WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

В заключение параграфа сделаны следующие выводы. Во-первых, идея функций права в истории правовой мысли долгое время подменялась вопросом о функционировании государства, общества и природных явлений. Во-вторых, христианская теоюстиция Средних веков стала той средой, в которой сформировались основные, до современности дошедшие представления о функциональной природе права. В-третьих, концепция системного подхода к праву Ф. Аквинского стала классической основой для европейской правовой мысли применительно к функциональному анализу права. В-четвертых, различение регулятивной и законодательной функций как функций права и государства, а также тезис о том, что для каждой функции права необходима соответствующая форма, стали важнейшими выводами исследования функциональной природы права в эпоху Просвещения. В-пятых, гегелевская идея о том, что дисфункциональность права явно проступает в правовой реальности и становится более понятной людям, чем проявление права через функции позитивного свойства, заложила фундамент для современной теории функций права как аспекта социологии права. В-шестых, одной из главных задач в области исследований функций права в конце XIX - первой половине ХХ вв. стал поиск критериев, разграничивающих функции права, государства, морали, экономики и т.п.

Во втором параграфе - «Категориальное выражение функций права» - природа и сущность функциональных проявлений права выясняются с помощью философско-правового инструментария, т.е. в системе категорий диалектики, которые позволяют раскрыть различные процессы, стороны и явления реальности с точки зрения выраженности в них универсальных свойств, определяющих их единство, связь и развитие. Диалектика позволяет убедиться в том, что право в многообразии его функций объективно действует системным образом, целиком. Диалектическое рассмотрение права в его саморазвертывании, развитии и есть на самом деле рассмотрение его функционирования.

Обращение к системе категорий диалектики при анализе функций права может дать существенный результат лишь в том случае, если принимать во внимание только те направления действия права, которые непосредственно обусловлены его природой и характеризуют ее.

Выходя на категориальный уровень, мы должны получить ответы на вопросы, является ли та или иная функция имманентной праву или привходящей, лишь приписываемой праву; необходима она или ее осуществление носит случайный характер; что конкретно та или иная функция представляет собой в формальном и содержательном плане; какова та или иная функция в действительности, с точки зрения наличности средств ее осуществления, и каков ее потенциал, реальная возможность; обусловлена ли конкретная функция внутренними источниками права или внешними факторами и обстоятельствами; является ли конкретная функция особенной, т.е. специфичной для права; какова специфика той или иной функции права в отдельности и в целостности (системе); в чем сущность конкретной функции права и ее проявленности, видимости и т.д. Все эти вопросы очерчивают область теории функции права.

Далее выработаны характеристики функций права с точки зрения их отличности и общности, внутреннего и внешнего, сущности и явленности, существенного и несущественного, возможного и действительного, необходимого и случайного.

Особо обращено внимание на выражение функций права в каркасе диалектики формы и содержания. В применении к нормативным системам, к которым принадлежит и право, категории формы и содержания являются центральной парой категорий, на основе которых может быть, в частности, осуществлена систематизация функций права.

Содержанием функций права является, с одной стороны, объективная реальность, т.е. существующая совокупность общественных отношений, условий жизни людей, общественных потребностей и интересов, а, с другой стороны - система средств осуществления и предмет действия права в определенном направлении и определенным способом. И еще один немаловажный аспект проблемы формы и содержания в функциях права – необычайная значимость форм понятийного выражения содержания действия права.

Третий параграф - «Принципы систематизации функций права» - посвящен выработке целостного представления о праве как в его действии, обнаруживаемом эмпирически, посредством анализа правовой практики, так и в его возможностях. Решается задача выявить те принципы организационно-установочного характера, которые являются условиями, при которых вообще возможно формирование знания о системе функций права.

Первым из них должен быть признан принцип научности, который предполагает опору на позитивное (в широком смысле слова) понимание права в его проявлениях, эмпирических фактах, а не в его сущности. Он также связан с требованием элиминирования из процесса систематизации функций права идеологических компонентов.

