WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

а) средство создания речевой характеристики персонажей, оценка автором своих героев через их речь, через характер оценок, автор показывает систему ценностей, мировоззрение людей, изображенных в произведениях. Стахеев даёт точные речевые характеристики представителям каждого социального слоя, каждому характеру присущи свои речевые обороты, фразеологизмы определенного стиля, что характерно и для употребления эмоционально-оценочных слов.

б) средство создания образа самого автора, ведь для него содержание текста является одновременно и объектом изображения, и объектом сопереживания.

  57% всех устойчивых выражений  употреблено автором.

Устойчивые выражения, обнаруженные в произведениях Д.И. Стахеева, разделены нами на группы в зависимости от их семантики с учетом оценочного и эмоционального компонентов. Самую многочисленную группу составляют фразеологизмы субкатегории деятельности (41%); отметим наиболее распространенные: относящиеся к труду и работе, получающие исключительно положительную оценку (в поте лица, сделаю на совесть), речевая деятельность, манера говорить (тянул слово за словом, язык болтает, голова не знает). К фразеологизмам со значением действия нами были отнесены и такие, которые не называют конкретного действия, а лишь намекают на дальнейшее его совершение. Автор, умело подобрав нужный фразеологизм, указывает на интенсивность, степень, характер деятельности (подготовить почву, вывести на свежую воду). Так или иначе, любой фразеологизм кроме оценки несет эмоциональное содержание: через описание действия, образа жизни и т.д. Вторую по численности группу составляют устойчивые выражения, номинирующие и оценивающие эмоции, эмоциональное состояние персонажей. Данные фразеологизмы помогают наиболее ярко описать чувства, переживания героев в момент эмоционального напряжения, душевных переживаний: «…изумленно повторил он и вдруг замолчал, как будто с неба свалился или точно вылили на него ушат холодной воды». На страницах произведений Д.И. Стахеева встречаются выражения, оценивающие и физическое состояние персонажей, среди таких фразем большая часть способствует выражению иронии: «Граф теперича… одной ногой в могиле», «Павел стоял, как говорится, ни жив ни мертв». Меньшее количество фразеологизмов используется автором при описании внешности героев. В семантическом поле «внешность» мы выделили 2 группы: телосложение и лицо: «Сама графиня прошла через комнату без кровинки в лице», «… говорил отец Никанор, возвышая голос и гневно сверкнув глазами». Совсем немногочисленную группу составляют фразеологизмы, с помощью которых дается эмоциональная оценка предметам неживой природы: «…богатство не том свете нипочем – грош цена»; «За всю лавку красная цена фунт дыму».

Итак, фразеологизмы характеризуют те же реалии, что и эмоционально-оценочные слова: в сферу оценок чаще попадает человек, характеристика различных артефактов же встречается значительно реже, причем частотность оценивания того или иного явления в обоих случаях приблизительно равна.

Все фразеологические единицы, явившиеся материалом нашего исследования, были рассмотрены также с позиции их структуры. По нашим подсчётам, в текстовом пространстве Д.И. Стахеева преобладают короткие меткие фразы. С их помощью легче, проще высказать мысли, выразить сильные эмоции, показать состояние героев. Более половины употребленных фразеологизмов состоят из 2 компонентов: слава Богу; казанская сирота;  не велика работа;  капля в море. Преобладание именно коротких фраз ещё раз подтверждает тезис о том, что фразеологизмы есть самая сжатая, краткая, но информационная и экспрессивно насыщенная форма высказывания.

В связи с этим мы решили проанализировать жанровую специфику частотности употребления фразеологических единиц и сравнить их с употреблением эмоционально-оценочных слов в произведениях Д.И. Стахеева. Нами получены следующие результаты: в больших по объему текстах герои, да и сам автор предпочитают давать эмоциональную оценку при помощи фразеологизмов, в рассказах же эмоционально-оценочные слова преобладают над фразеологическими единицами. Рассказы Д.И. Стахеева представляют собой диалоги, состоящие из коротких фраз, и употребление эмоционально-оценочных слов позволяет героям и автору дать точные меткие характеристики, делают повествование более эмоциональным.

