WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Драматично и горько входит в творчество И. Кашежевой и тема войны. Поэтесса родилась в 1944 году, когда всенародная трагедия подходила к концу. Трагедия осмыслена Кашежевой в стихотворениях, посвященных Великой Отечественной войне. Ее стихи, посвященные войне, суровы, как бы спокойны и лишены традиционного пафоса. Ее стихи даже не о войне, а скорее о мире, в который вторгается война, неся смерть и разрушение. Сдержанность слога в стихах поэтессы усиливает их трагическое звучание. В них характерен эффект неожиданности, присутствия острого сопереживания. И речь не в богатстве воображения драматических военных событиях, а в цельности, точности художественного отображения войны. Кашежева показывает войну с позиции потомка, изучающего прошлое своей страны.

Что касается поэмы «Мой любимый цвет – красный», то мы считаем, что в ней отразились конкретные атрибуты идеологической направленности, общественного сознания, которые были реальностью в 70-х годах прошлого века. Вероятно, в то время поэма Кашежевой имела определенное воспитательное значение, так как в ней говорилось не о душевном состоянии одного человека (лирической героини), а об идеале, к которому якобы был устремлен весь советский народ. Красный цвет был одним из символов советского человека. Этот цвет озарял весь его путь, судьбу и привел его через драматические события истории к покорению космического пространства, к звездам, сделав его победителем космоса: «К звездам! – Сбыться мечте человека. К звездам! – Звезды на башнях Кремля, красным светом горят над планетой полвека. И года, и столетья пройдут, как созвездья добра, освещая планету, и потомки в грядущем, как мы присягнут пролетарскому, красному, нашему цвету». Эти строфы дают ключ к пониманию кашежевской поэмы.

В поэме Инны Кашежевой «Мой любимый цвет – красный» характер символического цветообозначения обусловлен стилистически и тематически. Это определяется философией поэтессы, ее художественной концепцией. У Инны Кашежевой красный цвет служит отправной точкой для выражения личного мировоззрения. И красный цвет, используемый ею в поэме, был для нее символом революции, борьбы, мужества, свободы, солидарности, обновления жизни, знаком единения.

У каждого талантливого поэта могут быть произведения этапного характера. Таким произведением и явилась для И. Кашежевой поэма «Мой любимый цвет – красный», в котором психологическое и эмоциональное состояние лирической героини выразилось наиболее своеобразно. Красный цвет у Кашежевой – это целая цветовая гамма, отражающая особенности описываемого, это часть ее души, внутренний мир того, кого она изображает. В поэме отразились существенные стороны той исторической эпохи, современником которой была сама поэтесса.

Сборник «Кавказ надо мною» (1973) и другие сборники отразили поэтическую зрелость и национальное своеобразие И.Кашежевой. Поэтесса писала во всех жанрах. Стихи, поэмы, баллады, песни присутствуют в творчестве поэтессы. Определились основные мотивы лирики Кашежевой: любовная лирика, гражданская лирика, пейзажная лирика и философская лирика. И. Кашежева сложилась в этот период и как художественный переводчик, переводя произведения кабардинских поэтов на русский язык. Благодаря переводам сама поэтесса еще в большей мере прониклась национальным сознанием, воспроизведя его средствами русского языка.

В третьей главе «Жанровое и стилистическое многообразие поэзии Инны Кашежевой» дается подробный анализ баллад («Баллада об украденной любви», «Баллада о былом», «Баллада о первом восхождении»), поэм («Правнуки Марсельезы», «Мой любимый цвет – красный», «Четырежды», «Репортаж из шестнадцатого века», «Машина времени», «Последний человек») и лирических посланий и посвящений.

Для современного литературного процесса характерно пристальное внимание к былым временам. Историческое прошлое народа и художественное осмысление его духовного опыта всегда имели свою актуальность, так как творчество немыслимо вне представлений о нравственных ценностях и идеалах.

Художественному и эстетическому мышлению Кашежевой всегда были свойственны острое ощущение истории, быстротекущего времени, а это требовало неустанного поиска лиро-эпических форм для выражения мыслей и чувств ее современников. Возможно, поэтому она и обратилась к жанру поэмы, которую иногда определяют как лирическую повесть или рассказ в стихах. Поиски ею твердых нравственных критериев добра, правды, человечности всегда были связаны для нее с острой потребностью понять, что же такое время, в жестких пределах которого проходит жизнь человека. Прошлое входит в настоящее, наполняя его тем или иным содержанием и, в конечном итоге, определяя будущее. В поэмах Кашежевой много лирических отступлений, из которых видна ее художественная концепция времени и судьбы людей на фоне собственной судьбы. И, хотя каждый человек неповторим, как и его судьба, все в мире повторяется: детство, юность, наступившая зрелость и даже самый итог жизни, горький в своей неизбежности - смерть. Все эти истины, старые и вечные, она обновляла личным постижением, жаждой понять мир, познать себя и быть понятой другими. Родство душ – одно из самых действенных форм связи людей и поколений, считала Кашежева. «Я за родство по душам, не по крови», – писала она. Художественным словом утверждала поэтесса и другую мысль: «Власть прошлого над нами велика. То, что произошло вчера или позавчера, с течением времени обретает новые черты…». Эти приметы былого, силой памяти и творческого воображения, обретшие свою новую реальность, определили тональность поэм И. Кашежевой «Четырежды», «Репортаж из шестнадцатого века», «Последний человек», «Машина времени». Они явились как бы определенным свидетельством времени и социальных процессов, произошедших в стране и в ее отчем крае. В них она обращалась к исторической памяти народа, извлекая из прошлого необходимые уроки, осмысливая их и переоценивая с позиции современности.

