WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

Как показало исследование, вступление к ЖЕ в редакции Василия составлено на основе вступления к Житию Димитрия Прилуцкого Минейной редакции, в текст которого включены фразы из вступлений к Житию Дионисия Глушицкого Основной редакции и Житию Варлаама Хутынского в редакции Пахомия Логофета. Собственно Василию принадлежат во вступлении только описание времени составления им ЖЕ с указанием имен царя, митрополита, архиепископа, а также перечисление имен монахов, по настоянию которых он принялся за жизнеописание святого, и строки о Маркелле, поведавшем Василию о "многих исправлениях святого". Столь же мозаичен и текст Похвалы. Ее начало совпадает со Словом похвальным Симеону и Савве Сербским, а затем со слов "…паки же всяческы к похвалению устремимся…" и до конца переписывается почти полностью Слово похвальное из Жития Димитрия Прилуцкого, Василием сделаны небольшие по объему вставки, вводящие псковский материал.

В главе "О рождении блаженного отрока" наблюдаются совпадения с Житием Варлаама Хутынского в рассказах о рождении и воспитании, строгом воздержании в юности, пострижении и начале иноческих подвигов Елеазара. В описании преставления Евфросина Василий использует краткое сообщение о кончине из Повести об аллилуйе, а затем почти полностью переписывает текст из Жития Дионисия Глушицкого. Отдельные фразы ЖЕ обнаруживают сходство с Житием Дионисия Глушицкого и в других частях текста. Таким образом, те части текста, которых нет в Повести об аллилуйе, в редакции Василия составлены путем компиляции из Житий Димитрия Прилуцкого, Дионисия Глушицкого, Варлаама Хутынского; это касается не только таких частей, как вступление и Похвала, но и биографических эпизодов, которые буквально переписаны из литературных источников. Главы "О умножении рыб" и "О умножении брашен", а также некоторые фразы и фрагменты в других частях текста Василия обнаруживают сходство с краткими редакциями Жития Евфросина, о чем речь идет в Главе 3 монографии.

Подробно в монографии рассматриваются принципы стилистической обработки Василием текста Повести об аллилуйе. Неизвестный автор Повести об аллилуйе облекает свои мысли в слова и образы, нечасто встречающиеся в житийной литературе, его стиль сложен, метафоричен, и в то же время он может быть простым и непосредственным. В стилистической правке Василия текста Повести об аллилуйе прослеживаются определенные тенденции: он заменяет слова и выражения с экспрессивным значением, с ярко выраженной эмоциональной, стилистической (высокий - низкий) окраской, разрушает метафорические смыслы, упрощает грамматический строй предложения. Вариант Василия всегда более нейтрален по своему стилистическому коду. Идеостиль автора Повести об аллилуйе характеризуется большой степенью свободы, при наличии в его произведении сложного комплекса риторических приемов и преобладании языковых средств, маркированных как высокий стиль, он позволяет иногда выражаться "спроста". Василий пытается избежать неподобающих для произведения агиографического жанра слов и выражений, деталей, подробностей (устранение таких слов, как "стрябитися", "глъчюще" и др.). В Повести об аллилуйе некоторые лексемы имеют значения, которые не зафиксированы в других произведениях (например, "доктор" в значении "философ", "зрила" в значении "очи"), Василий исключает из текста эти непривычные для него и его литературного окружения слова. Интенсивность правки Василия может быть различной, менее всего Василий позволяет себе править фрагменты, которые содержат богословские рассуждения, в частности те, в которых дается истолкование смысла аллилуйи, большая часть правки касается биографических эпизодов текста. В модификации Василия текст Повести об аллилуйе, упорядоченный и упрощенный, становится менее экспрессивным и полифоничным в своих смыслах, более сухим и однообразным.

ЖЕ в редакции Василия известно в настоящее время в 48 полных списках и множестве фрагментов, выписок, переработок. Изучение рукописной традиции ЖЕ в редакции Василия показало, что текст ЖЕ достаточно стабилен, ни в XVI в., ни в более позднее время переписчики не вносили в него существенных изменений. Списки ЖЕ в редакции Василия разделяются на два вида - Первоначальный и Основной. В списках Первоначального вида 1) во вступлении и заключении имя автора либо вообще не упоминается (Авторская группа списков), либо читается в разных местах и разных формах; 2) нет даты прихода Евфросина в пустынь (в Основном виде - 6933 г.). В старшем списке Минейной группы Первоначального вида - Успенские Четьи Минеи - дата прихода святого в пустынь, как и имя автора, написаны на полях, в более поздних списках этой группы переписчики внесли их в текст. Тот факт, что дата основания монастыря была проставлена позднее, не в авторском тексте ЖЕ, доказывает, на наш взгляд, ее относительность и неточность (напомним, что она не соотносится с другими датами событий в жизни Евфросина), что необходимо учитывать при решении вопроса о времени создания монастыря и времени возможного паломничества Евфросина в Царьград.