Все фразеологизмы нами распределены на группы и в зависимости от морфологического выражения составляющих. Классифицируя обнаруженные короткие фразеологизмы в произведениях Д.И. Стахеева по главному слову, мы пришли к следующим выводам: 2/3  всех фразеологизмов – с главным словом, выраженным  глаголом (глагол – движение, динамика): форсу задал, встал на ноги, рассыпаться прахом; 1/3  –  с главным словом, выраженным именем существительным: с хлеба на квас, царь природы, золотые горы; незначительный процент – фразеологизмы, в которых главное слово выражено остальными частями речи (прилагательные, краткие прилагательные, причастия и т.д.): прижатый к стене, ни жив ни мертв. По нашим данным, превалирует группа глагольных фразеологизмов, в отличие от эмоционально-оценочных слов, среди которых преобладают существительные. Стоит отметить, что в тематических группах также доминируют фразеологизмы, обозначающие действия. В активном употреблении компонентов-глаголов еще раз проявляется антропоцентрический характер фразеологии: фразеологическая картина мира формируется человеком, воспринимающим мир в движении, такие фразеологизмы наиболее эмоциональны.

Известно, что одной из основных характеристик фразеологических единиц является структурно-семантическая устойчивость. Этот неотъемлемый признак может пропасть, когда фразеологизм попадает в контекст. Речь идет об авторско-индивидуальном преобразовании в тексте. Такие изменения встречаются и в текстах Стахеева, но крайне редко. Нами обнаружены следующие семантические преобразования: варианты одного фразеологизма: из первых рук, из верных рук; и сам с усами, и сами с усами; не в своё место нос суёшь, не в своё дело нос суёшь; введение во фразеологизм вводных слов: «Тогда бы, разумеется, я как следует встал бы, значит, на ноги», «Пришла теперича, значит, в наш графский дом беда, и растворяй, выходит, ворота» (вводные слова смягчают эмоциональность за счет расширения фразы); по нашим наблюдениям, трансформации фразеологизмов в произведениях Стахеева не активны, самым распространенным изменением, которому подвергаются фразеологизмы в рассматриваемых текстах,  является то, что автор довольно часто разрывает фразеологизм: ворчал что-то себе под носбелого черным эта болтовня не сделаетвыставить перед вами в истинном свете.

Весьма разнообразны в текстовом поле Д.И. Стахеева способы введения фразеологизмов. Следует отметить наиболее распространенную особенность их употребления: автор с помощью фразеологизма уточняет то, о чем было сказано выше, при этом даётся ещё и характеристика, оценка описываемому явлению. Нередко Д.И. Стахеев даёт толкование фразеологизма, причем оно совпадает с толкованием выражения, данным во фразеологическом словаре: «Валерьян Михайлович даже вздрогнул от радости. «Как близко-то! – подумал он, да ведь это что же, ведь это, так сказать, рукой подать»; «Но я твердо и без тени сомнения убеждена в кратковременности нашей разлуки»; «… до тех пор можно было еще кое-как, с грехом пополам, его терпеть». Данное обстоятельство даёт нам возможность сделать вывод о том, что определенная часть фразеологизмов употреблена с целью актуализации, подчеркивания высказанной мысли, придания интенсивности высказыванию, усиления эмоциональности.

В отдельную группу фразеологизмов нами выделены выражения, употребленные героями, но данные в пересказе автора: «Потом решено было… ехать прямо к епископу: сразу, мол, и из самых первых рук все узнаю, пойму и решу, какой образ действия следует предпринять»; «Дьякон Леонид, по его мнению, тоже от рук отбился».

Косвенная речь, как известно, передаёт речь персонажа, сохраняет словоупотребления героя, особенности передаваемой речи, но она переработана авторским сознанием, и от части по ней читатель может судить об авторском отношении к тому или иному явлению. Часто такие фразеологизмы помещены в кавычки, что еще раз указывает на то, что это мысли героя: «... эта встреча случилась так некстати и «сбивает его теперь с дороги». В кавычки Д.И. Стахеев заключает и общеизвестные пословицы, поговорки, а также цитаты, афоризмы: «Брат и дядя при известии о том, что он сдал экзамен на магистра, сразу изменили свои отношения к нему, помня руководящее правило: «держи нос по ветру»; «Такие молчаливые посетители лавочки... почтенного возраста, с серебрящимися уже волосами и «с печатью думы на челе».

