WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Раздел 1.2. «Мотивы сказочного в прозе В. Кобякова как способ создания картины мира» посвящен рассказам и повести «Айдо» (1934). «Айдо» – первое значительное в хакасской литературе произведение прозы, отразившее процесс художественного освоения и возможности трансформации фольклорно-поэтического в литературно-реалистическое. Активное влияние традиций фольклора особенно сказалось на способах создания образа сироты, в разработке традиционных мотивов обездоленности героев, противопоставления героев, мотивов пути, встречи и других фольклорных изобразительно-выразительных приемов. Мотив встречи главного героя Айдо с разными людьми, как и сказочного героя, отправившегося в путь на поиски счастья, образует сюжет повести. Странствия Айдо в повести – способ показать процесс постепенного мужания сироты, формирования его личности в конкретной социальной обстановке реальной жизни хакасов того времени (начало ХХ в.), а смена мест, знакомство с людьми – способ обогатить его новым жизненным опытом, что делает сироту активной личностью, так, по словам Р.Т. Саковой, «постоянный для устной народной поэзии мотив превращения сироты в героя стал сквозной идеей хакасской литературы»8. Таким образом, два мотива – мотив пути и мотив встречи – позволили начинающему писателю показать личность активного героя в движении, становлении.

В разделе 1.3. «Освоение традиционных мотивов и образов в сюжетостроении прозы (повесть М. Кокова «Радостная встреча»)» исследуются традиции хакасской сказки в создании идейно-художественной структуры повести М. Кокова «Радостная встреча» («рiнiстiг тоазы», 1940). Мотив чудесного превращения нужен В. Кобякову для изображения того, как простой пастух превращается в уважаемого человека, – писатель не показывает развитие, а использует готовое клише из сказки, а знающие фольклор хакасы этому превращению верят. М. Коков обыгрывает необходимость подробного описания, учась реализму, и находит в то же время возможность именно в сказочном мотиве чудесного превращения показать то, что должно было произойти с литературным героем.

Наполненная романтическим пафосом повесть М. Кокова «Радостная встреча» соединила в себе особенности литературы соцреализма (изображение классовой борьбы, воспевание новой жизни, положительный герой – представитель беднейшей части общества) и фольклорные традиции, отраженные в сюжете, образной системе, речевой организации произведения. В контексте романтического обращения к фольклору в повести использованы архаические мотивы сказок (мотивы похищения, испытания). С фольклорной поляризацией связана система образов, портрет героев повести, по композиционному приему контраста описан быт прошлого и настоящего.

Таким образом, хакасская проза начиналась с освоения традиционной сказочной поэтики как одной из возможностей построения литературного сюжета. Авторов, конечно же, притягивала в сказках, особенно бытовых и волшебных, их резкие сопоставления добра и зла, своего и чужого, бедного и богатого и др. Притяжение к элементам сказочного сюжета здесь можно объяснить не только узнаваемостью сказочного содержания и его доступностью каждому хакасу, но и тем, что содержательность текста сказки совпадала с жизненными обстоятельствами – этапами борьбы за становление всего нового и светлого, что могло придти с революционным переустройством жизни хакасов на этапе 30-40-х гг. ХХ в., времени становления нового миропорядка.

Творчески целенаправленное обращение писателей к фольклорному материалу сказалось, прежде всего, в выборе героев – это социально обездоленные, невинно гонимые сироты, архетип которых заимствовался из образной системы сказочного фольклора. Писатели первых периодов, обращаясь к жанру сказки, ее выработанным веками мотивам и изобразительно-выразительным средствам, усиливают звучание темы своих произведений о становлении социально активной личности, способной к созиданию новой действительности. Противопоставление в сказках стало выразительным приемом в прозе 1930-1940-х гг., активным композиционным противопоставлением «своего» и «чужого».

Вместе с тем богатая эстетика сказочного представлялась начинающим писателям большим полем формирования их собственных творческих возможностей. Писатели проходили учебу создания характера, вовлечения его в сюжетное действо, градации, теперь уже социальной, героев между собой и т.д. И потому одновременно шел процесс отталкивания (не только притяжения) от заданности и прямолинейной описательности произведений фольклора. В этом двуедином процессе шло зарождение и становление прозы Хакасии.

