WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В качестве примера безартиклевого языка взят русский язык. КОН в русском языке выражается при помощи различных средств, в число которых входит контекст, порядок слов, интонация, ударение, а также лексические показатели. Поле определенности-неопределенности в русском языке, по мнению В. Гладрова, имеет два центра. Первый центр линейно-интонационный, второй – центр местоименных детерминативов, причем второй характеризуется меньшей системностью. В число местоименных детерминативов, указывающих на неопределенность, входят местоимения некоторые, некий, какой-то, чей-нибудь, какой-либо и т.д. Центральное место среди показателей неопределенности занимает НМ один (Гладров, 249).

Один в русском языке может быть числительным, НМ и ограничительно-выделительной частицей. Что касается референтного статуса, то НМ один в русском языке имеет статус слабой определенности, т.е. «определенности объекта для говорящего, но не для слушающего» (Падучева, 87). Значение НМ один обретает только в сочетаниях с существительными, за исключением собирательных, вещественных, отвлеченных и имен собственных. Один-местоимение может занимать позицию или непосредственно перед существительным, или перед группой, состоящей из существительного и его определения, что совпадает с позицией детерминатива. В этом случае сочетаемость и значение НМ один, по словам К.Н. Мишиной, соответствуют сочетаемости и значению НА. Первичная функция НМ один – интродуктивная. Эта функция сближает один со значением НА. Неинтродуктивное употребление один возможно только во множественном числе. По наблюдениям В. Гладрова, один также может использоваться при существительных в генерализирующем употреблении, но при этом один выступает в значении частицы (Гладров, 250).

Во всех рассматриваемых языках слово «один» развивает целый ряд значений и является членом разных лексико-семантических классов, в связи с чем можно говорить об омонимии «один» в языке. В языках без НА общие значения «один» – значения числительного и НМ. В языках с НА – английском и немецком – наоборот, «один» при существительном обычно рассматривается как числительное. Такая однозначность скорее всего связана с фактом полного функционального расхождения слова «один» и НА. НА перетягивает на себя значение неопределенности, в «один» преобладает сема единичности.

Сопоставив особенности употребления НА в немецком и английском языках и слова «один» как детерминатива в русском, македонском и болгарском языках, можно сделать ряд выводов об использовании НА и «один».

Во-первых, детерминатив «один» в русском, болгарском и македонском языках, как и НА, стоит в начале ИГ. В немецком языке, особенностью которого являются рамочные конструкции, в состав ИГ могут входить даже другие существительные. В английском такого не наблюдается, зато есть исключение, при котором артикль в ИГ стоит после определения.

Во-вторых, общей чертой можно назвать сочетаемость НА и НМ «один». Использование определителя «один» в македонском и болгарском языках и НА с именами собственными является исключением и несет экспрессивный оттенок. НА не употребляется с неисчисляемыми именами существительными. В болгарском и македонском «один» может сочетаться с абстрактными существительными, при этом имеет генерализующее значение. В русском языке один как детерминатив не употребляется с именами неисчисляемыми и исключений из этого правила нет. НА в немецком и английском, так же, как и НМ «один» в русском, не употребляется с существительными в форме мн.ч. Исключений нет. В болгарском и македонском НМ «один» имеет форму мн.ч.

В-третьих, синтаксические позиции НМ «один» в македонском и болгарском языках во многом совпадают с характерными позициями НА. Македонское еден и болгарское един, как и НА, могут быть использованы в ИГ, входящей в состав именного сказуемого. При этом в македонском исследователями отмечается дополнительное экспрессивное значение. По мнению И.И.Ревзина, использование един в экзистенциальных предложениях свидетельствует о его грамматикализации. ИГ с показателями еден/един встречаются в составе приложения и сравнительного оборота, при условии, что данная ИГ является его центром. Для русского один эти синтаксические позиции не характерны.

В-четвертых, НА обладает интродуктивным, количественным и генерализующим значениями. Количественное значение является наиболее близким значению слова «один», что создает ряд трудностей. В немецком языке сложно отличить НА от числительного. В английском подобные сочетания с НА и с one называют синонимичными.

Если говорить о значениях один в русском языке близких к значениям НА, в первую очередь необходимо упомянуть интродуктивную функцию, характерную для один как НМ. При этом один указывает на известность обозначаемого для говорящего и неизвестность для слушателя и на дальнейшее превращение в объект, определенный для слушателя. В случае если это ожидание оказывается обманутым, ИГ с один приобретает дополнительную негативную коннотацию. Для македонского и болгарского языка также характерно интродуктивное значение «один».

