WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

2. Психоаналитический субъект не совпадает ни с аналитиком, ни с пациентом. Важнейшая его характеристика в психоаналитическом опыте — «расщепленность», под которой следует, прежде всего, понимать феномен существования в психике параллельных рядов явлений, которые непроницаемы и несводимы друг к другу.

3. Бессознательное как объект психоаналитической теории и практики качественно неоднородно. В бессознательном сосуществуют: «животное» (архаическое) бессознательное, «групповое» (психосемейное) бессознательное и «социальное» бессознательное.

Обоснование знания не может быть рассмотрено как результат «чистого мышления», но должно быть проблематизировано как то, что предстает расщепленным и укорененным на двух онтологических уровнях: на до-языковом слое опыта и слое его специфической дискурсивности.

Главный эпистемологический вывод, сделанный Ж. Лаканом в ходе переосмысления фрейдовской установки: структура бессознательного может быть познаваема в силу своей аналогии со структурой языка. Автор данного исследования придерживается позиции того, что это лакановское положение не следует понимать как то, что полностью соответствует структуралистской концепции, поскольку в нем делается акцент на центробежную силу языка и социальное поведение. В отличие от того, что принято понимать под структурализмом, в лакановской философии связь между эпистемологией и структурой выстраивается не на системном аспекте знаковой коммуникации, а на принципе всеобщей диалогической дисконтинуальности, т.е. системности общих понятий, опосредованной исключениями.

В главе II «Лакановский анализ культуры и ее форм» главным предметом рассмотрения является конкретное содержание лакановского анализа культуры и ее форм, реконструируются основные положения теории Ж. Лакана относительно этих объектов анализа, дается историко-философская характеристика лакановской концепции субъективности, бытия, знания и аналитической экспертизы культуры. Выявляются новаторство лакановской философии и ее проблемные стороны.

В параграфе первом «Символическая функция: процесс формализации и смыслообразования» обращается внимание на то, что для лакановской концепции принципиально важным является следующее: именно символическая функция позволяет соотносить универсальные закономерности бессознательных структур с индивидуальным содержанием человеческой психики. Речь в данном случае идет об этапах дискурсивности как формообразующих и смыслообразующих механизмах, опосредующих индивидуально-психическое и социально-культурное.

Ранняя теория Ж. Лакана включала в себя экзистенциально-феноменологическую установку на образ и структуралистскую установку на главенство символической функции. Онтологический тезис этого периода — фундаментальность означающих в человеческой реальности, «господствующими» из которых являются Имена — Отца и Фаллос. Метод исследования — анализ языка и речи как того, что включает в себя Другого, в качестве надындивидуального структурно-семиотического образования. Эпистемологическая установка — выявление закономерностей, комбинаторики сцепления означающих. Вывод: в самом широком понимании культура и ее формы — совокупность смысловых (означаемых) эффектов механики сцепления означающих.

Дальнейшие практические и теоретические наработки приводят Ж. Лакана к пересмотру структуралистских и лингвистических методологических оснований своей концепции. Соответственно, меняется онтологический и эпистемологический аспекты. Метод исследования — не анализ языка, а анализ дискурса как речебытия, которое представляет собой сплав трех психических регистров — Воображаемого, Символического и Реального — среди которых означающее вообще не занимает привилегированного положения. Главный онтологический тезис — нехватка бытия субъекта и незавершенность Бытия. Эпистемологическая установка — выявление отсутствия и недостаточности в структуре. Вывод: искусство, наука и религия с позиций лакановского анализа предстают как серия эквиваленций относительно онтологического антагонизма Реального, как процесс его формализации, а не опосредование. Этот процесс ведет нас от тотального означивания мира к формулируемой в словах речи, цепочка которой тянется от самого архаического бессознательного к повседневной артикуляции субъекта.

Другими словами, Ж. Лакан открыл, что за образом и словом проступает такое Реальное, которое не подлежит ни опосредованию через образ, ни символизации через слово, но является негативным источником формализации всех форм культуры, как знаково-семиотических образований. Смысл не предпослан этому процессу формализации и не является его конечной целью, сам бесконечный (в рамках человеческой реальности) процесс формализации и есть смысл. Процесс формализации Реального, как истины и смысла общее и позитивное содержание культуры и ее форм. Важно, что процесс, о котором идет речь, может приводить не только к круговому воспроизводству одних и тех же идеалов, представлений, знаний и верований, но и к непрерывному обновлению и творчеству как наилучшему варианту из тех, что возможны в бесконечном процессе формализации.

В конечном итоге лакановская концепция углубляет и расширяет представление о компенсаторном и сублимационном начале всякой культуры, изнанкой которой является бессознательное как гарант смысла и значения. На уровне бессознательного истина и смысл устанавливаются как в высшей степени условные и формальные, устойчивость и значимость которых для конкретного индивида и конкретной культуры поддерживается (но не определяется) комбинаторикой означающих.

Фундаментальный опыт субъекта, как уверяет Ж. Лакан, в психоанализе свидетельствует, что нет никакого «объективного», нейтрального знания, которое может существовать независимо от субъективного процесса. Согласно Ж. Лакану, это указывает на то, что истина без субъективности невообразима.

Знание, которое претендует на истинность, неразрывно связано с существованием субъекта, так как опыт «истины» зависит от сознательного или бессознательного отношения субъекта к трем регистрам.

