уголовного преследования (в широком смысле) как процессуальную деятельность уполномоченных государственных органов и должностных лиц, направленную на изобличение подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления, а также на раскрытие преступления и борьбу с преступностью.

Во втором параграфе первой главы диссертантом освещаются вопросы организации в таможенных органах РФ расследования уголовных дел о контрабанде вооружения и военной техники, посредством которой ими реализуется функция уголовного преследования, а также соотношения имеющейся в таможенных органах РФ структуры органов дознания с процессуальными понятиями «орган дознания», «начальник органа дознания», «начальник подразделения дознания» и «дознаватель».

На основе системного анализа уголовно-процессуального закона автором предложена классификация органов дознания, основанная на организационно-властном критерии:

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»