В македонском и болгарском языках генерализующая функция свойственна «один» при употреблении его в сочетании с неисчисляемым существительным. Генерализующая функция в русском языке характерна для один-частицы. Несмотря на это, на наш взгляд, нельзя говорить о совпадении значений один и НА, так как один при этом является разными частями речи.

В-пятых, НА, по замечанию Е.В. Падучевой, может выражать как неопределенность, так и слабую определенность (Падучева, 92). НМ «один» в русском языке относится к слабоопределенным местоимениям. НМ «один» в болгарском и македонском может быть как показателем слабой определенности, так и неопределенности объекта. Это, на наш взгляд, тоже можно считать показателем его приближения к значению НА.

Третья глава «Анализ функционирования «один» в македонском языке» посвящена анализу семантики слова «один» в македонском языке. Здесь же приводится сопоставление показателя неопределенности «один» и НА в английском, немецком, русском и македонском языках.

Лексема еден может быть как субстантивом (числительное, или заместитель), так и адъективом (числительное, НМ, прилагательное). В нашем материале чаще всего встречается еден (83,2 %). Из них наиболее частотным можно назвать использование еден в ИГ еден+(+Adj)+N. Реже всего встречается еден как определитель в форме мн.ч. (0,5 %), при этом еден как субстантив в форме мн.ч. встречается чаще (0,8 %). Еден-субстантив чаще всего используется в сочетании еден од N (9,7 %).

ИГ с еден-адъективом условно имеет вид еден(+Adj)+N или еден(+N)+N. Эта группа находится в центре нашего внимания, так как именно здесь еден проявляет наибольшее разнообразие значений и оттенков. Еден в составе ИГ еден(+Adj)+N может быть числительным, прилагательным, НМ, а также может частично утрачивать свое лексической значение и выполнять роль НА. Главной определяющей семантики еден-адъектива является контекст, однако можно выделить типичные случаи употребления еден-адъектива, взяв за основу такие признаки, как наличие-отсутствие собственного ударения, сочетаемость еден с другими компонентами и его семантику. Также имеют значение несколько взаимосвязанных аспектов: тема-рематическая позиция, синтаксическая позиция и референциальный статус еден. При приближении к значению НА еден должно быть взаимозаменяемо с общей формой существительного. Случаи, в которых еден невозможно убрать без ущерба для значения ИГ, могут рассматриваться как те, в которых еден сохраняет лексическое значение.

Ударным еден становится в случае выраженного противопоставления внутри класса предметов. В случае с еден-числительным это противопоставление другому числовому значению, в случае с еден-местоимением это противопоставление местоимению друг. Ударность предполагает возможность присоединения ОА. Присоединение ОА к слову еден распространяется на выбор из двух возможностей, т.е. с существительным, обозначающим один из парных предметов – рука, нога, сторона и т.п.

В случае безударности еден в группе вида еден+Adj+N НМ еден может относится как к существительному, так и к его согласованному определению. Во втором случае еден служит для усиления признака. Количество слов, с которыми еден выступает в этой роли, ограничено. Это местоименные прилагательные таков, ваков, ист, друг, цел, а также качественные прилагательные, среди которых выделяются два обширных семантических класса: «типичный» (обичен, доста раширен, вистински, типичен и др.), «исключительный» (силен, голем, длабок, недостижен, нов, урнебесен и др.). Кроме того, можно отметить прилагательные в сравнительной степени. При этом на существительное ограничений не накладывается.

В сочетаниях, в которых еден относится к существительному, на существительное также не накладываются какие-либо ограничения. Особенностью еден, которую необходимо подчеркнуть, является способность сочетаться с неисчисляемыми существительными: в этом случае еден выполняет функцию генерализации.

Сочетания с еден встречаются во всех возможных синтаксических позициях: в составе подлежащего, сказуемого, дополнения, обстоятельства, определения и приложения, обращения и уточнения. Наиболее характерная позиция для сочетаний с еден – позиция дополнения и обстоятельства. Во многом это связано с тема-рематическом членением предложения. По замечанию Ю.А. Левицкого, «наибольшую коммуникативную значимость приобретают наименее обязательные с точки зрения формального членения компоненты» (Левицкий: 2003, 271).

В качестве дополнения еден может иметь интродуктивное значение: Во огништето завршуваше крајот на едно дрво. Дрвото прскаше искри... (НС, 76)

Интродуктивная функция еден также связана с синтаксической позицией подлежащего. В качестве подлежащего сочетаниям с еден часто свойственен инвертивный порядок – то есть подлежащее стоит после сказуемого. Так чаще всего вводятся предметы, важные для дальнейшего повествования – инверсия помогает подчеркнуть вводимый предмет. Иначе при помощи еден чаще всего маркируются предметы, встречающиеся в повествовании лишь однажды.

