WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

КОН представляет собой категорию, тесно связанную с процессом актуализации. При актуализации имя получает указание на такие свойства как известность-неизвестность обозначаемого объекта для говорящего и слушателя, его индивидуализацию-неиндивидуализацию, конкретизацию-генерализацию обозначаемого понятия – и все это при помощи выразителей КОН. Все перечисленные свойства, получаемые именем в процессе актуализации, так или иначе, определяют объем обозначаемого понятия. Все названные характеристики связаны с намерениями отправителя сообщения. Таким образом, определенность-неопределенность предмета в речи в первую очередь зависит от оценки высказываемого адресантом и от того, как он представит действительность в речи.

КОН оказывается тесно связана с категориями количества и качества. Определенность-неопределенность сочетает в себе степень конкретизации, индивидуализации и связанную с ней известность-неизвестность предмета речи говорящему и слушателю. Все эти свойства имени в речи оказывают влияние на определение объема понятия. Значение слова при употреблении его в речи конкретизируется, сужается, т.е. происходят количественные и качественные изменения.

Неопределенности свойственны в большей степени количественные характеристики: показатели неопределенности в целом характеризуются как количественные. В работе Ю.А. Левицкого, Э.Б. Погудиной, И.И. Шутовой «Система определителей» показатели определенности представлены как указательные, а показатели неопределенности как количественные. Авторы пишут: «Количественные определители дают возможность сузить объем понятия, связанного с данным словом, ограничить его определенной группой предметов (в предельном случае – одним)» (Левицкий и др., 26). Кроме того, НА, грамматический показатель неопределенности, произошел в большинстве языков от числительного со значением «один».

В.Б. Кашкин отмечает количественные функции НА, связанные с классификацией предметов как первичные, или центростремительные. Во вторую очередь формируются центробежные функции, которые уже связаны с качественными характеристиками объекта (Кашкин, 82). Это объясняется тем, что неопределенность предполагает возможность выбора, т.е. существование как минимум нескольких предметов, которые могут быть выбраны.

Что касается связи неопределенности и качества, то она объясняется склонностью неопределенности поддерживать сигнификативный компонент слова, представляющий основные характеристики обозначаемого объекта, которые в итоге составляют понятие. С этим связана и способность неопределенности выражать оценочное значение. В артиклевых языках чаще всего рассматриваются выражение оценки при помощи НА. Это также происходит при нетипичных его употреблениях – с именами собственными или абстрактными существительными.

В выражении определенности-неопределенности участвуют единицы всех языковых уровней: синтаксического (порядок слов, тема-рематическое членение), лексического, морфологического и фонетического (интонация, ударение). Основным средством выражения КОН именной группы является система детерминативов.

Чаще всего детерминатив обладает фиксированной позицией в начале ИГ. Он может быть отделен от существительного определением, но при этом редко сочетается с другими детерминативами (Гак, 160). В ряде случаев определители постепенно утрачивают лексическое значение и становятся «чистыми» грамматическими показателями, т.е. артиклями. Процесс перехода лексической единицы в грамматическую называется грамматикализацией (Майсак: 2001, 17). Впервые термин «грамматикализация» используется в работе А. Мейе «Эволюция грамматических форм» (1912). Теория грамматикализации получила развитие в 80-е гг. XX века в работах зарубежных ученых Дж. Байби, К. Лемана, Б. Хайне и др.

Подчеркивается, что грамматикализации в разных языках чаще всего подвергаются одни и те же лексемы (Майсак: 2001, 18). Артикли не стали исключением: ОА, как правило, образуется из указательного местоимения, а НА из слова со значением «один». Исследователи отмечают, что при грамматикализации сама по себе семантика единицы не меняется: происходит качественный переход. По словам Н.В. Востриковой «грамматикализация является мотивированным процессом. Значение исходных единиц подвергается переосмыслению, и в результате мы имеем дело с  более абстрактным значением, но тем не менее выводимым  из значения источника» (Вострикова: 2003). Так, в интересующем нас НА значение единичности и неопределенности, свойственные «один», остаются в грамматической семантике слова.

Грамматикализация элемента происходит постепенно, поэтому можно говорить о степени грамматикализации той или иной единицы. Две противоположные стадии грамматикализации – это лексическая единица и грамматическая единица, в нашем случае, местоименные показатели определенности-неопределенности и артикли. Поэтому в качестве точки отсчета можно взять различия между этими единицами. Ю. Крамский выделяет следующие различия между местоимениями как показателями определенности-неопределенности и артиклями. Во-первых, местоимение употребляется факультативно, а артикль как показатель КОН обязателен. Во-вторых, об артиклях можно говорить тогда, когда они начинают выполнять функцию генерализации. В-третьих, в отличие от местоимений, артикль – это всегда указание на объект плюс еще некий элемент, который изменяет значение слова. Местоимение внешне указывает на имя, не привнося нового в его семантику, тогда как артикль влияет на слово изнутри (Крамский, 63).

