WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Стратегическое значение Восточной Азии и всего Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) для США определяются военно-политическими и торгово-экономическими факторами. Уже сейчас на АТР приходится большая часть внешней торговли США, основными партнерами и конкурентами в котором являются Япония и КНР.

В военно-стратегическом отношении речь идет о нестабильности, быстро милитаризирующемся регионе с явно выраженным соперничеством нескольких крупных региональных держав при отсутствии в нем общей структуры коллективной безопасности по типу НАТО. В проведении подобной политики «стратегического равновесия» США опираются на своего главного союзника в регионе – Японию, а также на Южную Корею и Австралию, связанные с Америкой военно-политическими обязательствами.

Главная текущая проблема для США в регионе – ситуация на Корейском полуострове, во многом определяемая ядерной программой КНДР. Одновременно, долгосрочная проблема для США в регионе – возвышение Китая, перспектива его превращения сначала в регионального гегемона, а затем и в глобального конкурента Америки. Последнее обстоятельство влияет на корейскую политику США, заставляя Вашингтон сверять свои шаги с возможностями и желаниями Пекина.

После распада СССР Российская Федерация осталась державой первого порядка по размеру территории, природным ресурсам, военно-стратегическим возможностям, политическому престижу, позициям в международных организациях, влиянию в СНГ. Российская Федерация способна выполнять роль одной из великих держав как в мировом, так и региональном (евразийском) масштабах, в создании и функционировании механизмов глобального управления26.

Важным и увеличивающим свое значение остается азиатское направление внешней политики, где особо выделяется развитие дружественных отношений с Китаем и Индией, устойчивое развитие отношений с Японией, равноправное участие России в решении корейской проблемы.

В целом в Азии внешняя политика РФ направлена на обеспечение безопасности границ, поддержание стабильности в конфликтных зонах, особенно там, где они непосредственно примыкают к границам России, расширение экономического сотрудничества со всеми азиатскими государствами, невзирая на их идеологические пристрастия.27

Реальным стимулятором форсированного экономического развития и ускорения интеграционных процессов в Северо-Восточной Азии может быть энергетический фактор. Соединение российских месторождений нефти и газа с трубопроводами28, пролегающими по территории Китая, Монголии, двух Корей и Японии, в принципе формирует критическую массу для начала интеграционных процессов в регионе с участием РФ.

Внешнеполитическая составляющая национального интереса России в данной связи – участие в обеспечении международного контроля за распространением ОМУ и средств его доставки, а также участие в договорном процессе по сокращению ядерных и обычных вооружений. Ядерное распространение пока не создает прямой военной угрозы РФ, но в случае оснащения вооруженных сил Северной Кореи ракетно-ядерным оружием может возникнуть прямая военная опасность и для России.

Третья глава «Корейский полуостров в режимах безопасности и сотрудничества СВА».

После распада в 1991 г. СССР в Европе было ликвидировано противостояние двух лагерей, в то время как в регионе СВА оно остается. В частности, на Корейском полуострове это противостояние продолжается. США сохраняют военные гарантии безопасности Республики Корея на случай возможного конфликта с КНДР. Со времени войны 1950-1953 гг. на территории РК размещается контингент американских войск, и время от времени возникают небольшие военные конфликты в районе демилитаризационной зоны, на море, например, в мае 2002 г.

Одна из наиболее приоритетных целей во внешней политике Республики Корея - обеспечение долгосрочного мира на Корейском полуострове, достижение взаимного процветания Южной и Северной Кореи, и, тем самым, закладывание основ для окончательного мирного воссоединения. Корни сотрудничества в области безопасности между США и Республикой Корея глубоки и разнообразны.

Самая большая озабоченность Южной Кореи – это военная угроза со стороны Северной Кореи29. Около 2 миллионов военных противостоят лицом к лицу в демилитаризованной зоне. Перемены в системе баланса сил и устройстве СВА также могут представлять собой угрозу для Южной Кореи.

С момента прихода к власти Ким Дэ Чжуна в 1998 году Южная Корея проводила политику «солнечного тепла» по отношению к Северой Корее. Правительство под руководством Но Му Хена, ставшее преемником правительства Ким Дэ Чжуна, продолжало проводить ту же политику. Цель политики «солнечного тепла» заключается в том, чтобы вдохновить Северную Корею и сподвигнуть ее средствами взаимных обменов и сотрудничества к проведению политики «открытости» и реформ.

