WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Пылькина Мария Сергеевна

ФИЛОСОФИЯ КАК СОЦИАЛЬНАЯ ПРАКТИКА:

СОТЕРИОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Специальность 09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Санкт-Петербург

2009

Работа выполнена на кафедре социальной философии и философии истории

Санкт-Петербургского Государственного университета

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Пигров Константин Семенович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Шахнович Марианна Михайловна

кандидат философских наук, доцент

Литвин Татьяна Валерьевна

Ведущая организация: Санкт-Петербургская кафедра

философии академического физико-

технологического университета РАН

Защита состоится «___»_________________2009 года в____часов на заседании Совета Д. 212.232.05 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском Государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, В.О., Менделеевская линия, д. 5, философский факультет, аудитория _____.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. А. М. Горького Санкт-Петербургского Государственного университета.

Автореферат разослан «___»_________________2009 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета кандидат философских наук, доцент

Рукавишников Алексей Борисович

Общая характеристика работы

1. Актуальность исследования

Отправным пунктом для настоящего исследования послужили парадоксальные отношения современной социально-философской аналитики с ее объектом. Не будет преувеличением сказать, что наиболее заметные философские проекты последних десятилетий, полагающие общество в качестве своего объекта (М. Фуко, Ж. Делез, Г. Дебор, Ж. Бодрийяр и др.), носят критический характер1, направлена ли эта критика напрямую на наличную конфигурацию социального порядка, или на питаемые ею тенденции. В рамках этой критической традиции концептуально оформился список проблем современности, не вполне идентифицируемых или вовсе ускользающих из поля зрения позитивных социологических дисциплин: утрата единых ценностных ориентиров и проблематичность эклектического плюрализма как в психическом, так и утилитарном плане (П. Слотердайк, А. Макинтайр); культивация потребительских стратегий в ущерб всем прочим формам взаимодействия с миром (Т. В. Адорно, М. Хоркаймер, Э. Фромм, Ж. Бодрийяр); формирование деструктивного типа психики (Э. Фромм, Хаким-Бей); разрушение традиционных культурных механизмов компенсации и энергетической регуляции, в частности институтов коммуникации и обмена с мертвыми (Ж. Бодрийяр); манипулятивный и репрессивный характер систем саморепрезентации социума (Г. Дебор); диффузный характер систем контроля, часть которых имплантирована самому индивиду (М. Фуко, Ж. Делез). Однако, хотя этот список и внушителен, а обозначенные проблемы носят тотальный характер, создается впечатление, что их артикуляция не влечет за собой и вовсе не предполагает произвести никакого эффекта на уровне социальной реальности. Имманентный конфликт между смысловым напряжением внутри дискурса и слабостью его социальной позиции заставляет снова ставить вопрос о роли и функции философии в современном обществе.

Представляется, что сложность, с которой сталкивается социально-философская критика, двоякого рода. С одной стороны, философия утратила своего рода монополию на концептуальную разработку интуиции неподлинности социальных отношений, которая (идет ли речь о неподлинности экзистенциальной или онтологической) сегодня циркулирует в дискурсе mass media на уровне общего места. Паразитирование «толков» на трансцендентальном характере этой интуиции замутняет последнюю и профанирует философский дискурс, кладущий ее в свое основание. С другой стороны, реализация практической установки сталкивается с кризисом техник воздействия на социум. Классические формы борьбы с наличным порядком, будь то открытая критика, понятийная деструкция официальных идеологем или революционные практики, в условиях современности оказываются проблематичны. Трудности методологического характера во многом связаны со спецификой информационного типа культуры. Так, например, перенасыщенность высокоскоростного информационного поля выступает гораздо более эффективной преградой на пути распространения критического дискурса, нежели цензурные ограничения. Наряду с этим, следует тематизировать такой феномен, как комплекс «методологической наследственности». В значительной мере эта проблема характерна для неомарксистских текстов (например, К. Касториадис, С. Жижек), которые на фоне развернутой критики наличного порядка избегают четкой артикуляции программы действий. Вопрос метода в рамках этого направления мысли оказывается неразрывно связан с работой по смягчению исторических коннотаций и, в значительной степени, парализован ею. Существенная проблема присутствует и на уровне действенной реализации критической установки – неопределимым оказывается сам объект сопротивления: вопрос уже не сводится к легитимности государственной власти или даже ее конфигурации, поскольку источник, питающий наличный порядок, множественен, диффузен и неподконтролен никакой отдельной инстанции. Следование классической логике сопротивления приводит к перспективе противостояния таким аморфным феноменам, как процессы глобализации или транснациональные корпорации.

Именно эта ситуация заставляет пересмотреть основы практик сопротивления и обратиться к пребывающему в забвении сотериологическому потенциалу философии, т.е. к ее способности целостного духовного преображения субъекта философского акта и возможности генерировать альтернативные социальные миры, чья реальность выходит за рамки дискурсивных построений. С этой целью мы обращаемся к рассмотрению способа бытия ряда философских сообществ, чье существование относится к греко-римскому периоду истории. Эта аналитика позволяет зафиксировать особый исторически конкретный модус философской практики, не сводящийся ни к профессиональной деятельности, ни к когнитивному проекту, но стремящийся совпасть по объему и длительности с самой жизнью своего субъекта. В этой перспективе современное институциональное сообщество оказывается интенционально полярным античным философским школам: жизненная практика античности противостоит дискурсивной технике современности. Однако именно в смысловом и экзистенциальном напряжении между этими полярными проектами философии высвечивается то актуальное противоречие, которое имплицитно существует сегодня между институциональным образом философского сообщества и не институциализированными отношениями, которые могут разворачиваться в его рамках. В данном случае речь идет как об экзистенциальных отношениях товарищества и ученичества, так и об отношениях, устанавливаемых субъектом со смысловыми единствами путем наделения их статусом Истины. Таким образом, актуальность настоящего исследования обусловлена тем, что анализ этого противоречия позволяет придать критический вектор рефлексии над природой и основаниями философского акта, как он реализуется в современности; что, в свою очередь, представляется необходимым условием для действенной актуализации философским сообществом своей социальной позиции. В пределе же, перед нами стоит задача рассмотреть возможности реактуализации в рамках современной философии ее сотериологической функции и в этом свете определить ее роль в сопротивлении репрессивным трендам современности.