Артиклевая система образует грамматическое ядро категории определенности-неопределенности существительного. В основе артиклевой системы лежит оппозиция значений определенности-неопределенности. Наиболее традиционной является трехчленная система, включающая определенный, неопределенный и нулевой артикли. Формирование артиклевой системы чаще всего начинается с появления ОА, который противопоставляется существительному с нулевым артиклем (Hewson, 69; Кашкин, 79). Это является причиной того, что языки, в которых есть только НА, встречаются очень редко. Подобные случаи отмечены в работе Ю. Крамского: автор называет в числе таких языков турецкий, а также некоторые иранские языки (Kramsky, 110).

Семантика артикля определяется его функционированием в речи. По словам Г. Гийома, артикль – это «грамматическое слово, специально предназначенное для обозначения формы и величины расширенности имени» (Гийом, 158). Под расширенностью имени понимаются изменения, происходящие с понятием в речи: преобладание денотативного значения, которое Г. Гийом называет конкретизирующим интенсионалом, или сигнификативного значения – обобщающего экстенсионала соответственно. Д.А. Штелинг, рассматривая семантику артикля в функциональном плане, отмечает, что ОА представляет преимущественно денотативную сферу семантики, а НА и его значимое отсутствие – сигнификативную сферу.

Ю.А. Левицкий, говоря о функционировании артикля, отмечает его зависимость от функционирования языка. Два выделяемых уровня связаны с двумя уровнями мышления – конкретным мышлением, реализуемым через представления, и абстрактным, реализуемым через понятия (Левицкий: 2007, 126). Соответственно, выделяется две основных функции артикля – коммуникативная и «понятийная», или гносеологическая (Левицкий: 2007, 131).

Эти функции предполагают и соответствующие значения артикля. Понятийная функция предполагает обобщающее, или генерализующее значение, которое может быть присуще и ОА, и НА. Коммуникативная функция предполагает вводящее (интродуктивное) и количественное значение НА.

Вводящее, или интродуктивное значение подразумевает использование НА при первичном упоминании имени. Это значение появляется в процессе формирования НА первым (Кашкин, 82). Вводящее значение артикля оказывается задействовано при обозначении ремы высказывания. В этом случае на уровне текста многие исследователи говорят о катафорической функции НА, т.е. использовании его при введении в повествование новых персонажей или реалий (Кашкин: 2001; Кураков, Шульгина: 1986).

Количественное значение НА обусловлено его происхождением от слова один, что напрямую связывает его со значением количества. По замечанию В.Б.Кашкина, «функции современных артиклей не появляются на пустом месте, а связаны с исходной семантикой единицы» (Кашкин, 80). В процессе грамматикализации один теряет свое лексическое значение и статус самостоятельного слова. В ряде случаев происходит изменение его фонетического облика. Однако сема единичности сохраняется в грамматическом значении НА.

Одним из характерных свойств НА, проистекающим из значения единичности, называют невозможность его сочетания с неисчисляемыми именами существительными и существительными во множественном числе. По словам В.Б.Кашкина, отсутствие НА перед абстрактными существительными «вероятно, относится к универсальным тенденциям» (Кашкин, 84). В то же время в некоторых языках НА употребляется во множественном числе: например, существование формы множественного числа НА unos/unas в испанском языке (Чайковская, 5). Ю.Крамский включает в этот ряд некоторые полинезийские языки (Kramsky, 89). Эта особенность приписывается количественному значению НА, а также особому, близкому к признаковому значению данной группы существительных. И.И. Ревзин отмечает, что «имена, лишенные свободной исчисляемости (в узусе или даже в контексте) или жесткой ориентации на выражение числовых значений, не являются типичными именами, обладают теми или иными признаками других универсально-семантических категорий – «предикатов» (абстрактные имена в узком смысле и собирательные имена, родовое единственное число и множественное число с признаковыми значениями) или «эгоцентрических слов» (собственные имена)» (Ревзин, 213). Иначе говоря, употребление НА всегда связывается с дискретностью понятия. В то же время, многие исследователи утверждают, что НА может быть использован при неисчисляемом существительном в случае наличия определения в ИГ.

