WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

Лица с алкоголизмом I стадии (30 человек) составили 6,9 % от основной группы. В рамках этой группы мы выделили три варианта темпа формирования основных симптомов типичных для данной стадии алкоголизма. У лиц с малым темпом формирования зависимости (5 человек; 16,7 % от данной выборки) основные симптомы формировались в период 11—15 лет. Данная подгруппа была наиболее сложной в контексте диагностики и терапии, поскольку диагностика начальных форм алкоголизма вообще затруднительна в плане разграничения с проблемным пьянством. Диссоциированные компоненты алкогольного опыта для пациентов данной подгруппы были не выражены, на что указывают показатели DES – шкалы диссоциативного опыта (8,6±1,4), наиболее низкие в экспериментальной группе «алкоголизм I стадии». На наш взгляд, это обстоятельство связано с тем фактом, что при изначально гармоничном личностном складе, сравнительно небольшом опыте альтераций сознания и их равновесном качестве сформировать альтернативный алкогольный опыт (алкогольный «архив») невозможно даже за относительно продолжительный период времени формирования зависимости.

При тестовой алкоголизации (опьянение в присутствии экспериментатора) показатели DES незначительно возрастали, что отражалось и в других психометрических тестах, т. е. алкогольное опьянение (алкогольная альтерация) способствовала дезорганизации в когнитивной и поведенческой сферах, а не наоборот, как это наблюдалось в других экспериментальных группах у лиц со сформированным алкоголизмом.

В этом отношении данная подгруппа была сопоставима с соответствующими показателями контрольной группы (практически здоровые лица). Наиболее информативным клиническим показателем в данной подгруппе оказался параметр амнестических форм опьянения. Лица с высоким темпом формирования зависимости (19 человек 63,3 % пациентов из выборки «алкоголизм I стадии») при ретроспективной оценке отнесены к периоду формирования зависимости 15 лет. Их отличал наиболее ранний возраст (27,51±1,73 года) и наиболее раннее время появления первого опыта модифицированного состояния (алкогольного опьянения) среди всех обследованных пациентов (табл. 2).

Таблица 2

Первый опыт модифицированного состояния (алкогольного опьянения)

Время первого опыта алкогольного опьянения (ретроспективная оценка)

Алк. I

Алк. II

Алк. III

Алкогольные психозы

ПТСР и алкоголизм

Практически здоровые

10—15 лет

15 (50 %)

64 (30,5 %)

16 (30,8 %)

24 (37,5 %)

12 (15,4 %)

21 (25,6 %)

16—20 лет

10 (33,3 %)

104 (49,5 %)

24 (46,1 %)

32 (50 %)

39 (50 %)

42 (51,2 %)

21—25 лет

5 (16,7 %)

42 (50 %)

12 (23,1 %)

8 (12,5 %)

27 (34,6 %)

19 (23,2 %)

Всего пациентов

30

210

52

64

78

82

Подгруппа пациентов со средним темпом прогредиентности алкоголизма (6 человек; 20 % в выборке «алкоголизм I стадия») отвечала традиционным представлениям о начальных проявлениях алкоголизма. Основные сложности, отмечаемые для данной подгруппы, – это сложности диагностики, низкий показатель обращаемости за профильной помощью.

В клинической картине у лиц с высоким темпом формирования зависимости преобладали основные признаки сформированного патологического влечения к алкоголю в виде обсессивного влечения, сложности контроля над количеством употребляемого алкоголя, возросшей толерантности. Однако наиболее информативным клиническим показателем являлось качество алкогольного опьянения, его отчетливая поляризация. Категорический отказ от профильного лечения и поляризация опьянения в данном случае демонстрирует не только явную анозогнозию, но и фрагментацию личности (нормативная и алкогольная идентичность), показывающую противоположные паттерны аффективного и когнитивного реагирования, поведения, что указывает на сформированный алкогольный «архив», диссоциированный от обыденного, социально-психологического опыта.

Группа «алкоголизм II стадия» в нашем исследовании по численности (210 пациентов) была наиболее представительной – 48,4 % от всех обследованных в основной группе (n=434). Такое количество обследованных пациентов в целом отражает современные тенденции хорошей выявляемости данного контингента как скрининговыми методами, так и клиническим инструментарием, поскольку данные пациенты наиболее часто являются пользователями услуг наркологического сервиса. Время формирования основных симптомов зависимости в группе пациентов с алкоголизмом II стадии приходится на период 11—15 лет (39,5 %) и 610 лет (34,8 %). В этих подгруппах клиническая картина в целом соответствует классическим описаниям формирования алкоголизма. Обращает на себя внимание группа с наибольшей прогредиентностью (временной интервал формирования зависимости 1—5 лет, среднее значение – 4,25±0,84 года), в которой за относительно короткий период времени идентифицированы основные симптомы сформированного алкоголизма (II стадия). Этот темп формирования типичен для пациентов, относящихся к возрастной группе 31—35 лет, и не противоречит большинству отечественных и зарубежных исследований, касающихся взаимосвязи темпов формирования алкоголизма и возрастом пациентов.

Для объективизации клинических данных для лиц с синдромом отмены мы использовали «Шкалу состояния отмены алкоголя» (CIWAAr), которая, как правило, используется в скрининговых исследованиях. Максимально возможное количество баллов для данного скрининг-опросника – 67. Из 210 пациентов группы «алкоголизм II стадия» 162 пациента заполнили данный опросник непосредственно на момент состояния отмены (77,1 %). Средний балл по симптомам отмены составил 43,5±7,3. Данный балл соответствовал средней тяжести абстинентного состояния. При этом наиболее высокий средний балл по состоянию отмены фиксировался в возрастной группе 31—35 лет с высоким темпом формирования алкоголизма (1—5 лет) 36 человек (22,2 %, n=162). В данной выборке наблюдались наиболее высокие показатели по DES (16,88±1,86) и TAS – Тоpонтской шкалы алекситимии (80,0±0,3). Если показатели DES практически не изменялись при купировании симптомов отмены, то показатели TAS существенно снижались у пациентов этой группы (72,4±1,3).

Высокая положительная взаимосвязь между показателями TAS (Р<0,001; rs=0,7) и соматовегетативными симптомами состояний отмены, выявляемая в жалобах больных (шкала CIWA-Ar 43,5±7,3), а также между показателями TAS и тревоги (шкала Тейлора 36,42±4,84) с положительной корреляционной связью (Р<0,001; rs=0,3), позволила доказать тесную взаимосвязь между соматовегетативными симптомами, аффективными симптомами и алекситимией в состоянии отмены.

Клиническая картина состояния отмены складывалась из симптомов соматического и вегетативного спектра (F10.3). Подобные соматовегетативные симптомы сопровождались тревогой и аффективными расстройствами (высокие показатели по шкале Тейлора (36,42±4,84) и шкале депрессии Бека (28,8±6,2)). Однако, если соматовегетативная симптоматика в среднем купировалась при детоксикации к 7—10-му дню, то расстройства в аффективной сфере оставались интактными в течение 2—9 месяцев. При этом пациенты активно не высказывали жалоб на сниженное настроение, в то же время по шкале депрессии Бека регистрировались высокие показатели (26,4±4,6). Эти данные также подтверждают тесную взаимосвязь между аффективными нарушениями, соматовегетативной симптоматикой и ресоматизацией аффекта (алекситимия) на период состояния отмены.

При целенаправленном расспросе в данной группе пациентов (210 человек) было выяснено, что основная функция алкоголя на данном этапе – это не столько достижение какого-либо психотропного эффекта алкоголя, в частности, эйфорического, сколько достижение фармакологически модифицированного психофизиологического состояния комфорта (165 человек – 78,6 %), что находит отражение в психометрических показателях, в частности, DES и TAS. Так, при экспериментальном предписании алкоголизации в рамках психотерапевтических интервенций и использовании техники «психосенсорного моделирования алкогольного опьянения» мы наблюдали ожидаемое снижение показателей DES с 16,88±1,86 до 12,48±1,36 (р<0,05) и TAS с 80,0±0,3 до 76,4±2,8 балла (р<0,05), что является еще одним убедительным доказательством первоначальной гипотезы о тесной взаимосвязи таких компонентов, как диссоциация, аффективные нарушения (соматизация и ресоматизация аффекта) и соматовегетативная симптоматика. В клинической интерпретации данный факт подтверждается улучшением и нормализацией психофизиологических функций в состоянии опьянения у лиц со сформированным алкоголизмом. Определенную трансформацию можно наблюдать и относительно поляризации качества опьянения для данной группы пациентов.

Если для пациентов с I стадией алкоголизма демонстрирование брутальных форм опьянения, не выводимых из основных качеств личности, было типично только в подгруппе с высоким темпом формирования зависимости, то для пациентов со II стадией алкоголизма формы опьянения, ассоциированные с конфликтностью, агрессивностью, антисоциальностью, регистрировались в большинстве случаев (84,3 %) независимо от темпа формирования зависимости. Учитывая отсутствие в данной выборке («алкоголизм II стадии») пациентов с личностными расстройствами, данное обстоятельство можно было бы интерпретировать традиционно, как заострение (психопатизацию) личностных преморбидных черт. Однако в данной группе только 23 % (из 210 пациентов) обнаруживали акцентуированные черты характера. При подобной поляризации качества опьянения содержание трезвого периода (включая ремиссионный) оказывало существенное влияние на формирование устойчивого комплекса переживаний, связанных с чувством вины и стыда.

Группа пациентов «алкоголизм III стадии» в нашем исследовании по численности (52 пациента) была представлена 11,9 % от всех обследованных пациентов основной группы (n=434). Помимо стереотипов алкоголизации наиболее существенные изменения наблюдались в характере патологического влечения к алкоголю. Редукция психологической составляющей влечения (обсессивный компонент) и яркая представленность физиологических аспектов влечения к алкоголю закономерно отражалась в клинике алкоголизма на стадии исхода. Так, при использовании «Шкалы состояния отмены алкоголя» (CIWAAr) были отмечены высокие показатели по симптомам отмены (76,4±3,4), сопоставимые с показателями (CIWAAr) в группе «ПТСР, ассоциированное с алкоголизмом» (70,2±4,2). Компоненты компульсивности и их влияние на утрату количественного контроля в большей степени прослеживались в группе пациентов с запойным стереотипом алкоголизации. Именно в этой группе наиболее яркими являлись феномены личностной поляризации пациентов, равно как и флюктуирующий характер клиники алкоголизма.

При анализе клинических особенностей пациентов данной группы обращал на себя внимание факт тесной взаимосвязи между личностными изменениями и психометрическими показателями (TAS и DES). Так, в состоянии алкогольного опьянения в группе пациентов с циклическим характером употребления алкоголя показатели шкалы DES изменялись в сторону их снижения: трезвое состояние – 14,36±2,42; состояние опьянения (модифицированное состояние) – 11,2±1,32 (р<0,05). Та же закономерность отмечалась и по показателям TAS (76,4±3,4 и 72,8±2,4 соответственно; р<0,05). Это обстоятельство указывает на существенную модификацию самооценки пациентов в состоянии опьянения, с одной стороны, а с другой – на выраженную поляризацию личности в клиническом контексте. Действительно, при сравнительном анализе основных клинических характеристик пациентов I, II и III стадии при относительном сходстве критериев диагностики отмечалось постепенное смещение диагностических акцентов на эффекты поляризации личности (нормативная и алкогольная идентичность) и демонстрирование пациентами противоположных паттернов в поведении, в аффективном реагировании и когнитивном функционировании.

Лица с алкогольными психозами (64 человека) составили 14,7 % от основной группы (n=434). В рамках этой группы мы наблюдали два типа алкогольных психозов: алкогольный делирий (52 человека – 81,3 %) и алкогольный галлюциноз (12 человек – 18,7 %). В выборке «алкогольный делирий» были представлены пациенты со II стадией алкоголизма (20 пациентов – 38,7 %) и 32 пациента (61,3 %) на стадии исхода. Если для пациентов первой группы манифестация психоза была приурочена к состоянию отмены после длительной алкоголизации с отсроченным началом в 3—5 дней, то у пациентов III стадии манифестация психоза наблюдалась на выходе из запоя на фоне соматопсихической астении с интолерантностью к алкоголю (12 человек – 37,5 %) через 1—2 суток при «утилитарном» стереотипе алкоголизации (20 человек – 62,5 %). При детальном анализе в постпсихотическом периоде выявлялись высокие показатели по шкале DES (17,32±1,43) и сопоставимые с группой пациентов II и III стадий алкоголизма (без психоза по анамнезу) показатели TAS (68,3±2,7).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»