В многочисленных стихотворениях, посвященных друзьям, любимым поэтам раскрывается ее понимание этих высших человеческих ценностей – дружбы, любви, верности. Поэтесса Кашежева подчеркивала в своих стихах гармонию, красоту, свободу, лежащие в основе прочных связей между друзьями.

В этой главе рассматриваются и произведения И. Кашежевой, посвященные А. С. Пушкину, Москве, Ленинграду, реке Неве, К. Кулиеву, А. Кешокову и др. Существенное место в контексте поэзии Кашежевой занимает образ пушкинского Петербурга, содержащий мифоэпическое обобщение о судьбе поэта, его связях с городом. Пушкинский Петербург предстает в стихотворениях: «В белую ночь у Петропавловской крепости», «Капризы Ленинградского такси», «Чиновник десятого класса», «Черная речка», «Комендантская дача», «Запрети мне тосковать! Пушкинская няня» и др. У поэтессы нет стихотворений, в названии которых стояло бы имя любимого поэта. Образ пушкинского Петербурга вырисовывается в стихах Кашежевой через названия мест, связанных с именем любимого поэта.

Анализируются также художественные традиции и своеобразие кашежевских баллад, поэм, жанра лирических посланий, посвящений, эссе в свете новаторских исканий кабардинской литературы ХХ века.

Особое место в этой главе занимает раздел, посвященный особенностям стихосложения И. Кашежевой и его эволюции, потому что, этой очень важной и значимой темы исследователи не касались и нами впервые предпринята попытка приоткрыть существенные аспекты ее творческой мастерской. Тематика поэтического произведения, если поэт по-настоящему талантлив, властно диктует его ритмику, определяет выбор стихотворных метров, строфику и способы рифмовки. Рассматривая множество примеров, мы уже говорили о влиянии стихотворных размеров, рифмовки и различных орфоэпических приемов, которые, наряду с содержанием, оказывают суггестивное воздействие на читателей, мы прослеживаем, как эволюционировало стихосложение поэтессы на протяжении ее творческого пути. Показано что, начав с ритмики, близкой трибунным поэтам своего времени, во многом ориентировавшимся на В. В. Маяковского, то есть, как и многие талантливые поэты ее поколения, с поиска, который привел ее к блистательным открытиям в области рифмовки и ритмики, в заключительный период своего творчества, прервавшегося, к огромному огорчению тех, кто все-таки не отвернулся от поэзии, так рано, И. Кашежева в полной мере подтвердила слова Бориса Пастернака: «В родстве со всем, что есть, уверясь. / И сталкиваясь с ним в быту, / В конце нельзя не впасть, как в ересь, / В неслыханную простоту».

В лирических посланиях и посвящениях, в балладах, поэмах, эссе вполне прослеживается эволюция и формирование художественной индивидуальности Инны Кашежевой, путь, который успешно начался в 60-е годы ХХ века и продолжался до его конца. Для поэзии Кашежевой характерно единство национального, общечеловеческого и личностного. Через любовь к родному народу, его национальным обычаям и традициям, русскому и кабардинскому языкам и истории, культуре Отечества поэтесса приобщалась к подлинному чувству поэтических традиций. Философское осмысление многих онтологических вопросов определило новаторство ее художественного мышления и национальные принципы ее богатого воображения (поэма «Репортаж из шестнадцатого века»). Ее лирические послания, обращенные к Москве, Петербургу, известным поэтам Кабардино-Балкарии и России художественно-информационны и полнокровны. Излюбленными ритмами И. Кашежевой становятся те, что основаны на анапесте, ямбе и хорее, то есть ощущается явное тяготение к классической поэзии.

В заключении на основе анализа произведений И. Кашежевой, посвященных различным нравственно-этическим темам, сделаны выводы и обобщения, вытекающие из решения поставленных в диссертации задач.

1. Новописьменные литературы народов Северного Кавказа со второй половины ХХ века развивались в рамках художественно-эстетических традиций русской литературы. Кабардинская поэзия и ее лучшие представители (Али Шогенцуков, Алим Кешоков, Бетал Куашев, Адама Шогенцуков и др.) знаменовали собой открытие нового этапа в эволюции художественной мысли северокавказского региона.