Совокупность бесчисленных актов субъективного познания в поисках «истины» и «смысла» Реального, которые находятся всегда в жесткой взаимосвязи с обратной стороной структуры историко-коллективного поля, то есть с диалектикой желания, и определяют культуру.

В параграфе втором «Характеристика значения, новизны, проблем и противоречий концепции Ж. Лакана» философия Ж. Лакана характеризуется как философия субъективности, эпистемологической задачей которой является проблематизация представления об объективном и сознательном эго. Анализ культуры и ее форм проводится Ж. Лаканом с целью выявления и обоснования логики субъект-субъектных отношений. Именно эти отношения, по мнению французского философа, лежат у истоков любой культуры, знания и веры. Большая часть этих отношений вытесняется в ходе онтогенеза в область бессознательного, точнее, образует или мотивируют бессознательное субъекта как своего рода силовое поле. Определить закономерности субъект-субъектных отношений и правила, по которым они вытесняются, становясь бессознательными, без обращения к анализу культуры и ее форм было бы для Ж. Лакана невозможно. Это связано с тем, что, по Ж. Лакану, человеческая реальность есть не что иное, как совокупность знаковых систем, систем образов, знаний и верований. Поэтому речь субъекта, как можно заключить из работ французского философа, является одновременно и идеальным бытием, и идеальным теоретико-познавательным условием. Поэтому анализ реальности выстраивается здесь из места речи субъекта, т.е. как принципиальная редукция к дискурсивности, которая может обходиться без слов, сохраняясь в некоторых базовых отношениях, но всегда поддерживается словами.

С проблемой субъективности и языка связаны как основные достоинства, так и главные противоречия лакановской философии.

Ж. Лакан сводит мир социальных взаимодействий исключительно к речевым отношениям, что является одним из аспектов реального бытия, опосредующего полюсы тождества «бытие» и «мышление» классической философии, но далеко не исчерпывает собою это бытие. Ж. Лакан не делает следующего шага по пути объективного анализа проблемы языковой реальности и не рассматривает факторы социальной практики, позволившие языку претендовать на эту роль. Акцент на языковых отношениях обостряет вопрос о природе объективно-реального социального окружения, находящегося вне психической реальности субъекта. Очевидно, что бессознательное структурировано неоднородно, в нем есть слои, которые складываются в результате вытеснения первичных влечений, это — бессознательное как предельное понятие, как порог мыслимого, и здесь работа через аналогию бессознательного с языком требует своих обоснований. В конечном итоге, Ж. Лакану не вполне удается основательно проработать логику «субъект-субъектных» отношений, которая позволила бы взглянуть на проблему человека и культуры очевидно иначе, чем субъект-объектная схема естественнонаучного познания.

В широкий историко-философский контекст философско-психоаналитическая концепция Ж.Лакана вписывается как теоретическая и методологическая модель снятия противоположности между индивидуальным и социальным в различных формах духовного производства. В качестве таковой модели эта философия помогает соотнести позицию субъекта и символический порядок языка, культуры, социальных, этических и познавательных норм в рамках некоторой обобщенной теории субъективности. Оригинальность анализа Ж. Лакана заключается в том, что он объясняет человеческую реальность интенциональностью языковых, дискурсивных практик, существование которых связано с недоступностью «реальности» человеческому сознанию вне формализованности культурными концепциями и конвенциями.

В результате лакановского анализа субъективности бытие субъекта начнет интерпретироваться в рамках той принципиальной сингулярности, которая впоследствии будет полностью воспринята и востребована философами постмодерна.

Новизна лакановских работ для психоанализа и философии в том, что они во многом стал источником всей последующей рефлексии о языке и языковой предъявленности бытия; в них произошло окончательное лингвистическое переосмысление теории психоанализа, вследствие чего радикальным образом трансформировались его клинико-практические и эпистемологические параметры: язык и речь эмпирический материал психоаналитического познания, конструирование фантазма на месте симптома и т.д.; была создана концепция психоанализа альтернативная сциентистским его трактовкам.

В заключении диссертационного исследования подводятся общие итоги проведенного анализа, формулируются выводы, обозначаются перспективы для дальнейших разработок по данной теме.

Публикации в изданиях, рекомендуемых ВАК РФ

1. Петров Д.Б. Социальное и религиозное в структуре субъекта // Вестник Поволжской академии государственной службы, 2008, №1 (14). С. 106-111 (0,5 п.л.);

2. Петров Д.Б. Культура, наука и религия в структурном психоанализе Жака Лакана // Известия Саратовского университета. Новая серия. 2009. Том 9. Серия Философия. Психология. Педагогика. Выпуск 1. С.40-44 (0,5 п.л.).

Публикации в других изданиях

3. Петров Д.Б. О религии у Лакана // Ценностный мир человека в современном обществе. Саратов: Наука,2007. С.95-99. (0,4 п.л.);

4. Петров Д.Б. Дискурс Другого в работах Франка и Лакана // Философское наследие С.Л. Франка и современность. Саратов: Наука, 2008. С.190-195. (0,5 п.л.);

5. Петров Д.Б. Эпистемологические проблемы психоанализа // Культура, наука, человек в постсовременном обществе. Саратов: Наука, 2009.С.109-115 (0,5 п.л.).

6. Петров Д.Б. Бытие, познание, субъект в философии Жака Лакана: историко-философский анализ. Саратов: Научная книга, 2009. – 46 с. (3,5 п.л.).

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»