В отдельном параграфе рассматриваются списки ЖЕ из библиотеки Соловецкого монастыря, редакторские изменения в которых, касающиеся толкования «тайны аллилуйи», отражают особый интерес соловецких книжников к догматическим вопросам в середине-второй половине XVII в.

Во второй половине-конце XVII в. была создана Стилистическая редакция ЖЕ. Ее редактор последовательно и жестко сокращал текст Василия, упрощая стиль повествования, избегая повторов, исключая «засоряющие» смысл слова, целые предложения и большие фрагменты. Редакторская правка сделана опытным книжником, умело, профессионально, в результате текст стал более ясным и простым. Из добавлений Стилистической редакции следует отметить вставку в рассказ о явлении Богородицы, озаглавленную как «Слово 73-е Иоанна Златоуста», его содержание близко тем догматическим вопросам, которые обсуждаются в ЖЕ. Кроме того, цитатами из Священного Писания составитель Стилистической редакции усиливает дидактические акценты в рассказе о жизни распопа Иова. Не исключено, что Стилистическая редакция была создана в среде патриарших книжников, так как старший ее список (РНБ, F.XVII.16) вышел из патриаршего скриптория.

Изучение рукописной традиции ЖЕ позволило выявить несколько ранее неизвестных кратких редакций ЖЕ, их анализу посвящена Глава 3.

ЖЕ, которое читается в сборнике РГБ, собр. Овчинникова, № 300 (далее – Овч. 300), мы дали условное название "Житие и подвиги". Список "Жития и подвигов" дефектный, в нем недостает нескольких листов: не завершен рассказ о приходе матери Евфросина к сыну в пустынь (л. 144 об.), а на л. 145 читается рассказ (без начала) о черноризце и его вкладе в монастырь. Последовательность эпизодов и их общее содержание в "Житии и подвигах" такие же, как и в редакции Василия, совпадения в отдельных чтениях обнаруживаются только в описании жизни Евфросина от рождения до прихода матери Евфросина в пустынь. В остальных эпизодах обе редакции могут иметь сходное содержание, но не совпадать текстуально.

В отдельных совпадениях содержания между редакцией Василия и "Житием и подвигами" есть интересная закономерность: в редакции Василия появляются мотивы, выражения, которых нет в Повести об аллилуйе, но близкие им обороты читаются в «Житии и подвигах». Так, например, "Повесть о некоем священнике" в редакции Василия, совпадающая в целом с Повестью об аллилуйе, заканчивается словами, которых нет в Повести: “И тако священник он зазираше в себе добродетелному житию отца и над смиренными не возношашеся и до кончины душа своея, якоже рече ему преподобный Евфросин” (ГИМ, Синодальное собр., № 634, л. 74 об.). В Повести об аллилуйе о наставлении Евфросина священнику только упоминается - “и наказан быв от него”. Зато поучение Евфросина читается в "Житии и подвигах": “Преподобный же видев его маловерие и поучив я на мног час. И рече ему: “О чадо! Над смиренными рабы Божиими ни суди, ни превозносишися, - и тако да не погибнеши” (Овч. 300, л. 146-146 об.). Наблюдается не только общность мотива наставления, но и некоторое текстуальное сходство между редакцией Василия и «Житием и подвигами». Такое же соотношение текстов в перечне учеников Евфросина и в описании его кончины.

Текст "Жития и подвигов" неоднороден по своей художественной структуре, в нем отчетливо выделяются две части. В описании жизни Евфросина от рождения до рассказа о старце и его вкладе золотом (т. е. до того места, где в рукописи имеет место утрата листов) изображение событий и действий в "Житии и подвигах" литературно развернуто, детализировано, описываются внутренние состояния героев, они выражаются в речах, диалогах; автор обращается к Священному Писанию, передавая чувства и настроения героев, комментируя их поступки и события.

Начиная с л. 145, стиль повествования в «Житии и подвигах» меняется. Рассказ о "жизни и подвигах" святого, начатый как неторопливое, подробное описание, постепенно превращается в краткое перечисление событий из его жизни, исчезают сравнения, библейские цитаты, лапидарными становятся речи и диалоги. Объяснения этой особенности текста "Жития и подвигов" могут быть высказаны только в виде гипотез. Конечно, заманчиво было бы предположить, что в "Житии и подвигах" мы имеем соединение двух сочинений: начальная часть представляет собою то самое Житие, над которым трудился автор Повести об аллилуйе, а окончание является тем кратким текстом, который использовал автор Повести об аллилуйе в качестве материала для переработки. Однако многие детали, в частности, тот факт, что в "Житии и подвигах" паломничество в Царьград отнесено к монастырскому периоду жизни Евфросина, а не к юности, как в Повести об аллилуйе, делают эту гипотезу весьма уязвимой.

