WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

На правах рукописи

Пигин

Александр Валерьевич

Демонологические сказания в русской

рукописной книжности ХIVХХ вв.

(Повесть о бесе Зерефере; Повесть о видении

Антония Галичанина; Повесть Никодима

типикариса Соловецкого о некоем иноке;
Повесть о бесноватой жене Соломонии)

Специальность 10.01.01. — русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Санкт-Петербург

1999

Работа выполнена на кафедре русской литературы

Петрозаводского государственного университета

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук Е. В. Душечкина

доктор филологических наук Е. А. Костюхин

доктор филологических наук А. Н. Власов

Ведущая организация:

Псковский государственный педагогический институт

Защита диссертации состоится «__»___________1999 г. в 14 часов на заседании специализированного Совета Д 002.43.01 по присуждению ученой степени доктора филологических наук в Институте русской литературы (Пушкинский Дом) РАН.

Адрес: 199164, Санкт-Петербург, наб. Макарова, д. 4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Пушкинского Дома.

Автореферат разослан «__»______________1999 г.

Ученый секретарь

специализированного Совета

кандидат филологических наук В. К. Петухов

Демонология — неотъемлемая и очень значимая часть «картины мира» средневекового человека. Наряду с церковными и народными культами, эсхатологией, магией и другими сферами духовной жизни и культуры она является важным источником по изучению средневековой религиозности, социальной психологии, быта и нравов.

Изучение древнерусской книжной демонологии имеет достаточно давнюю и богатую научную традицию. Прежде всего необходимо выделить группу работ, в которых рассматривается ряд общих вопросов, связанных с этой тематикой: генезис демонологических верований, функции, образы, имена демонологических персонажей, соотношение книжной и народной демонологии и т. п. Демонологические тексты не являются здесь самостоятельным предметом исследования, а используются лишь в качестве источников по изучению древнерусских представлений о дьяволе и бесах (П. Озерецкий, Ф. И. Буслаев, А. Попов, Ф. А. Рязановский, А. В. Амфитеатров, А. Шмюкер, Т. А. Новичкова и др.).

В ряде других работ исследуется определенный цикл памятников с общим для них демонологическим сюжетом или персонажем: демонологические сказания о царе Соломоне (А. Н. Веселовский, Л. В. Титова), о заключенном бесе (Н. Н. Дурново), о происхождении вина и табака (Ф. И. Буслаев, А. Н. Пыпин, А. Н. Веселовский, В. Н. Перетц, Т. Ф. Волкова и др.), о свержении сатаны с небес и о творении мира Богом и сатаной (В. С. Кузнецова), о дочерях дьявола (С. И. Николаев), о договоре человека с дьяволом (В. Н. Перетц, М. О. Скрипиль, И. П. Смирнов, Н. С. Демкова, Н. Ф. Дробленкова, Е. К. Ромодановская, И. Р. Дёринг-Смирнова, Е. Б. Смилянская, В. Е. Багно, О. Д. Журавель) и др.

В отдельную группу работ можно объединить исследования, посвященные демонологии того или иного конкретного древнерусского памятника. Таковы работы А. И. Кирпичникова о переведенном в ХVII в. с польского языка «Суждении дьявола против рода человеческого», Т. Ф. Волковой — о художественной структуре и функции образа беса в Киево-Печерском патерике, В. Е. Гусева — о соотношении книжной и народной демонологии в житиях протопопа Аввакума и старца Епифания и др. Круг русских рукописных произведений демонологического содержания постоянно пополняется за счет новых находок: «Повесть о некоем убогом отроце, Николе чудотворце и царевне-еретице», «Повесть о том, как скоморох в ад ходил» (Н. С. Демкова), Сказание о римском попе Аврааме (Э. Малэк) и др.

Наконец, книжные произведения русской демонологии рассматривались как литературные источники творчества некоторых писателей ХIХ—ХХ вв., отдавших дань этой теме: Н. В. Гоголя, Ф. М. Достоевского, А. М. Ремизова и др. (Л. М. Лотман, И. П. Смирнов, Н. С. Демкова, А. М. Грачева и др.).

В изучении древнерусской демонологии накоплено, таким образом, немало ценного материала, а сама эта область давно уже является полноправным предметом филологической науки, важной составляющей в исследовании древнерусской письменности и духовной культуры.

