WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

1) Теория комплекса региональной безопасности (Regional Security Complex Theory, RSCT)12 позволяет провести анализ концепции безопасности и определить новую структуру безопасности, в том числе оценить относительный баланс тенденций регионализации и глобализации на примере Корейского полуострова.

2) Проблема безопасности на Корейском полуострове включает в себя последствия “холодной войны” и нераспространение ядерного оружия, средств доставки этого вида оружия на территории сопредельных государств. Возникает потребность комплексного анализа регионального и глобального уровней безопасности «корейского вопроса».

3) В интересах стабильности и безопасности Корейского полуострова потребуется нормализация всего комплекса двухсторонних отношений между странами СВА, а также экономическая помощь Северной Корее.

4) Режим региональной безопасности в СВА может изменяться благодаря процессу десекьюритизации северокорейской ядерной проблемы в ходе шестисторонних переговоров.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии.

Во введении автор обосновывает выбор темы, ее актуальность, научную новизну, практическую значимость, степень разработанности, а также определяет цели и задачи исследования.

В первой главе рассматриваются такие вопросы, как концепции мира и безопасности, режим безопасности в региональном и глобальном контекстах, структура мировых сил, угрозы международной безопасности, различия между взаимодействием мировых держав на глобальном уровне и взаимодействием стран на региональном уровне СВА, социальные структуры анархии на региональном и глобальном уровнях, типология комплексов безопасности и основные вызовы в АТР и СВА.

Во второй главе исследованы интерпретации «безопасности» в таких странах, как США, КНР, Япония, РФ, РК, КНДР, внутренние и внешние потребности развития региона СВА, новая роль Китая и Японии в СВА.

В третьей главе автором проанализирован северокорейский кризис в региональном и глобальном контекстах, рекомендации по мирному урегулированию северокорейской проблемы, а также по реализации «режима безопасности» и «сообщества безопасности».

В заключении подводятся итоги и формулируются основные выводы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы, постулируются объект, предмет, цели и задачи исследования, анализируется степень разработанности изучаемой проблемы, определяется применяемый в диссертации теоретико-методологический подход, приводится краткий обзор источников и литературы по теме диссертации, характеризуется научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава работы «Основные вызовы XXI в. и режимы безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Экспертно-дискуссионное поле».

В свете проводимого исследования возможностей реализации «режима безопасности» и «сообщества безопасности» представляется целесообразным обратиться к некоторым конструктам Иммануила Канта, сформулировавшего теорию достижения «вечного мира» путем создания демократии и установления международного права. Традиционная концепция безопасности направлена на сохранение суверенитета и защиту национальных интересов государства в военном и политическом аспектах. В этой связи в главе рассматриваются некоторые традиционные подходы к определению концепции безопасности: реалистический, либеральный, неореалистический, коллективный.

По мере развития глобализации и углубления персонификации международных отношений13 увеличивается необходимость переоценки понятия безопасности на уровне индивида. В XXI в., в эпоху стремительно развивающейся глобализации, концепция безопасности включает в себя новые аспекты: экономический, социальный, экологический.

В мире с окончанием холодной войны «региональный уровень» установился более определенно, как место (locus) конфликта и сотрудничества государств и как критерий анализа для ученых, занимающихся исследованием современных вопросов безопасности14.

Глобальный уровень безопасности начала XXI в. представляет собой формулу: одна сверхдержава плюс четыре великие державы. В период «холодной войны» (и деколонизации) структура мировых сил стала представлять собой формулу «2+3»15: США и СССР – сверхдержавы, а Китай, Япония и Европейское сообщество становились великими державами. В первом десятилетии периода после «холодной войны» структура мировых сил сменилась на формулу «1+4», при которой оставалась одна сверхдержава - США, а Китай, Европейское сообщество, Япония и Россия становились великими державами.

В контексте анархической структуры, предполагающей наличие в комплексе региональной безопасности двух или более автономных единиц, структура и характер комплекса региональной безопасности определяются двумя видами отношений: отношениями сил и моделями дружественности и враждебности.

