WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Сложность данного процесса внутренней и внешней регионализации («нэйбу хэ вайбу цюйюйхуа») и определяющих его категорий объясняет применение синтетической методологии, позволяющей осуществить комплексный философский анализ социально-экологической проблематики КНР в ее законодательном оформлении.

В третьем параграфе «Традиционное законодательство об окружающей среде и природных ресурсах и новая модель политико-правового управления экосистемой КНР» представлен сравнительный анализ традиционного экологического законодательства КНР и новой правовой базы управления социоприродным процессом.

Такие характеристики традиционного законодательства КНР об охране окружающей среды и природных ресурсах, сформированного главным образом во второй половине XX века, как отсутствие системности, неясность законодательных принципов, несовершенство системы управления, приоритетное управление отдельными элементами экосистемы, стремление к непрерывному экономическому росту, без учета изменений обусловленных процессами глобализации и регионализации, определяют его несоответствие современным условиям развития.

В данной связи, в условиях формирования инновационной модели государственного управления, сочетающего в себе социалистическую демократию, законность и традиционные ценности политической культуры с учетом тенденции внутренней и внешней регионализации КНР, возникает необходимость создания нового экологического законодательства, способного обеспечить эффективное функционирование системы политико-правового управления социально-экологическим процессом китайского государства. При этом в качестве основных характеристик новой модели экологического законодательства, способной институционально обеспечить безопасное устойчивое социоприродное развитие КНР как подсистемы в системе международных отношений и не противоречащие тенденциям современного развития, выступают: полное соответствие целям устойчивого развития, ориентированность на сохранение экологического равновесия на глобальном уровне, гармонизация экономического и экологического развития и т.д.

В целом система законов управления экосистемы КНР имеет следующие региональные особенности и тенденции развития: быстрый прогресс идей экологического управления и стратегии охраны окружающей среды с целью осуществления устойчивого сбалансированного развития внутренних регионов и надгосударственных регионов; развитие специальных исследований в области теории экологического законодательства – научно-техническая снова создания системы экологического законодательства; наличие твердой конституционной базы; создание эффективной системы экологического права; использование новых достижений науки и техники; а также регионализация социально-экологического гармоничного пространства через принятие законов направленных на решение социально-экологических проблем внутренних китайских регионов и приведение экологического законодательства КНР в соответствие с международным правом и зарубежным экологическим законодательством во внешней регионализации.

Подводя итог, автор приходит к выводу о том, что новая модель экологического законодательства КНР еще окончательно не сформирована, кроме того, нельзя отрицать тот факт, что китайское государство не сможет в краткосрочной перспективе отказаться от экстенсивной модели развития. Но теоретические разработки и осознание необходимости окончательного перехода к новой модели экологического законодательства, которые постепенно начинают внедряться в политико-правовое управление окружающей средой китайского государства, делают инновационную деятельность в сфере правового обеспечения устойчивого развития более реальной и перспективной.

Глава вторая «Законы управления окружающей средой КНР в условиях ее внешней регионализации» состоит из трех параграфов и посвящена специфике политико-правового управления расширяющейся социоэкосистемой КНР, его влиянию на повышение эффективности китайской экономики и на китайскую «экологическую дипломатию» («хуаньцзин вайцзяо»).

В первом параграфе «Законы управления расширяющейся китайской экосистемы» выделены национальная специфика, типологические характеристики и особенности политико-правового управления расширяющейся китайской экосистемы, определяемой автором как гармонизирующаяся социоприродная система, объединяющая в себе социальные и природные компоненты, находящиеся в различного рода связях и отношениях.

В условиях внешней регионализации КНР, проявляющей тенденцию к глобальной, происходит трансформация ее социоприродного пространства. Социально-экологические проблемы Китая – дефицит энергоресурсов, загрязнение атмосферы, деградация земель, которые осложняются демографической перегруженностью и нехваткой территориальных ресурсов, возникая на внутрирегиональном уровне, также имеют глобальное значение. В поисках выхода из кризисного положения, Китай регионализируется внешне, его социоэкосистема расширяется, выходит за границы государства с целью обеспечения политических, экономических, социально-экологических интересов КНР на надгосударственном, то есть глобальном уровне.