Одним из базовых для систематизации функций является принцип системности, который содержит требование представлять функционирование права в целостности, определенной системообразующими функциями. Важные стороны системности функций права отражены в принципах полноты, органичности, целеориентации, дополнительности, полифункциональности, дифференциальности.

Далее рассмотрены принципы, которые характеризуют право уже не в контексте системности, а с точки зрения выраженности в его функциональной характеристике универсальных закономерностей и свойств, присущих всяким социальным процессам и образованиям. Речь идет прежде всего о принципе категориальности, принципе диалектической связи функций права, принципе единства исторического и логического, принципе единства актуальности и потенциальности.

Наконец, рассмотрена группа принципов, которые характеризуют отдельные функции права и их систему с точки зрения содержательной определенности. В нее включены и изучены принципы конкретности, самоценности, сопряженности с функциями государства, одним из центральных принципов для определения содержания и сущности функций права.

Рассмотренные, а также и иные принципы систематизации функций права находятся в сложном единстве. Их содержание находится в соотношении, так сказать, «взаимопересечения», что в идеальном случае позволяет устранять возможные «пустоты» в системе функций.

Установлено, что основой систематизации должно быть различение сущностных и производных функций, что позволяет, с одной стороны, сформировать содержательное ядро понимания права в его динамическом аспекте, а, с другой стороны, сформировать богатую теорию функций права.

В третьей главе«Функциональность в контексте основных типов правопонимания» - функциональный анализ права связывается с многообразием его субъективных трактовок. Выделение сущностных функций права характерно для любого типа правопонимания. Поэтому важно выяснить, насколько разнообразными будут трактовки указанных функций в контексте разных типов понимания права. В то же время следует предположить, что качественно самостоятельный тип правопонимания должен характеризоваться отличительной сущностной функцией (или функциями).

В первом параграфе - «Функционирование права в контексте юридического понимания» - устанавливается смысловая связь между позитивистским пониманием права и его функциональной интерпретацией.

В основе позитивистской традиции лежит научно-организационный подход, право рассматривается как явление не только действительное, но и эмпирически исследуемое.

Целью действия позитивного права, как нормативно-ценностный предел его устремлений, являются интересы государства. Это наиболее распространенная характеристика юридического правопонимания. Вместе с тем, данный подход имеет значительное число дополнительных трактовок в рамках и утилитаризма (И. Бентам), и нормативизма (Г. Кельзен), и лингвистической теории (Г. Харт), и юридического реализма (О. Холмс), и социологического позитивизма (Р. Иеринг, Р. Дворкин), и теории справедливости (Дж. Роулс).

Позитивистское правопонимание характеризует право как государственный интерес, что позволяет относить к направлениям действия права властное принуждение, выражение государственного интереса, установление и поддержание связи индивида с конкретным государством и его институтами. Для данного подхода предполагается, наряду с легализующей функцией права, признание функции уравнивания перед законом и функции ответственности власти. В рамках анализа данной функции затронута проблема правового закона.

Выяснено, что возможно разделение такого направления действия права, как выражение государственного интереса, на две группы функций. Первая относится к стандартной модели государства, вторая - к интересам классов и элит. К функциям первой группы относятся: функции дифференциации (распределения) государственной политики, фиксирования опыта властвования и его обмена, типизации власти, персонификации государства, трансформации (политизации) социальных норм. Все перечисленные функции позитивного права придают правовой характер государственной власти.

Ко второй группе функций следует отнести: функции политической самоидентификации общества, стабилизации кризисных (революционных) процессов, коммуникации признанных властью правовых ценностей, идеологическую функцию права.

Дальнейшее развитие юридического позитивизма имеет, как минимум, два пути развития, что, несомненно, отразится на функциональной характеристике права. Во-первых, весьма популярен нормативизм Г. Кельзена, у которого сущность государства полностью выражена через юридическое право. В функциональном контексте это приводит к смене направлений действия права и его функций. Во-вторых, наблюдается сближение двух противоречивых подходов к пониманию права - юснатуралистического и позитивистского, что может служить началом для формирования еще одного типа правопонимания.