Обобщающее значение артикля формируется последним (Hewson, 85; Кашкин, 92). Так, Дж. Хьюсон противопоставляет интродуктивное и обобщающее значения и рассматривает их как две крайности, формирующие два противоположных поля НА. Причем развитие идет от интродуктивного значения к генерализующему (Hewson, 85). Отличительной чертой предложений, в которых встречается подобное функционирование артиклей, является частое использование, во-первых, настоящего времени глагола, во-вторых, частотность синтаксических конструкций c именным сказуемым. Б.А. Ильиш объясняет это тем, что настоящее время глагола более приспособлено для выражения общих характеристик, тогда как, например, настоящее перфектное время больше конкретизирует момент действия (Ильиш, 52). Помимо временной формы глагола, играет роль конкретизация времени и места при помощи дейктических указателей. Например, The dog has come home/Собака пришла домой и The dog is a domestic animal/Собака – домашнее животное. В первом случае, говорится о конкретной собаке, слово home конкретизирует место действия.

Обобщающее значение НА отличается от обобщающего значения ОА. Обобщающее значение НА подчеркивает, что утверждаемое распространяется на каждого представителя данного класса, в то время как обобщающее значение ОА указывает на расширение понятия до обозначения целого класса предметов. Например, A tiger is dangerous, говорится о том, что каждый тигр опасен. В аналогичной конструкции с ОА The tiger is dangerous речь идет о классе тигров в целом. П. Кристоферсен замечает, что обобщающее значение НА больше индивидуализирует предмет, чем обобщающее значение ОА, при помощи которого понятие предстает как единое целое. Доказательством служит невозможность использования НА в предложениях типа The motor-car has become very popular during the last quarter of a century/Легковой автомобиль стал очень популярен на протяжении последней четверти века (Cristophersen, 32).

Отношение говорящего к сообщаемой информации как характерная черта определенности-неопределенности ярко выделяется в семантике НА при нестандартных его употреблениях: например, перед именем собственным или перед неисчисляемыми существительными. Здесь исследователи отмечают появление экспрессивного компонента.

Что касается синтаксических особенностей употребления НА, то одним из устойчивых его свойств является сопровождение именного предикатива: I’m a socialist, of course/Я социалист, конечно. Здесь ИГ с НА обозначает не конкретный объект, а свойство, то есть преобладает сигнификативный компонент имени, указание на что вообще характерно для НА. Исключение составляют случаи, когда референт конкретизируется: Philip had been the hero of his childhood/Филипп был героем его детства.

Артиклевая система, как любая другая система, обладает общим значением, единой смысловой нагрузкой, которая не может увеличиваться или уменьшаться в зависимости от количества функционирующих в ней единиц. Однако она может распределяться между членами этой системы, наделяя их качественно большей или меньшей ценностью или значимостью, согласно терминологии Ф. де Соссюра. Таким образом, значение одного члена системы может быть рассмотрено только с учетом других существующих компонентов. Промежуточной стадией при переходе от безартиклевого выражения ОН к полиартиклевой системе является одноартиклевая система. Так, В.Б. Кашкин, обращаясь к истории развития трехартиклевой системы на примере нескольких европейских языков, заключает, что в этом процессе оппозиция нулевого артикля и определенного сменяется оппозицией нулевого артикля и определенного и неопределенного артиклей (Кашкин, 79). Особенностью одноартиклевой системы является то, что только один из членов оппозиции определенность-неопределенность выражен артиклем. Отсутствие показателей в этом случае обозначается термином общая форма существительного. Это порождает проблему разграничения понятий нулевого артикля и общей формы существительного.

Рассматривая значения нулевого артикля в языках с разным количеством артиклей, В.А. Виноградов пишет, что в языках с одним артиклем нулевой артикль является парадигматическим, а в языках с несколькими артиклями – синтагматическим. То есть в одноартиклевых языках нулевой артикль выражает значение, грамматический показатель которого в данном языке отсутствует: так, при наличии ОА нулевой артикль выражает неопределенность, при наличии НА нулевой артикль указывает на определенность существительного. В полиартиклевых языках нулевой артикль является «вариантом морфологического артикля» (Виноградов, ЛЭС, 46).

Большинство исследователей сходятся в том, что нулевой артикль, или «значимое отсутствие артикля», имеет значение полного или абсолютного обобщения. Поэтому нулевой артикль не обладает рядом свойств артиклей, имеющих формальное выражение. Таким образом, отсутствие артикля в том и в другом случае имеет разное значение, в связи с чем и используются разные термины: «нулевой артикль» и «общая форма существительного».

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»