Анализируя складывающуюся систему законодательного управления экосистемы КНР на разных уровнях, диссертант выделяет следующие основные ее компоненты: комплексные законы управления экосистемой, группу единичных законов и группу региональных законов об охране экосистемы. При этом ключевым принципом управления окружающей средой в Китае является направленность на ее сохранение. Этой цели посвящено политико-правовое управление центральных, провинциальных, городских и уездных органов власти.

Таким образом, можно сказать, что система управления окружающей средой КНР основывается на реализации единого стратегического курса экономического строительства и социально-экологического развития в сочетании с принятием действенных мер, гарантирующих экономическую, социальную и экологическую эффективность функционирования Китая как социоприродной системы в контексте внутренней и внешней регионализации21.

Во втором параграфе «Значимость законодательного управления расширяющейся экосистемы для повышения эффективности китайской экономики» раскрывается содержание и специфика устойчивой экономики («кэчисюй цзинцзи»), институциональной основой которой также является политико-правовое управление на основе новой модели экологического законодательства.

Китайская нация раньше других осознала важность гармоничного сосуществования человека и природы, человека и общества. Однако в наши дни Китай находится среди развивающихся стран, где эта связь серьезно разбалансирована. Данное противоречие объясняется прежде всего тем, что практика рынка формирует в сознании людей ценности и механизмы погони за наживой и, следовательно, нарушение гармоничных связей человека, природы и этических взаимоотношений.

Политико-правовое управление в этой области начало осуществляться через принятие и реализацию новой модели законодательства, ориентированной на переход к эффективной устойчивой экономике («кэчисюй цзинцзи»). Поскольку реальная экономика китайского государства в настоящее время функционирует в качестве основного компонента модели неустойчивого развития, то потребуется система трансформации, превращающая экономику вначале в стабильную (после выхода из системного кризиса), а затем и в устойчивую экономику («кэчисюй цзинцзи»), как базу движения по магистрали устойчивого развития («кэчисюй фачжань»)22.

Интенсивный путь развития китайской экономики, использующий рыночные механизмы и необходимые для этого государственно-законодательные и организационные механизмы, с учетом стратегического курса на построение «гармоничного социалистического общества» («шэхуэйчжуи хэсе шэхуэй»), позволит развернуть экономическое развитие в сторону новой цивилизационной парадигмы. Будущая биосферосовместимая экономика должна стать хозяйственной базой китайского государства, органически вписывающейся в природу и уже не нарушающей ее естественную эволюцию. В этом видится перспектива политико-правового управления расширяющейся китайской экосистемой, ориентированного на устойчивое экономическое развитие, тесно связанное с экологическими императивами.

Автор отмечает, что среди механизмов реализации в КНР стратегии устойчивого развития центральную роль будут играть экономические механизмы. При этом новая модель законодательного управления расширяющейся экосистемой КНР является институциональной основой гармонизации отношений в системе «человек – природа», что в свою очередь, подразумевает переход к устойчивой экономике («кэчисюй цзинцзи»), в результате чего можно говорить о том, что разработка и практическое применение новой эффективной модели экологического законодательства, ориентированного на переход к устойчивому развитию («кэчисюй фачжань»), в результате приведет к повышению эффективности китайской экономики.

В третьем параграфе «Политико-правовое управление социально-экологическим процессом КНР в международном контексте» анализируются специфика и основные характеристики «экологической дипломатии» («хуаньцзин вайцзяо») китайского государства как подсистемы в системе международных отношений.

При анализе региональной экологической политики КНР на надгосударственном уровне автор вскрывает определенное противоречие, в основе которого традиционные политические ценности китайского государства, согласно которым Китай всегда позиционируется как «Срединное Царство» («Чжунго»), а остальные государства при этом выступают лишь как средство реализации национальных интересов Китая.