Предметом изучения в диссертации являются книжно-рукописные демонологические сказания (около 10 текстов) византийского, латинского и русского происхождения. Основное внимание в работе уделяется 4 произведениям: Повести о бесе Зерефере (далее: ПЗер.), Повести о видении Антония Галичанина (далее: ПАнт.), Повести Никодима типикариса Соловецкого о некоем иноке (далее: ПНик.) и Повести о бесноватой жене Соломонии (далее: ПСол.). Выбор именно этих памятников для анализа обусловлен прежде всего тем большим значением, которое они имеют в истории русской книжной демонологии. Целостность диссертации определяется тематическим родством этих произведений (столкновение человека с силами зла), общностью многих их мотивов, глубинной связью этих памятников с важнейшими доминантами русской средневековой религиозной культуры.

Источниковой базой диссертации послужило около 400 славяно-русских рукописей ХIV—ХХ вв. из книгохранилищ Москвы, С.-Петербурга, Великого Устюга, Владимира, Вологды, Екатеринбурга, Мурома, Нижнего Новгорода, Новосибирска, Петрозаводска, Саратова, Твери, Тобольска, Череповца, Дрездена, Копенгагена, Хельсинки.

Диссертация преследует цель комплексного исследования указанных памятников, что обеспечивается применением источниковедческого, литературоведческого и культурологического подходов в их изучении. Методологической основой диссертации являются в первую очередь те важнейшие принципы анализа средневековых текстов, которые разработаны в трудах Д. С. Лихачева и А. М. Панченко, других ученых Петербургской школы.

В ходе работы решаются следующие основные задачи:

- источниковедческое и текстологическое изучение памятников с привлечением всех доступных списков, установление и описание их литературной истории;

- характеристика окружения памятников в рукописных сборниках;

- изучение художественных особенностей памятников;

- анализ демонологических образов и мотивов произведений в широком контексте книжной и народной демонологии; установление богословского содержания демонологического сюжета (ПЗер. и другие легенды о «покаянии» беса), демонологической основы средневекового жанра эсхатологических видений (ПАнт., ПНик.).

Объектом исследования в диссертации является, таким образом, не только демонология как реализовавшая себя в произведениях система мотивов и представлений, но и в первую очередь — история текста самих памятников. Принцип комплексности в изучении средневекового текста предполагает монографический, всесторонний анализ его содержания. По этой причине, кроме демонологической основы памятников, в диссертации рассматриваются и многие другие аспекты их содержания (например, эсхатологические мотивы ПАнт. и ПНик., исторические реалии в ПНик. и ПСол. и т. д.). Изучение выбранных произведений во всем богатстве их истории и содержания — такова главная задача диссертации, которая и определяет ее актуальность. Комплексное изучение средневекового текста, основанное на прочном фундаменте источниковедения и текстологии, традиционно является в медиевистике одним из самых приоритетных и всегда актуальных направлений. Как писал Д. С. Лихачев, изучение истории текста отдельных произведений — это «наиболее важный и ответственный» вид конкретного литературоведческого исследования.1 Актуальность изучения вышеуказанных произведений заключается в том, что все они представляют немалый интерес для историка русской средневековой литературы: памятники сохранились в большом количестве списков и занимали важное место в круге чтения древнерусского человека.

Научная новизна диссертации определяется тем, что для изучения выбраны неисследованные или малоисследованные памятники. Все эти произведения, за исключением ПНик., никогда не были предметом текстологического и тем более комплексного монографического анализа. История изучения ПЗер. и ПАнт. сводится большей частью к кратким упоминаниям этих памятников в работах, затрагивающих самые разные проблемы истории и поэтики древнерусской литературы. ПНик. изучалась О. А. Белобровой по 5 спискам ХVIII—ХIХ вв., хотя рукописная традиция этого произведения значительно богаче. Наиболее исследованным памятником является ПСол.: в работах Н. И. Костомарова, Ф. И. Буслаева, А. В. Амфитеатрова, Ф. А. Рязановского, М. О. Скрипиля, В. П. Воробьева, Н. С. Демковой, А. Шмюкера, А. Н. Власова, И. Р. Дёринг-Смирновой и других исследователей рассматривались некоторые особенности языка и поэтики этого произведения, его историческая основа. Однако попытка изучения рукописной традиции и литературной истории ПСол. предпринята до нас не была. Некоторые памятники, которые анализируются в диссертации, в науке неизвестны и вводятся в научный оборот впервые. Не изучался на русском материале сюжет о «кающемся» бесе. К числу практически не изученных относится и древнерусский жанр эсхатологических видений.