Исследование текста в сборнике Овч. 300 показало, что в нем дошел до нас совершенно самостоятельный текст ЖЕ, который отличается от других редакций некоторыми фактическими деталями, а также художественной разработкой сюжетов, общих для всех сочинений о жизни Евфросина. Автор "Жития и подвигов" упоминает о том, как, "с леностию пишуще", работал над жизнеописанием Евфросина некий агиограф, которому было видение Богородицы, следовательно, "Житие и подвиги" было составлено после Жития, написанного автором Повести об аллилуйе. На наш взгляд, одинаковая последовательность эпизодов, сюжетное сходство рассказов и совпадения в отдельных мотивах и выражениях между редакцией Василия и "Житием и подвигами" могут объясняться тем, что Василий и автор «Жития и подвигов» имели некий общий источник, в котором рассказы о жизни Евфросина были расположены в такой же последовательности, как в «Житии и подвигах» и редакции Василия. Хронологически выстраивая разбросанные в Повести об аллилуйе "ово зде и ово инде" биографические сведения о Евфросине, Василий следовал этому имевшему для агиографа определенный авторитет источнику, заимствуя из него и некоторые детали.

Анализ другого краткого Жития Евфросина из сборника РГБ, собр. Большакова, № 422 (далее - Сказание о житии) также приводит к выводу о существовании некоей первоначальной редакции ЖЕ, текст которой по-разному отразился как в кратких редакциях, так и в редакции Василия. Последовательность эпизодов в Сказании о житии такая же, как в редакции Василия и «Житии и подвигах». Заканчивается Сказание рассказом о явлении Богородицы некоему автору, работающему над жизнеописанием святого, т. е. в Сказании не читаются рассказы о посмертных чудесах. Нет в Сказании и упоминаний об учениках и сподвижниках Евфросина. Все остальные эпизоды, о которых рассказывается в редакции Василия, описаны и в Сказании о житии (иногда это может быть одно предложение, как, например, рассказ об умножении рыб), причем рассказ об умножении брашен читается только в редакции Василия и в Сказании о житии.

Несмотря на сходство в наборе эпизодов из жизни Евфросина и их последовательности, Сказание о житии вряд ли является сокращением редакции Василия. Явное сходство (больших совпадений, однако, нет) обнаруживают некоторые фразы в рассказе о рождении, воспитании, постижении грамоты, уходе в монастырь и пострижении святого, но в то же время в Сказании о житии появляются самостоятельные мотивы, детали, мотивировки поступков. Весь рассказ о раннем периоде жизни Евфросина производит впечатление самостоятельного по отношению к редакции Василия текста: оба произведения сходны в самой общей схеме событий из жизни Евфросина, отдельные текстуальные совпадения могли возникнуть и в результате обращения к одному и тому же источнику.

В том, что Сказание о житии и ЖЕ в редакции Василия имели некий общий источник, убеждает анализ рассказа об умножении брашен, который читается только в этих двух редакциях. В Сказании о событиях повествуется так, как их мог видеть или узнать о них человек, находящийся в монастыре. В редакции же Василия автор обладает возможностью видеть и знать как то, что происходит в монастыре, так и то, что случилось вне монастырских стен, и потому действие развивается в хронологической последовательности. По нашему мнению, более литературный по своей структуре текст Василия вторичен, он основан на источнике, близком по содержанию Сказанию о житии.

К выводу о том, что и Сказание о житии, и редакция Василия восходят к некоему общему источнику, мы приходим и при анализе других эпизодов ЖЕ. Если все же предположить, что Сказание является сокращением редакции Василия, то тогда следует признать, что его автор весьма своеобразно пересказывает текст Василия, как, например, в описании биографии Иова и в рассказе о прениях Евфросина с единомышленниками этого «распопа». У Василия Иов - главный противник преподобного, он настраивает псковичей против Евфросина, и, чтобы изначально вызвать к Иову негативное отношение, Василий сразу же рассказывает о трех его браках. В Сказании о житии против двоения аллилуйи "негодуют" прежде всего псковичи, а Иов только "паче всех о сем мятеся". О трех браках Иова в Сказании рассказывается только после того, как Евфросин "посрамил" единомышленников Иова и назвал его "столпом мотыльным", жизнь распопа Иова объясняет это прозвище. Отношение автора Сказания к Иову не гневно обличительное, как в редакции Василия, а снисходительное, что особенно проступает в обращении "бедный": "Слышав о сем Иов от преподобнаго, наипаче начат, бедне, гневатися и еретиком называти, и повсюду злословяше святаго"(Больш. 422, л. 583 об.). Ничто в этих рассказах Сказания - ни стиль, ни интонация, ни композиция материала, ни смысловые акценты - не напоминает текст Василия, у автора свое видение событий и свое к ним отношение.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»