Со времени первых действий со стороны Северной Кореи в нарушение Женевского Соглашения 2002 года, в северокорейском ядерном вопросе произошло множество поворотов, кульминацией которых стало ядерное испытание, проведенное Северной Кореей 9 октября 2006 года.

Центром ядерной инфраструктуры КНДР является Нёнбён, где расположены действующий газографитовый урановый реактор мощностью 5 МВт, исследовательский реактор советского производства, находившийся с самого начала под гарантиями МАГАТЭ, а также производственные и исследовательские лаборатории по обогащению урана. Там же сконцентрированы недостроенные объекты ядерной инфраструктуры: ядерный реактор на 50 МВт, способный нарабатывать плутоний на 10-12 ЯВУ в год, а также комплекс по извлечению плутония.

Совместное Заявление, принятое 19 сентября 2005 г. в ходе шестисторонних переговоров в Пекине, явилось прорывом, определившим основные принципы и направления решения северокорейской ядерной проблемы. Северная Корея торжественно взяла на себя обязательство отказаться от ядерного оружия и существующих ядерных программ раз и навсегда в обмен на пакет гарантий безопасности, подкрепленный нормализацией двусторонних отношений и энергетической и экономической помощью.

В ходе шестисторонних переговоров 13 февраля 2007 г. в Пекине стороны приняли совместный документ, содержащий договоренность о первоначальных действиях по реализации Совместного Заявления от 19 сентября 2005 года 30.

Значение последней договоренности заключается в том, что шесть сторон будут продвигаться в сторону реализации Совместного заявления от 19 сентября 2005 года и будут предпринимать реальные шаги в целях денуклеаризации Северной Кореи – прекращения ядерных программ.

Ядерный потенциал является в руках Пхеньяна рычагом, выступающим единственным средством воздействия, и в него инвестировано значительное количество ресурсов. Поэтому Пхеньян не откажется от ядерного потенциала до тех пор, пока не получит заслуживающего его доверия альтернативного предложения31, которое помогло бы решить все его проблемы в сферах безопасности и экономики, или, другими словами, пока предлагаемая «страховая премия» не превысит цену возможной катастрофы, которую она покрывает.

Существуют шансы для дипломатического урегулирования северокорейской ядерной проблемы. Несмотря на вызывающие и провокационные действия со стороны Северной Кореи, она подтвердила вновь ее приверженность процессу денуклеаризации. Другой причиной для осторожных надежд является чрезвычайная экономическая ситуация в Северной Корее и ее неспособность эффективно запустить экономическую машину своими силами без посторонней помощи. У режима нет будущего без восстановления экономики. Даже при условии обладания руководством КНДР всем доступным ядерным оружием и плутонием, в Северной Корее наступит коллапс под тяжестью проблем экономики.

Возможности укрепления режима безопасности в регионе связаны с процессом трансформации этого режима - от конфликтной стадии через режим безопасности к высшей стадии – к сообществу безопасности. В отличие от Юго-восточной Азии, которая прошла путь от конфликтной формации к режиму безопасности, региональный уровень безопасности в СВА, которой длительное время была присуща биполярность, в настоящее время всё еще остается конфликтной зоной.

Перспектива того, что Восточная Азия, либо АТР в целом, будут способны сформировать сообщество безопасности в обозримом будущем, достаточно мала. Для достижения сообщества безопасности в регионе требуется разделение взглядов на статус-кво в соединении с общностью культур и/или развитостью институциональной системы.

В регионе СВА общность культур не столь велика, институты находятся в зачаточном состоянии, но при этом наблюдается разделение общих взглядов и общность интересов в сфере экономического развития. Отсюда и изменения в формуле международной безопасности. Если раньше это была «безопасность на основе баланса сил» двух военно-политических блоков, то теперь речь идет о новом виде безопасности – безопасности через развитие. Вызовы глобализирующейся экономики и политики побуждают сегодня думать о следующем этапе развития понятия азиатской коллективной безопасности – безопасности через сотрудничество в развитии32.

Исходя из изложенного, можно сделать следующие выводы:

1. Для мирного урегулирования ядерной проблемы КНДР, необходимо анализировать данную проблему как на уровнях: государство, регион, мир в целом, так и в таких аспектах, как военный, политический, экономический, экологический, социологический. Все это будет способствовать достижению успешного результата в процессе решения ядерной проблемы КНДР.

Проблема региональной безопасности в СВА, включая Северокорейскую ядерную программу, сама по себе носит не только военно-политический, но и экономический характер, поэтому данный вопрос можно решить путем компромисса и многосторонних переговоров, а именно, путем десекъюритизации.