2. И. Кашежева явилась одной из своеобразных и неповторимых личностей творческой интеллигенции Кабардино-Балкарии, что обусловило непреходящий интерес к ее поэзии, литературно-критической деятельности и переводам с кабардинского языка на русский язык. Первым обратил внимание на лирику И. Кашежевой народный поэт Кабардино-Балкарии Алим Кешоков. В газете «Литература и жизнь» (1962, 22 июля) он писал: «Ни одно стихотворение Инны Кашежевой, появляющееся в газете или журнале, не проходит незамеченным. Это добрый признак. И. Кашежева – кабардинка, но пишет по-русски, в ее поэзии счастливо сочетается великолепное знание русского языка с национальными красками своего народа».

3. На формирование творческого мастерства и поэтики Инны Кашежевой оказали влияние традиции устного народного творчества, основоположников кабардинской литературы и классической русской поэзии, особенно тех, именами которых она гордилась и называла своими учителями (Пушкина, Лермонтова, Алима Кешокова и Кайсына Кулиева). С Алимом Кешоковым и Кайсыном Кулиевым ее связывали глубокие духовные узы. К ним она обращалась с лирическими посланиями и писала о них глубокие эссе (О Кулиеве «Мне не хватало крыльев…», «Ах, бунтарь, философ, балагур!..», «Памяти Кайсына», эссе «Стихотворец из Чегема»; о Кешокове «Где-то у самых истоков…», «Урок кабардинского языка», эссе «Путешествие в молодость, или Один день с Алимом Кешоковым»). В этих произведениях И. Кашежева убедительно, искренне, ярко и эмоционально сказала свое слово об А. Кешокове и К. Кулиеве, об их влиянии на становлении ее поэтического мастерства.

4. В историю кабардинской литературы И. Кашежева вошла, прежде всего, как поэтесса, унаследовав художественные особенности национальной литературы и пафос русской поэзии – гуманизм как максимальное напряжение творческих сил художника, направленное к воплощению идеи, образов, почерпнутой поэтессой из действительности. Ее художественная индивидуальность, субъективный подход к изображаемому материалу нашли яркое отражение в ее поэмах большого внутреннего философского смысла «Мой любимый цвет – красный», «Четырежды», «Правнуки “Марсельезы”», «Машина времени», в балладах с драматической окраской «Баллада об украденной любви», «Баллада о былом», «Баллада о первом восхождении».

5. Лирический герой (героиня) И. Кашежевой – это наш современник, неповторимая личность, отстаивающая право на счастье, на любовь, на свободу, на память (поэма «Четырежды» о конкретном историческом факте XVI века: присоединении Кабарды к России в период правления Ивана Грозного, когда была предрешена личная судьба Марии Темрюковны, судьба самой поэтессы и кабардинского народа в целом). В одном четверостишии сказано об этом довольно лаконично: «Не вела меня дорога ровная, / не шумел вокруг весенний сад.… / Началась моя родословная / четыреста лет назад» (из поэмы «Четырежды»).

6. Традиционная тема любви и человеческой судьбы обретает в лирике Инны Кашежевой новое звучание и личностное художественное осмысление. Она не ограничивала себя традиционными мотивами элегического романтизма, а раскрывала их в новой поэтической манере, отталкиваясь от собственно духовного опыта, что обновляло ее эстетическое и художественное мышление. Лирику И. Кашежевой можно, по нашему мнению, выстроить в известный тематический ряд: «любовная лирика», «гражданская лирика», «пейзажная лирика» и «философская лирика». Данное разграничение носит условный характер и все эти качества, по нашему мнению, у поэтессы сливаются воедино («Моему поколению», «Осенний сад», «Запах», «Перемены», «Где-то ближе к Победе», «Отец мой – суровый горец», «Урок кабардинского языка», «Дом деда – наш родоначальник», «Первый приезд в Нальчик» и др.). Эволюция поэзии Кашежевой, в том числе и лирики элегической, есть путь от индивидуального к общему, от личного – к общественному, от человека – к родному народу («Памятью у прошлого украдены», цикл стихов «Об отцах и дедах», «В гостях у солнца», «Зеленая калитка», «Праздник в Каменномосте», «Горы! Горы! Вас надо любить…», «Вольный аул», «Кабарда», «Чабан», «Кафа», «Нальчикские улицы», «Там снеговые шапки…»).

7. И. Кашежева открыла для поэзии новые средства образной выразительности языка для изображения душевного мира своих национальных героев и героинь, обогатив поэзию Кавказа лирическими картинами природы, портретами времени, своего пути и ритмическим разнообразием стиха. Поэтому Камиль Султанов в своей статье «Инна Кашежева» писал: «Ее кавказские стихи весьма поучительны для поэтесс национальных республик и областей Северного Кавказа». Кайсын Кулиев восхищался не раз ее манерой письма – простотой и проникновенностью: так писать о горах могла только она: «Горы! Горы! Вас надо любить/ Как материнские любят морщины».

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»