В 1950-1960-е гг. в связи с обращением писателей к важнейшим этапам жизни хакасов (коллективизации, Великой Отечественной войне) героический эпос хакасов с его масштабностью, монументальностью, особой народной героикой, идеальным героем-алыпом и другими изобразительно-выразительными средствами оказал плодотворное влияние на создание первого историко-революционного романа Н. Доможакова «В далеком аале», и произведений, посвященных теме Великой Отечественной войны (роман И. Костякова «Шелковый пояс», повесть Г. Топанова «Орел») – все это рассматривается во второй главе «Фольклорная эстетика хакасской прозы 1960-х гг.».

Раздел 2.1. «Этнопоэтическое своеобразие первого хакасского романа Н. Доможакова «В далеком аале» посвящен исследованию первого хакасского романа «В далеком аале» («Ыраххы аалда», 1960). Н. Доможаков, опираясь на веками сложившиеся традиции народной поэтики, широко применил элементы фольклора в своем первом романе: мотив героического, качества героя-алыпа, мудрого старика, образ коня, народно-поэтические средства в описании портрета, картины природы, отражающие психологическую картину переживаний героев, пословицы, поговорки, сравнения и др. Эстетика народного, эпического отразилась в характерах Федора Полынцева, старика Хоортая, Сагдая, Сабиса, Эпсе, в основе своей положительных героев – в духе фольклорной героизации и идеализации они борются за народное счастье, справедливость, их судьба причастна к общей, народной судьбе.

Своеобразие романа в том, что этнореалии активно участвуют в изображении внутренней, духовной жизни человека, определяющей его трудовой, общественный и семейный статус, морально-этические законы его жизни. Писатель, опираясь на веками сложившиеся традиции народной этики, широко применил элементы фольклора в своем романе, впервые творчески (а не прямолинейно) синтезировал фольклорные средства и приемы изображения, что, действительно, свидетельствует о национальном своеобразии первого хакасского романа.

Раздел 2.2. «Эпические традиции в художественной системе хакасской прозы о войне (роман И. Костякова «Шелковый пояс»)» посвящен роману И. Костякова «Шелковый пояс» («Чiбек хур», 1966), также сконцентрировавшему в себе традиции, эпический стиль изображения.

Эстетика фольклора важна на всех этапах развития национально-стилевых традиций хакасской литературы, но особенно актуальной она оказалась в прозе о Великой Отечественной войне. Внешние идеальные черты главного героя Паскира соответствуют внутреннему героическому – волевой собранности, бескомпромиссности, твердости, смелости героя. Общее мнение о нем, как об исключительном человеке, выражено в сравнениях с алыпом – по определению хакасского эпосоведа В.Е. Майногашевой, сильным, «со светлыми мыслями, с чистым сердцем» богатырем хакасского героического эпоса9: «Паскир Сартыков – смелый алып». Если «…эпический герой с самого начала стоит по ту сторону всякого испытания; атмосфера сомнения в героизме героя в эпическом мире немыслима»10, то в романе идея испытания героизма и верности героя имеет огромное реалистическое значение. В романе «Шелковый пояс» война – средство испытания Паскира на соответствие изначально приписанных ему геройских качеств.

В образах своих героинь автор показал женщин разных национальностей, женщину-борца, женщину-мать – всегда активных, решительных, сильных духом, именно таких, каких требовал историзм романа – людей времен Великой Отечественной войны. Героические образы фольклора во многом определили романтичность героев «Шелкового пояса», но романтичность здесь не становится самостоятельным художественным методом, а составляет лишь национальную стилевую тенденцию. В романе И. Костякова эпические традиции и интерпретации главных мотивов фольклора – героического подвига, горькой женской доли, обращенности к фольклорным образам стариков, в контрастном изображении событий и героев, использовании этнографического материала – связываются с определенными жизненными проблемами – реализмом человека на войне.

В разделе 2.3. «Фольклорная поэтика в создании образа человека войны (повесть Г. Топанова «Орел»)» исследуется художественная концепция личности как человека Великой Отечественной войны. Ведущим героического сюжета в повести «Орел» («Хара Хус», 1970) является герой, близкий по структуре личности к эпическому герою. Сравнение главного героя повести Бориса Амзаракова с орлом (Хара Хусом) идет от фольклорных традиций, связывающих с образом орла представления о смелости, силе, ловкости – в нем сконцентрированы лучшие качества богатырей героических сказаний. Герой повести «Орел» – воплощение патриотизма, интернационализма, смелости, мужества, силы и т.д., имеющих непреходящий смысл во все эпохи для разных народов и поколений, живущих в их фольклорно-эпическом и затем в литературном творчестве. Писатель активно использует качества героев эпоса для изображения человека в реальных условиях экстремальной ситуации – Великой Отечественной войны.