Во втором параграфе - «Функционирование права в контексте естественно-правового понимания» - устанавливается смысловая связь между юснатуралистическим пониманием права и его функциональной интерпретацией.

Классическая школа естественного права уходит корнями в работы античных мыслителей и средневековых схоластиков. Ее главным постулатом являлось разведение естественного и позитивного права, как выражение противостояния интересов личности и нормативно-организованного общества.

Доктрина естественного права отражает лишь философский, но не практический характер концептуального учения. Понимание естественного права опирается на идею единых нормативно-ценностных принципов, господствующих в космосе, природе и обществе и способных служить мерилом справедливости норм, устанавливаемых государством. Важнейшей чертой естественного права является его универсальная нормативность, проявляющаяся в принципиальной, безличной и даже авторитарной форме его суждений.

Смешение идей естественной человеческой природы права и юридического позитивизма позволило выделить особые черты нового подхода к естественному праву: однообразность (по аналогии с правом народов, международным правом), стремление выразить естественно-правовой нормы через один, совершенный, общий для всех, обладающий высшей юридической силой, кодифицированный нормативный правовой документ (конституцию).

Конститутивная функция естественного права имеет смысл, если понимать его как нравственное право. Конститутивная функция естественного права выхолащивает саму идею правопорядка, так как она подменяется идеей высшей нормы, высшего правового авторитета. Благодаря данному направлению действия возможны функции самовоспроизводства и самосохранения естественного права как антипода позитивного права.

Высказано предположение, что в контексте юснатуралистического правопонимания системообразующей функцией естественного права (по содержанию) будет «естественная» функция.

Возможными направлениями действия естественного права можно считать самосохранение, репродуцирование, креативность индивидуальной правовой жизни. Именно такие направления действия, как непосредственно естественные для каждого человека, должны быть выбраны в качестве основы для функционального анализа.

Одной из своеобразных функций в контексте юснатуралистического правопонимания является функция декомпозиции, которая предполагает применение естественного права к простейшим элементам государства, т.е. к гражданам. Но функция декомпозиции, подменяя понятие естественного права на право человека, не может выступать системообразующей.

Системообразующей функцией по форме будет выступать социализация личности, а системообразующей функцией по содержанию - самоуважение личности.

Непосредственно связанной с ранее рассмотренными функциями естественного права является эйдологическая функция, которая предполагает реализуемую внутри действующего права идею права. Эйдологической функции естественного права достаточно близка идеологическая функция юридического права.

Далее произведен анализ гуманистической функции права, авторитетообразующей функции права, функции одухотворения человеческой жизни. Содержание данных функций совпадает с функциями, которые уже рассмотрены.

Особое внимание уделено функциональному анализу, осуществленному Ю. Хабермасом.

В заключение делается вывод, что абсолютизация правовых ценностей в контексте любой из трактовок естественного правопонимания означает, что ему не присущи дисфункции.

В третьем параграфе - «Функционирование права в контексте социологического понимания» - доказывается, что для понимания права в рамках социологического подхода важно понять не источник его воспроизводства и направления действия (позитивистское правопонимание), не его самоценность и феноменальность (юснатуралистическое правопонимание), а то, что оно - неотъемлемый признак, часть любой социальной системы, наделенный рядом функций.

Первоначальным вариантом социологической юриспруденции в ее классическом понимании является «юриспруденция интересов» (Р. Иеринг).

С некоторой долей условности в социологической юриспруденции можно выделить два течения - умеренное (Е. Эрлих, А. Леви-Брюль и др.) и радикальное, так называемый «правовой реализм» (К. Ллевеллин, Д. Фрэнк и др.). Сторонники обоих течений исходили из общей посылки о подвижности права, которое изменяется адекватно общественным отношениям.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»