В нашем материале генерализующее значение еден чаще всего встречается в позиции дополнения: Во последно време, сведоци сме на еден обратен процес на дехуманизација, кој ги зафаќа сите сфери на човековата дејност (ИХ, 7)

В составе предиката ИГ с еден встречается достаточно редко, всего в 11,6% случаев. Предикат предполагает указание на характеристику предмета, поэтому еден имеет значение генерализации, подчеркивая сигнификативную, признаковую сторону существительного. В этом случае еден приближается к значению НА.

При этом часто подразумевается сравнение. Оно возникает за счет существительного, которое обладает коннотацией: Ти си едно сонце една ѕвезда која му дава топлина на моето срце (http://bezljubov.blog.com.mk/)

В конструкциях второй группы, то есть еден+Adj+N еден со значением генерализации может относиться и к определению, а не только к существительному: Во тој момент со него беа еден голем број на учени луѓе и голем број на искрени луѓе (http://mk.wikipedia.org/wiki)

Еден, как правило, маркирует рему предложения. Новая информация вводится с опорой на уже известную, поэтому типичным расположением ремы является конец высказывания. ИГ еден(+Adj)+N может стоять как в начале, так и в конце высказывания, в зависимости от этого, на нее падает смысловое ударение.

Еден в начале высказывания является чаще всего НМ, так как в начале высказывания позиция ремы нетипична и сильнее нуждается в дополнительном маркировании показателем неопределенности, чем при вводе новой информации в конце предложения. В то же время, еден оказывается обязательным в том случае, если еден указывает на рему предложения и при его помощи вводится предмет, который в дальнейшем войдет в состав темы. Ср.:

Една мува зуеше на прозорецот низ кој навлегуваше сонце (ХП-УА, 274)

Една мисла му светна во главата (ХП-УА, 209)

Во втором случае еден несет чистое значение неопределенности и не может быть отброшено, тогда как в первом случае еден совмещает значения неопределенности и единичности и его отсутствие не изменит смысл высказывания.

Еден обладает двумя референтными статусами: неопределенный, когда предмет не известен ни говорящему, ни слушающему, и слабоопределенный, при котором предмет известен говорящему, но остается неизвестным слушающему. Среди нереферентных употреблений выделим экзистенциальное, когда объект остается не выбранным из числа участников, а также ИГ еден(+Adj)+N в составе предиката.

Слабая определенность может предшествовать знакомству с нововведенным предметом, а может просто указывать на то, что этот предмет известен говорящему. В последнем случае слабая определенность может иметь негативную окраску – с оттенком пренебрежения по отношению к упоминаемому предмету, как к нестоящему внимания: Госпоѓа Вера ни пронаjде и една тетка Гена (исто така мажена во Прага, ама цели педесет години, исто така Македонка) коjа ни правеше ручеци секоj втори ден (ВJ 2001, 101)

Значение слабой неопределенности наблюдается и в сочетаниях еден с именами собственными, где еден привносит экспрессивный компонент. Имя собственное обозначает единственный в своем роде предмет и не нуждается в дополнительной детерминации. Значения неопределенности и единичности оказываются излишними, и еден в этом случае призван подчеркнуть отношение говорящего к обозначаемому предмету. Как правило, в сочетаниях еден с именем собственным выражается экспрессивное отношение автора к обозначаемому лицу.

В ИГ со значением неопределенности еден, как и в случаях со слабоопределенными ИГ, может придавать имени значение исключительности, эминентности, используется для того чтобы подчеркнуть выдающееся качество предмета.

Еден может употребляться для выделения предмета среди других перечисляемых, в этом случае еден вызвано подчеркнуть необычность вводимого объекта, сфокусировать на нем внимание: Најдоа дупка од куршум на подот во салонот за гости, знаци на борба, малку крв, еден необичен кожен појас опточен со шилци и делумно потрошена ролна леплива лента (Кодот, 294)

Еден может использоваться при вторичном введении уже упоминавшегося ранее предмета. В этом случае чаще всего для наименования предмета используется другое существительное. Вторичная номинация чаще всего необходима для дополнительной характеризации предмета или его роли в конкретной ситуации. Вторичная номинация также может нести оттенок пренебрежения: «Лани добив официјално предупредување само за тоа што едно домашно џуџе го уништи десертот на тетка ми!» (ХП-ЗА, 43)

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»