 Употреблением кавычек автор не только подчеркивает то, что фраза сказана не им, но и зачастую таким образом выражает свою иронию, дает эмоциональную оценку, пусть и косвенно. С этой же целью в кавычки также весьма часто заключаются эмоционально-оценочные слова. Различные приемы введения фразеологических единиц, о чем свидетельствует наше исследование, позволяют усилить эмоциональность, акцентировать внимание на предмете оценки, на определенных смысловых центрах повествования.

Фразеология текстов Д.И. Стахеева неоднородна с точки зрения функционально-стилистической принадлежности; фраземы использованы автором как речевое средство определенной социальной среды.

Самый большой стилистический пласт составляет разговорная фразеология (60%), она используется преимущественно в устной форме общения и в художественной речи. Звучат данные выражения как из уст самого автора (прежде всего для передачи колорита повествования), так и из уст его героев, за исключением представителей дворянства, которые подобную фразеологию используют достаточно редко, если не считать их обращения к Богу.

По нашим наблюдениям, самые распространенные, наиболее частотные с точки зрения употребления разговорные фразеологизмы – фраземы с компонентами Бог, черт. В этом случае преобладают модальные фразеологизмы, которые характеризуют эмоциональную сферу человека. Фразеологизмы с компонентом Бог, как правило, отражают положительные эмоции, хотя встречаются и исключения, фразеологизмы с компонентом черт же – отрицательные эмоции.

« Ну, Агафья, говори слава Богу.

- Слава Богу, повторила жена, думая, что муж получил место»; «Скамейка…зачем мне скамейка … Слава Богу, чего лучше!»;

 «Василий Кириллович…бессвязно ответил ему:

- Да, он осел!.. А мне что… черт с ним. Я и без него в «тайные» проберусь…»;

Другой стилистический пласт образует книжная фразеология. Она используется для характеристики героев, их деятельности, что помогает понять авторское отношение: священным долгом называет автор отношение Лидии Константиновны, героини романа «Избранник сердца», к родителям. Подобные выражения создают торжественность повествования, подчеркивают серьёзность, особую атмосферу происходящего: «Граф, сидя в мягком кресле, хранил упорное молчание…тяжело вздыхая». Встречаются в произведениях Д.И. Стахеева и сочетания в одной фразе двух фразеологизмов, относящихся к разным стилям, что способствует выражению авторской иронию: «Они (Анемподист Михайлович и Василий Кириллович) имели явное намерение сделать строгий допрос Александре Михайловне и распечь её, как говорится, на все корки».

Ирония у Д.И. Стахеева сопровождает отрицательную оценку, но использование данного приема, по нашему мнению, призвано все же сгладить негативные эмоции, «спрятать» их.

При анализе фразеологизмов как выразителей эмотивных значений, в произведениях Д.И. Стахеева мы решили остановиться ещё на одном из аспектов – фразеологии библейского происхождения, которая составляет довольно большой процент из всех выделенных нами устойчивых выражений (10%): Мафусаиловы годы, райский уголок, фиговый листок и др.

Исходя из произведенного анализа, можно сделать вывод, что писатель был хорошо знаком с текстом Библии: он вводит в свои произведения самые различные виды библеизмов, творчески их не перерабатывает.

Такая насыщенность произведений  Д.И. Стахеева библейскими выражениями связана не только с религиозностью писателя, а скорее говорит о его огромной эрудиции, образованности, прекрасном знании христианской религии, свидетельствует и об определенной жизненной позиции автора; в пользу этого свидетельствуют и ссылки на источник.

Таким образом, позволим себе сделать вывод, что библейские  выражения во взятых нами для анализа текстах зачастую являются одним из средств создания высокого слога, отражения нравственной парадигмы высокообразованной языковой личности. Это средство выражения взглядов героев и самого автора, их философских концепций, они наполняют произведение новым содержанием, являются выразительным и изобразительным средством, усиливают воздействие высказывания на читателя.

В заключении обобщаются результаты проведенного исследования, делаются выводы.

Эмоциональность в текстовом поле Д.И. Стахеева является одной из основных стилистических черт автора. Данные языковые единицы становятся ведущим компонентом в поведенческом, ментальном, речевом выражении героев. Изучение эмоционально-оценочной лексики в текстовом пространстве автора позволило создать целостное впечатление о внутренней жизни его персонажей и особенностях их поведения, о жизненных приоритетах, о мировосприятии самого писателя, его индивидуальной картине мира.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»