Активная роль в повести принадлежит женскому образу. Национальная литература все активнее обращается к женским характерам, очевидно, как-то уже предвосхищая ее гендерное (ведущее женское) начало, которое придет в литературу России позже. С помощью архаического образа «двойника»-антипода писатель создает современный реалистический образ женщины-шпиона на войне – Элизы Крауль вместо погибшей советской разведчицы Нины Соловьевой.

В силу всего этого повесть Г. Топанова «Орел» характеризуется динамичностью, остротой сюжета, исключительностью ситуаций, внезапными поворотами в судьбах героев (побег советских воинов из фашистского лагеря, специально разработанная для поимки неуловимого разведчика операция «Мельница», встреча с Ниной Соловьевой, оказавшейся немецкой шпионкой Элизой Крауль, подрыв моста партизанами, взятие Хара Хуса в плен, его освобождение и т.д.). Герои постоянно испытываются на моральную и физическую прочность. Г. Топанов достигает типизации образа главного героя, творчески восприняв, прежде всего, эпические традиции. Изображение подвигов наполнено характерной для героического эпоса величавостью и грандиозностью, где преобладает свойственное героическому эпосу высокое изложение мыслей через речи героев, хотя и наблюдается тенденция к усложнению передачи мыслей посредством несобственно-прямой речи, внутренних монологов.

Таким образом, главные герои в произведениях 60-х гг. ХХ в. реализуют особенности эпического человека в фольклоре – исключительную красоту, силу, ум, ясность убеждений. Соответствие внешних идеальных черт и возвышенного внутреннего героического мира героев построено на традициях народного эпоса, а как герои художественных произведений они активно действуют, воюют и побеждают в реальных условиях Великой Отечественной войны. В этот период впервые в хакасской прозе появляется женский персонаж, образ которого не менее героичен, чем образ женщин-алыпов хакасского эпоса. Именно таких героев – мужчин и женщин – требовал типаж человека Второй мировой войны, писателями они рассматриваются как красивые, умные, сильные личности, не способные согнуться и покориться в условиях реальной войны. Хакасские прозаики 1960-х гг., несомненно, расширили изобразительные возможности хакасской прозы эпическими традициями – мотивом женской доли, эпическими качествами мужских и женских характеров фольклора.

В третьей главе «Фольклорно-мифологические образы и их творческое освоение в прозе 70-90-х гг. ХХ в.» рассматриваются символически многозначные мифологические образы, их трактовка в совокупности с другими этнопоэтическими средствами.

В разделе 3.1. «Идейно-эстетическая функция символических образов в повести М. Турана “Ветвистый тополь” исследуется повесть «Ветвистый тополь» («Пай тирек», 1981), в которой автор через мифологические образы и поэтику дерева попытался выразить характер времени в его всегда сложных, неоднозначных, нередко драматических отношениях с человеком. М. Туран в таком пейзажном образе видел возможность передачи глубоких философских мыслей о жизни. В такой функции пейзажа усилено его аллегорическое содержание – в повести важное место занимает образ дерева – могучего, ветвистого тополя. Хакасский литературовед В.А. Карамашева отмечает: «Несколько тополинных стволов, идущих от одного корня и образующих маленькую рощицу, навевают мысль о необходимости дружбы, единения, сплочения маленького народа»11. В уподоблении дерева человеку и его судьбе отражена архаическая форма мифологического мышления – олицетворение (одухотворение, очеловечивание) явлений природы. В повести образ могучего, ветвистого, крепкого дерева – олицетворение единства людей – дружных, сильных братьев из рода Пюктер, которые в годы кровавой классовой вражды и братоубийственной войны, действительно, не только сплотились как представители одного рода, но и явились полноправными участниками истории своего народа. Таким образом, образ дерева в повести символизирует крепость родовых устоев, идущих с древнейших времен, утверждает единство, силу человеческого рода.

В разделе 3.2. «Мифологизм историко-революционной тематики (роман К. Нербышева «У синих утесов»)» определяется своеобразие романа в освоении мифологических традиций. Образом единого пространственного континуума романа К. Нербышева «У синих утесов» («Кгiм хорымнарда», 1983) являются горы. Центр моделируемой автором реальности – Синие утесы – олицетворяющий образ родины, ее природы. Где бы ни была героиня романа Хызапыя Софоновна, в своих снах она часто видела их вершины и слышала голос богини Ымай. Слиянность топоса Синих утесов, образа родины, Ымай в сознании истинной коммунистки, решительного, твердого руководителя Хызапыи Софоновны позволяет говорить, прежде всего, о близости хакаса к природе.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»