Многие регионы приостановились в состоянии конфликтной формации и пока не проявляют малейших признаков движения16. Наиболее мирные регионы те, которые стали центрированными, либо благодаря глобальной силе, либо благодаря созданным институтам. Центрирование, возникшее на институциональной основе, связано с трудностями, и это показывает пример современной Европы, Юго-восточной Азии и Южного конуса Южной Америки.

Комплексы региональной безопасности социально образуются членами комплекса в ходе смыкающихся друг с другом процессов (де)секьюритизации. Комплексы региональной безопасности могут изменяться благодаря изменениям в процессах (де)секьюритизации. Таким образом, предпосылки активизации формирования комплексов и их трансформаций лежат в процессах (де)секьюритизации в экономической, социальной, общественно-политической и др. плоскостях.

Чтобы создать региональный режим безопасности в регионе АТР, необходимо учитывать существование соперничества на различных уровнях. На мировом политическом уровне единственная сверхдержава США проявляет заинтересованность в сохранении своего статуса гегемона в регионе и в предотвращении угроз своему статусу со стороны региональных держав (Китая).

На региональном уровне продолжается историческое соперничество между КНР и Японией не только в сфере экономики в целях обеспечения благоприятной природной среды, доступности энергетических ресурсов, но и в сфере военных технологий и региональных международных отношений для предотвращения возникновения угроз, т.е. распространения ОМУ, в том числе ядерного оружия.

На внутринациональном уровне межкорейских и китайско-тайваньских отношений продолжают оставаться сложные задачи преодоления разрыва и достижения объединения мирным путем.

Сценарий подъема Китая, ориентированного на преобладающие ценности международного сообщества, облегчит управление системой «1+4» и ее существование и избавит соседние державы (Россию, Японию и Индию) от необходимости осуществления сложного выбора. Сценарий недружественного развития Китая может разрушить стабильность системы «1+4».

Вторая глава - «Режимы безопасности и сотрудничества СВА».

В Азии находятся две великие державы (Китай и Япония) и третье государство (Индия), главный кандидат на переход из статуса региональной державы в статус великой державы. Характеризуя ядерный статус государств, следует выделить азиатские государства по следующим категориям: а) три ядерных (де-факто и де-юре) государства -Китай, Индия, Пакистан; б) государство, претендующее на ядерный статус (КНДР); в) два пороговых ядерных государства (Япония, Южная Корея).

Азия несет свой собственный отличительный исторический багаж. За исключением Японии, Китая и Таиланда, все азиатские страны являются постколониальными образованиями.17. Причем, даже эти три страны находились в значительной степени под влиянием западного империализма.

В условиях продолжающейся конфронтации в СВА на Корейском полуострове, Япония продолжает стратегическое партнерство с США, оставаясь при этом партнером подчиненным и зависимым. Военная конфронтация времен «холодной войны» постепенно исчезает, что объективно создает возможности свободы действий для Китая, чей вес в регионе продолжает стремительно расти.

В процессе взаимодействия комплексов региональной безопасности Восточной Азии просматриваются два прогностических сценария18: Первый сценарий - с центрированием вокруг Китая, с использованием более ранних связей в сферах безопасности и сотрудничества между КНР и Юго-восточной Азией. Вторая версия – с центрированием вокруг Японии, уходящая корнями в модели экономических связей Восточной Азии, бурно развившихся в период 1980-х годов.

Одновременно с ориентированной на Японию экономической системой, существовал известный феномен «Большого Китая», в котором китайские сообщества Гонконга, Тайваня, Сингапура и других странах, играли лидирующую роль в продвижении торговли с КНР и инвестировании именно Китая, усиливая, таким образом, экономическую взаимозависимость между Северо-Восточной и Юго-Восточной Азией19.

Китай испытывал беспрецедентно быстрый экономический рост, создавший новые ресурсы, но одновременно ведущий страну к внутренней политической нестабильности. Правительственные мероприятия в отношении движения «Фалуньгунь», проходившие достаточно нервно и жестко, наводят на мысль о сохранении некоторых рисков относительно политического будущего страны.

На рубеже XX и XXI столетий политика Китая в сфере военной безопасности направлена на обеспечение условий реализации национальной стратегии развития, целью которой является достижение к середине XXI в. статуса великой державы, занимающей доминирующее положение в азиатско-тихоокеанском регионе и равной по политическому влиянию, экономической и военной мощи другим великим державам20. Реализацию этой стратегии в Китае связывают с усилением совокупной национальной мощи, главными факторами которой являются внутриполитическая стабильность, динамичный и устойчивый экономический рост, подъем уровня развития науки и технологий, поиск и освоение природных ресурсов и обеспечение доступа к мировым источникам сырья и энергии.