В регионе СВА до настоящего времени выражаются последствия холодной войны в существовании противостояния политических режимов, в присутствии солдат (около миллиона) в районе демилитаризованной зоны, в отсутствии стабильных дипломатических отношений между двумя государствами корейского полуострова, между Северной Кореей и США и Японией. В частности, без нормализации отношений с США невозможно участие Северной Кореи в международном мировом сообществе, в том числе, на мировом рынке.

В дальнейшем, в условиях преодоления негативных последствий «холодной войны» и установления нормальных отношений между странами в регионе СВА, возможны варианты создания обновленной региональной системы безопасности и сотрудничества, включая модернизацию шестистороннего механизма и превращения его в новую региональную структуру безопасности. В целях укрепления мира и создания стабильности необходимо обеспечить обстановку взаимного доверия и контроля за выполнением своих обязанностей каждого государства этого региона.

2. При создании обновленного регионального режима безопасности, необходимо учитывать существование соперничества на различных уровнях. На мировом политическом уровне единственная сверхдержава США проявляет заинтересованность в сохранении своего статуса гегемона в регионе и в предотвращении угроз своему статусу со стороны региональных держав, прежде всего Китая. Одновременно сохраняется историческое соперничество между КНР и Японией не только в сфере экономики и энергетических ресурсов, но и в сфере военных технологий и региональных международных отношений, включая ядерную проблематику.

3. Несмотря на опасные действия со стороны Северной Кореи, шансы для дипломатического урегулирования северокорейской ядерной проблемы сохраняются. КНДР по объективным показателям не может полностью выйти из процесса денуклеаризации. Другой причиной для осторожных надежд является чрезвычайная экономическая ситуация в Северной Корее и ее неспособность эффективно запустить экономическую машину своими силами без посторонней помощи.

Женевское Рамочное соглашение нарушено с момента объявления КНДР о выходе из ДНЯО и размораживании северокорейской ядерной программы 2002 г. Ядерное испытание, проведенное КНДР 9 октября 2006 г., усложнило ситуацию на Корейском полуострове и переговорный процесс по нормализации обстановки.

Ядерный потенциал является в руках Пхеньяна рычагом, единственным средством воздействия, в который инвестировано значительное количество ресурсов. Поэтому Пхеньян не откажется от своего ядерного потенциала до тех пор, пока не получит заслуживающего его доверия альтернативного предложения, которое помогло бы решить все его проблемы в сферах безопасности и экономики, или, другими словами, пока предлагаемая «страховая премия» не превысит цену возможной катастрофы, которую она покрывает33.

Прогресс, достигнутый в ходе последних раундов шестисторонних переговоров, дал импульс продвижению процесса денуклеаризации. В сентябре 2005 г. шесть участников переговоров договорились о плане по денуклеаризации Корейского полуострова. В феврале 2007 г. шесть сторон приняли план по осуществлению конкретных действий. В октябре 2007 г. достигли договоренности о мерах второго этапа по осуществлению денуклеаризации Корейского полуострова мирным путем.

Значение последних договоренностей заключается в том, что участвующие в шестистороннем переговорном процессе стороны приступили к практическому осуществлению мер по денуклеаризации Северной Кореи – прекращению ядерных программ.

4. В формировании новой архитектуры азиатской безопасности большое значение имеет вопрос о том, кто возьмет на себя интеллектуальную, политическую и финансовую инициативу в построении «Азиатского дома», на ком, следовательно, будет лежать основная ответственность за судьбу коллективной безопасности в Азии.34 Объективно экономический, военно-политический и интеллектуальный потенциал США может быть использован в плане реконструкции систем региональной безопасности. Одновременно активное и конструктивное участие России, Японии, Китая, РК усилило бы данный процесс.

5. В ходе шестисторонних переговоров обозначится первый значительный многосторонний подход к ответам на вызовы и разрешению проблем общей региональной безопасности. Дальнейшее продвижение переговоров будет позитивным стимулом для создания многосторонней структуры совместной безопасности в Северо-восточной Азии – сообщества безопасности СВА. Несмотря на взлеты и падения, в ходе шестистороннего процесса был дан четкий импульс к денуклеаризации Корейского полуострова. Решение корейского вопроса и мирное урегулирование северокорейской ядерной программы – сложный и длинный процесс. Тем не менее, необходимо прилагать все усилия для установления взаимного доверия и нормальных отношений.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»