Теоретическая и практическая значимость диссертации заключается в том, что содержащиеся в ней материалы и наблюдения могут быть использованы в вузовских лекционных курсах и специальных научных исследованиях по истории древнерусской литературы и фольклору, в практической работе археографов по описанию рукописей.

Апробация работы. Основные положения диссертации были изложены в докладах на международных конференциях «Выговская поморская пустынь и ее значение в истории русской культуры» (Петрозаводск, 1994 г.), «IХ Виноградовские чтения» (Петрозаводск, 1995 г.), «Евангельский текст в русской литературе ХVIII—ХХ вв.» (Петрозаводск, 1996 г., 1999 г.), «Алексей Ремизов и мировая культура» (СПб., 1997 г.), «Древнерусская книжная традиция и современная народная литература» (Нижний Новгород, 1998 г.), «ХХIII Малышевские чтения» (СПб., 1999 г.), «Рябининские чтения» (Петрозаводск, 1999 г.), на всероссийских и межвузовских конференциях в Сыктывкаре (1990 г., 1991 г.) и Петрозаводске (1996 г., 1999 г.). По теме диссертации опубликованы 22 работы, в том числе монография, 4 работы находятся в печати.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения и трех частей, каждая из которых в свою очередь делится на ряд глав. Части и главы расположены в порядке исторической последовательности тех памятников, которые в них анализируются. Завершают диссертацию изложение основных итогов исследования, археографический обзор всех использованных в работе списков памятников, указатель шифров использованных рукописей, список литературы и список сокращений. В приложении даются тексты наиболее значительных редакций каждого из рассмотренных произведений.

Введение

Во Введении рассмотрена историография проблемы, определены предмет, цели и задачи, актуальность и научная новизна, круг источников и методы исследования.

Основное содержание диссертации

Часть 1. Легенда о «кающемся» бесе:

Повесть о бесе Зерефере и другие сказания2

Предметом исследования в этой части работы является круг памятников византийского, западноевропейского и русского происхождения, в основе которых лежит «бродячий» сюжет о «кающемся» бесе. Поскольку вопрос о возможности покаяния и восстановления беса (дьявола, зла как такового) является одним из центральных в христианском богословии, анализ собственно литературного материала предваряется экскурсом в историю богословского решения этой проблемы (не принятое церковью учение Оригена и Григория Нисского об апокатастасисе) (Глава 1).

Глава 2 посвящена текстологическому исследованию наиболее значительного древнерусского произведения на сюжет о «кающемся» бесе — Повести о бесе Зерефере (ПЗер.). В диссертации изучено 111 славянских списков ПЗер. ХIV—ХIХ вв. (с использованием 2 греческих текстов), выделено 12 ее редакций. ПЗер. — переводное византийское сказание, в котором возможность восстановления дьявола отрицается. Бес Зерефер, явившийся к некоему старцу в облике человека, пытается обманом узнать у него, может ли Бог простить беса и вернуть ему прежнее ангельское достоинство. Зерефер получает от Бога ответ на свой вопрос: прощение дьявола возможно, если тот смирится и покается. Бес должен три года простоять на одном месте лицом к востоку и непрестанно называть себя «древней злобой», «помраченной прелестью» и «мерзостью запустения». Однако Зерефер отвергает такой путь спасения, потому что не может отказаться от своей славы и власти над грешниками.

В греческой рукописной традиции ПЗер. входила в состав «дополнительной» (термин М. Капальдо) части, присоединенной к производному виду алфавитно-анонимного собрания «Изречений святых старцев» (славянский перевод этого собрания известен как Азбучно-Иерусалимский патерик). На определенном этапе своей истории ПЗер. была использована в качестве «примера» при составлении гомилии о покаянии: « ». Долгое время автором этой гомилии считался св. Амфилохий Иконийский (IV в.). В составе его сочинений она и была издана на греческом и латинском языках Ф. Комбефизом (1644 г.) и П. Поссинусом (1683 г.). Однако позднейшая критика исключила эту гомилию из числа подлинных сочинений св. Амфилохия.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»