Стратегия Пекина в сфере безопасности направлена на предотвращение войны путем осуществления превентивных мер политического, дипломатического, экономического и военного характера, направленных на создание благоприятных условий вокруг Китая и уменьшения факторов нестабильности21.

В отношении военного присутствия США в азиатско-тихоокеанском регионе Китай занимает двойственную позицию. Признавая роль США как стабилизирующего фактора, Китай в то же время воспринимает наличие американских войск в регионе как проявление долговременной стратегии, призванной обеспечить доминирующее геостратегическое положение США посредством сдерживания роста национальной мощи Китая.

Китай стремится разрешить корейский кризис мирными средствами и при этом не допустить социально-экономического и политического коллапса КНДР. Смысл «корейской угрозы» для КНР состоит в возможности перерастания «корейского вопроса» в военный конфликт, в который Китай может быть вовлечен. Корейский вызов для Китая - удастся ли Пекину предотвратить негативный вариант развития ситуации на Корейском полуострове и сможет ли КНР воспользоваться корейским кризисом для усиления своих позиций.

Япония за последнее время изменила свою стратегию безопасности - от сдержанной политики самообороны, проводимой на протяжении полувека, она все активнее переходит к новой роли - государства, играющего возрастающую региональную и глобальную ответственность 22.

Политика безопасности Японии после Второй Мировой войны в большей степени была пассивной, в основном нацеленной на обеспечение обстановки стабильной региональной и международной безопасности, благоприятной для торговли и инвестиций 23. Для Японии это означало, что опираясь на США и используя американский военно-политический ресурс, она может таким образом поддерживать стабильность в Восточной Азии. 24 Японская послевоенная Конституция узаконила подобную специфику в известной в Статье 9 об ограничении военных сил.

В Основных направлениях японской программы национальной безопасности (National Defense Program Guidelines, NDPG25) от 2004 г. отражены такие вопросы, как новые условия среды безопасности, противодействие терроризму, более активная роль Японии в международных миротворческих операциях. Ключевым моментом Основных направлений программы национальной безопасности является упор на усиление союза с США, включая совместное развитие систем противоракетной обороны, активная работа и сотрудничество в разведывательной сфере.

Пока Япония продолжает интерпретировать 9 Статью как запрещающую действия по коллективной самообороне, это затрудняет способности Японии в полной мере участвовать в региональных и глобальных операциях и миссиях.

И все же было бы неверным трактовать новую позицию Японии как конфронтационную, или как возвращение к милитаристскому прошлому. Японская реакция на инциденты с участием Китая и Северной Кореи показывает, что ответы Японии на них с точки зрения международных стандартов не были достаточно жесткими. Фактически, усилия Японии противостоять этим региональным угрозам являются частью достижения целей восстановить статус «нормального» государства (Normal Nation) и защитить национальную безопасность и национальные интересы.

Основы американской глобальной стратегии были заложены еще в 1944-1949 гг., когда под руководством США сформировались две опоры западного сообщества – торгово-экономическая на базе Бреттон-Вудской системы и военно-политическая на базе НАТО, затем и других схожих союзов.

Адаптация американской стратегии к новым условиям постбиполярного мира началась еще при администрации Дж.Буша-старшего (1989-1993). В первом варианте пересмотра стратегии, предпринятого Белым домом в 1993-1995 гг., просматривалось новое видение глобализирующегося мира и роли в нем США. Вашингтонская стратегия «расширения и вовлечения» предусматривала замену прежнего «сдерживания» (коммунизма) распространением зоны свободных рынков и демократии.

Однако самые серьезные коррективы в «большую стратегию» США были внесены после трагических событий 11 сентября 2001 года. Операция «Иракская свобода» - первое серьезное испытание новой стратегической доктрины США: превентивная война против «государства-изгоя» с целью смены в нем политического режима. США надолго втянулись в военно-политическое присутствие в Ираке и фактически взяли на себя ответственность за его будущее.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»