Другими словами, основными характеристиками «экологической дипломатии» («хуаньцзин вайцзяо») КНР являются: с одной стороны, активное участие в международном сотрудничестве по вопросам охраны окружающей среды с целью привлечения иностранных инвестиций для осуществления экологического строительства внутри регионов страны; с другой стороны, использование дипломатических средств и методов для защиты экологических интересов и противостояния развитым государствам, сдерживающим экономическое развитие Китая.

Автор приводит ряд примеров наглядно характеризующих специфику взаимодействия китайского государства с другими странами, в том числе и с Россией. Речь идет о таких международных экологических проблемах как неподписание Китаем Киотского договора, нарушение принципов международного экологического права в вопросах использования трансграничных водных ресурсов и др.

В заключение диссертант приходит к выводу, что разрешение данного противоречия, имеющего особую значимость и для Российской Федерации, возможно лишь путем коренных преобразований не только традиционных принципов хозяйствования, но и ценностной переоценки международного сотрудничества по вопросам охраны окружающей среды.

В Заключении подводится итог диссертационного исследования, формулируются общетеоретические и практические выводы, определяются положения, требующие дальнейшей разработки и изучения.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

  1. Колпакова Т. В. Экологическая безопасность «китайского региона» в контексте устойчивого развития / Т. В. Колпакова // Вестник Бурятского государственного университета. Вып. 6. Философия, социология, политология, культурология. Улан-Удэ: Изд-во Бурятского госуниверситета, 2009. С. 50-53. (0,5 п.л.) (реферируемое издание).
  2. Колпакова Т. В. Концептуальные основы исследования социально-экологических проблем «китайского региона» / Т. В. Колпакова // Вестник Читинского государственного университета (Вестник ЧитГУ). №3 (54). Чита: Изд-во ЧитГУ, 2009. С. 208-213. (0,5 п.л.) (реферируемое издание).
  3. Колпакова, Т. В. Сотрудничество между РФ и КНР в области охраны окружающей среды / Т. В. Колпакова // Экология человека: концепция факторов риска, экологической безопасности и управления рисками: сб. ст. V Всерос. науч.-практ. конф. – Пенза: РИО ПГСХА, 2008. С. 76-78.
  4. Колпакова, Т. В. Законодательство КНР в сфере охраны окружающей среды / Т. В. Колпакова // Россия и Китай: проблемы стратегического взаимодействия: сб. науч. ст. – Чита: Изд-во ЧитГУ, 2008. – Вып. 4. – С.31-41.
  5. Колпакова, Т. В. Экологическое содержание традиционной культуры Китая. / Т. В. Колпакова // Окружающая природная среда и экологическое образование и воспитание: сб. ст. VIII Междунар. науч.-практ. конф. – Пенза, 2008. – С. 19-22.
  6. Колпакова, Т. В. Cоциально-экологические проблемы КНР в контексте ее внутренней и внешней регионализации / Т. В. Колпакова // Известия Иркутского государственного университета. Сер. «Политология. Религиоведение». – Иркутск: Оттиск, 2008. - № 1 (2). – С.103-114.
  7. Колпакова, Т. В. Проблема гармонизации отношений между человеком и природой в Китае: традиции и современность / Т. В. Колпакова // Актуальные проблемы развития современного китайского общества: материалы I Междунар. науч.-практ. конф. – Чита: Изд-во ЧитГУ, 2009. – С. 79-84.
  8. Колпакова Т. В. Политико-правовая основа устойчивого развития глобализирующегося «китайского региона» / Т. В. Колпакова // Известия Иркутского государственного университета. Сер. «Политология. Религиоведение». – Иркутск: Оттиск, 2009. - № 1 (3). – С.213-221.
  9. Колпакова Т. В. Особенности китайской «экологической дипломатии» на примере трансграничного сотрудничества автономного района Внутренняя Монголия КНР и Забайкальского края РФ / Т. В. Колпакова // Проблемы внешней регионализации КНР и трансграничное сотрудничество (на примере Забайкальского края): материалы междунар. науч.-практ. конф. «Приграничное сотрудничество: Россия, