WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Нереференциальная ИГ с еден – это или ИГ в составе именного сказуемого или ИГ с еден в генерализующем значении. В последнем случае часто дается видовая характеристика объекта, как правило, уже введенного: Г-ѓа Снајдоска маршираше низ дворот разбркувајќи ги кокошките и беше вистинско чудо како може една кусичка, дебелка, љубезна жена толку многу да личи на опасен сабјозаб тигар (ХП-ОТ, 32)

Во второй части третьей главы сопоставлены высказывания на английском языке и их перевод на немецкий, македонский и русский языки.

Оригинальный текст написан на английском, так как именно в этом языке НА и слово «один» получают наибольшее расхождение. Высказывания взяты из романов Дж. Роллинг «Гарри Поттер и узник Азкабана» и «Гарри Поттер и потайная комната», а также из романа Д. Брауна «Код да Винчи». Выбор этих произведений объясняется, во-первых, их широкой известностью, следствием чего явился перевод этих книг на разные языки. Второй причиной стало то, что оригинал написан на английском языке, принятом нами, как уже было отмечено, за своеобразную точку отсчета.

В целом еден чаще всего (49,5 %) используется для перевода НА. Всего 12,3 % всех использований относятся к сочетанию one N. 7,3 % случаев, в которых еден используется для перевода НМ.

Если сравнить с переводом тех же высказываний на немецкий язык, то самой частотной оказывается ИГ еin N (62,9 %), так как НА и числительное в этой позиции формально не отличимы. Другие НМ используются всего в 1,2%.

В русском языке ИГ один N используется только в 12,5 % случаев, что указывает на меньшую функциональность «один» как показателя неопределенности. Доля использования «один» превышает долю использования других НМ, что может объясняться референтным статусом слова «один», а именно, слабой определенностью. В то же время в русском языке в 73% используются не детерминативы, а другие средства выражения неопределенности.

В сочетаниях с едни+(+Adj)+N, в которых еден часто соответствует английскому some+N. Как уже было сказано, some по замечаниям исследователей представляет собой эквивалент НА при существительном во мн.ч. Это делает вероятным предположение, что едни во мн.ч. также приближен к значению НА.

Наибольший интерес представляют сочетания еден+(+Adj)+N. Для нашего исследования существенны два типа соответствий: еден+(+Adj)+N=one+(+Adj)+N и еден+(+Adj)+N=a+(+Adj)+N.

Соответствие еден+(+Adj)+N=one+(+Adj)+N встречается в том случае, если есть смысловое ударение и еден не может быть опущено. Это подтверждается частым использованием «один» в русском переводе. Здесь речь идет о противопоставлении внутри класса предметов. «Один» может нести значение ограничения, подчеркивая единичность предмета, или может указывать на какой-либо неопределенный предмет из нескольких предметов одного класса. Выделяются существительные, обозначающие меру (47,2%), причем в нашем материале это чаще всего мера времени. Оne в случаях обозначения меры взаимозаменяемо с НА. Использование еден с показателями меры возможно рассматривать как показатель грамматикализации еден, так как именно сочетания с существительным меры является пограничным между НА и словом «один». Подтверждением этого можно считать и то, что в русском языке один в этом случае не используется. Исключение составляют случаи, в которых при помощи «один» подчеркивается ограниченность срока: в этом случае «один» и НА не могут взаимозаменяться.

Значения еден при соответствиях еден+(+Adj)+N=a+(+Adj)+N в ряде случаев совпадают со значениями НА. Среди возможных функций мы выделили количественную, интродуктивную, функцию генерализации и функцию усиления определения.

Функция усиления определения, то есть случаи, в которых еден относится к определению, а не к существительному, встречается при переводе не так часто, всего в 1% случаев, однако в этом случае еден соответствует НА.

При соответствии еден+(+Adj)+N=a+(+Adj)+N еден выполняет количественную функцию в следующих случаях. Во-первых, при соответствии сочетанию a single ‘единственный’ (2,4%). Во-вторых, при использовании ИГ с еден в позиции обстоятельства времени (14,6 %): a moment – еден миг, an hour – еден час. Его мы комментировали как синонимичный сочетанию one N. Использование еден в подобных случаях может свидетельствовать о его приближении к значению НА. В-третьих, при указании на меру или количество (4,7 %).

ИГ со значением генерализации встречаются редко, всего 4 %. При этом в русском языке показатель отсутствует, в немецком используется НА.

Наиболее частой является интродуктивная функция (73,3 %). Здесь при совпадении с НА еден свойственны оба референтных статуса – слабоопределенный и неопределенный. Особого внимания заслуживает сравнение с русскими НМ, встречающимися в этих позициях, так как в них референтный статус оказывается однозначным.

Чаще всего еден используется при указании на неопределенность предмета, встречающегося в повествовании только раз.

В русском языке в этом случае не используются НМ как показатели неопределенности. Показатели слабой определенности используются реже, чем показатели неопределенности. Лексические показатели неопределенности встречаются при переводе 7,3% ото всех высказываний с НА в оригинале. К ним относятся: какой-то (23,4%), чей-то (9,4%), некий (4,7%), другой (1,6%), субстантивные местоимения кто-то, один (9,4%), сочетание один (кто-то) из (10,9%) и, наконец, лексема один (40,6%).

Что касается значений один, то только в 23,4% один представляет собой слабоопределенное местоимение при существительном. При этом один используется для ввода предмета, важного для повествования.

НА переводится на русский язык чаще при помощи местоимений неизвестности (34,8%). Наши предположения об экспрессивной функции еден в ряде случаев подтверждается местоимением неопределенности в русском языке, выполняющем аналогичную функцию:

“And we’re not losing to Slytherin just because of a mad bludger!” (HP-CS, 128)

Не дозволувам да изгубиме од Змијолик само заради еден полуден боздоган! (ХП-ОТ, 149)

»und nur wegen eines durchgedrehten Klatschers wollen wir doch nicht gegen die Slytherins verlieren!“

Не хватало из-за какого-то мяча проиграть матч! (ГП-ТК, 239)

Еден в нереферентных ИГ соответствуют НА в значении генерализации. Часто встречается нереферентное употребление со значением экзистенциальности.

Грамматикализации подвергается еден в позиции показателя неопределенности в ИГ, то есть еден в значении НМ. Особенность еден в этом случае – способность образовывать форму мн.ч.

В составе ИГ еден может указывать на неопределенность существительного или усиливать значение местоимения или прилагательного.

Как правило, еден маркирует рему высказывания. Для грамматикализации еден наиболее благоприятной является позиция в конце высказывания. Если рема стоит в начале и ИГ с еден вводится объект, который в дальнейшем станет темой, то на еден падает смысловое ударение и еден не утрачивает лексического значения НМ. Если рема стоит в более типичной для нее конечной позиции, то еден утрачивает свое лексическое значение и может быть отброшено. Иначе говоря, позиций, благоприятных для грамматикализации еден больше.

Что касается использования еден в сравнении с английскими, немецкими и русскими эквивалентами, то здесь выделим следующее.

Выделенные нами употребления слова «один» имеют эквиваленты во всех четырех языках. Естественно, что в македонском переводе редко встречаются специфические особенности македонского еден (неначальная позиция в ИГ, сочетание с абстрактными существительными и существительными в форме мн.ч.).

В свою очередь близость еден к значению НА во многом подтверждается сравнением с английскими соответствиями. Во-первых, почти в половине случаев еден используется для перевода именно НА. Во-вторых, при употреблении еден наблюдаются те же значения, которые мы выделили как свойственные НА: значение генерализации, количественное и интродуктивное значения. В-третьих, при совпадении еден с НА еден свойственны оба референтных статуса – слабая определенность и неопределенность. Это соответствует неразличению статуса неопределенности и слабой определенности НА.

Рассмотренная классификация показывает многообразие семантических оттенков, принимаемых еден в зависимости от контекста. На наш взгляд, это свидетельствует о том, что еден пока не может быть названо чистым показателем неопределенности, обладающим только грамматическим значением. И неопределенность чаще всего передается при помощи контекста и позиции ИГ в предложении.

В заключении сформулированы основные итоги и выводы по всему содержанию диссертационного исследования, а также определены перспективы изучения проблемы становления НА в македонском языке.

В результате можно выделить следующие признаки грамматикализации лексемы «один» на формальном и на семантическом уровнях. На формальном уровне это безударность и регулярность употребления. На семантическом уровне признаками грамматикализации «один» можно считать появление функции генерализации и двойного референтного статуса.

Если применить эти критерии к НМ еден в македонском языке, то получится следующее.

1. Еден в составе ИГ часто безударно: ударение падает в том случае, если еден является числительным и подчеркивает единичность предмета, или при противопоставлении еден-друг.

2. Употребление еден нерегулярно.

3. Еден свойственна функция генерализации. Однако она проявляется не только при сочетании с конкретными, но и с абстрактными существительными, что является особенностью македонского языка.

4. Еден может быть как показателем слабой определенности, так и неопределенности предмета.

Все вышеизложенное дает основания говорить о незавершенности процесса перехода показателя неопределенности еден в НА.

Основные положения и результаты диссертации отражены в следующих статьях:

  1. Слово один как показатель неопределенности в русском языке // Житниковские чтения (VIII; 2007): Информационные системы: гуманитарная парадигма: Материалы всеросс. науч. конф., Челябинск, 20-22 февраля 2007 г. – Челябинск: Энциклопедия, 2007. 298 с. С. 35-39.
  2. Значения македонского еден при соотнесении с английским one и неопределенным артиклем // Проблемы филологии и преподавания филологических дисциплин: материалы отчетных конференций преподавателей, аспирантов, молодых ученых и студентов (2006 г.) / Перм.ун.-т. – Пермь, 2007. 328 с. С. 207-209.
  3. Функционирование один-числительного и один-местоимения в разных языках // Известия Российского государственного университета им. А.И. Герцена. № 20 (49): Аспирантские тетради: Научный журнал. СПб., 2007. 420 с. С.152-157.
  4. Левицкий Ю.А., Овчинникова Е.В. Актуализация, референция и дейксис // МОСТ (язык и культура) – BRIDGE (language & culture). – Набережные Челны: Изд.-во Набережночелнинского филиала Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А.Добролюбова, 2007. - № 20. – 82 с. С. 21-27.
  5. Боронникова Н.В., Овчинникова Е.В. Семантика и функции лексемы «один» в русском и македонском языках // Оломоуцкие чтения (XLIV, 2005). Оломоуц, 2006. С. 57-61.
  6. Значения слова один как показателя неопределенности в русском и македонском языках // Актуальные проблемы современной лингвистики: сб. материалов междунар.науч.-прак.конф. «Иностранные языки и литературы в системе регионального высшего образования и науки» (12 апр. 2006 г.), посвящ. 90-летию Перм. гос.ун.-та/ Перм.ун.-т; под ред. Н.С.Бочкаревой. – Пермь, 2006. – 216 с. С. 145-148.
  7. Использование лексемы «один» как определителя в русском языке в сравнении с английским (на материале книги J.K.Rowling «Harry Potter and the Prisoner of Azkaban» и ее перевода на русский язык) // Проблемы социо- и психолингвистики. Вып.10. – Пермь, 2007. С.130-137.
  8. К проблеме нулевого артикля) // Проблемы социо- и психолингвистики. Вып.9. – Пермь, 2007. С.139-145.
  9. Македонское еден как эквивалент английскому неопределенному артиклю и определителю one // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета: Научный журнал. 2.Киров, 2008.С.63-65.
  10. Бороникова Н., Овчиникова Е. Оценувачка компонента на значењето на заменката „еден “ во македонскиот jазик // XXXIV научна конференциjа на XL меѓународен семинар за македонски jазик, литература и култура (Охрид, 13-30 VIII 2007). Лингвистика. – Скопjе, 2008. С.
    Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»