2. Степень разработанности проблемы

В истории философии тема спасения философствованием занимает важное место. К ней отсылают тексты философских школ эллинизма (стоики, эпикурейцы), в этой же традиции создано «Утешение философией» Северина Боэция. В первые века христианства термином philosophia часто обозначалась монашеская жизнь, а схоластическая традиция интегрировала философский инструментарий в теологию. В Возрождение – эпоху нарастающей секуляризации – флорентийский неоплатонизм выстраивает сложную систему отношений между философским и христианским спасением (М. Фичино, Дж. Пико дела Мирандола). Французские просветители постулируют спасение философией разума, очищенного ею от предрассудков и суеверий. Тема спасения имплицитно присутствует у И. Канта в его учении о методе практического разума. Отчетливую сотериологическую претензию носят тексты М. Хайдеггера и Ж.-П. Сартра. Таким образом, мы имеем дело с огромным комплексом текстов, где сотериологическая функция философии прямо или косвенно тематизируется. Однако рефлектирующая ее мысль, как правило, не поднимается над собственной историко-культурной обусловленностью, выводя источник сотериологического потенциала философии из ее привилегированного отношения к конкретным образом определенным трансцендентным сущностям, будь то Истина или Бог.

Предпосылки возможности осуществления целостной рефлексии над сотериологической функцией европейской философии в целом содержатся в трудах В. Йегера, М. Фуко и П. Адо. Как отмечает М. Фуко, в античности глагол szein (спасать) и существительное stria (спасение) часто используются применительно к философии для описания способа ее воздействия на субъект философского акта и имеют следующий набор значений: уберегать от опасности, сохранять целомудрие или честь, оправдывать, сохранять первоначальное состояние, делать доброе дело2. Таким образом, спасение раскрывается как имманентное миру преобразование субъекта философского акта. В том же ключе трактует античную философию и П. Адо, который, анализируя конверсивную природу философского акта в античности и эллинизме, демонстрирует обусловленность когнитивной цели философии задачей целостного духовного преображения ее субъекта. Этими исследователями высказана гипотеза о возможности обнаружить схожую с реализованной в античности природу философского акта в последующей истории философии. Так, П. Адо гипотетически рассматривает перспективу тематизировать философию Р. Декарта, как наследующую традиции духовных упражнений античности, а М. Фуко артикулирует возможность усмотрения сотериологического измерения в философии начала XX в. Вектору этих интуиций я следую во второй части настоящего исследования, углубляя их и предметно разрабатывая. Также, среди авторов, практически разрабатывающих возможность актуализации сотериологического горизонта философского акта, следует назвать П. Слотердайка, М. Мамардашвили, Н. Б. Иванова.

3. Объект и предмет исследования

Объектом настоящего социально-философского исследования является сотериологический горизонт философского акта, как он, актуализируясь посредством системы духовных практик, сквозь все исторические модификации сохраняется сущностно тождественным своему античному истоку, отвечая, в то же время, настоятельным духовным потребностям современного человека. Предметом исследования выступают исторически исполненные философские проекты, как полагающие сотериологический горизонт философских актов и актуализирующие их практическую составляющую.

4. Цели и задачи исследования

Предельной целью моего диссертационного исследования было рассмотреть философию как социальную практику. В этом контексте само философствование раскрывается как особый модус бытия в совместности. Основной функцией так понятой философской практики выступает спасение индивида как социального существа, достигающего осуществления своей природы лишь в со-бытии с другими. В своем диссертационном исследовании я исхожу из фундаментального положения, что человеческому духу в его экстремумах не свойствен прогресс. Экстремумы духа (понятийно фиксируемые разнообразно: следование долгу (И. Кант), переживание экзистенциала (М. Хайдеггер), мышление в истине (М. Мамардашвили)) не могут быть исторически транслированы по аналогии с результатами позитивного знания и техническими достижениями. Знание о них не тождественно знанию их как таковых. Жизнь каждого человека представляет собой возможность воспроизведения такого экстремума. И, в то же время, эта возможность ничем не гарантирована. В этих условиях философия выступает как способ такого возобновления, исторически варьируя методические решения в зависимости от историко-культурной специфики, с тем, именно, чтобы дать человеку возможность подняться над своей историко-культурной обусловленностью к вневременному состоянию видения истины, где он бессмертен и един со всеми, кто достигал этого состояния до него и достигнет после3.

В этой связи я также ставлю целью продемонстрировать, что конверсивная и сотериологическая составляющие не являются онтологически случайной особенностью отдельного историко-философского периода, но в свернутом виде сохраняются в философии вплоть до наших дней и настоятельно требуют своей актуализации. Кроме того, будет тематизировано социальное измерение философского акта и исключительная роль сообщества в реализации его сотериологического потенциала.

Соответственно, непосредственными задачами настоящего диссертационного исследования являются:

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»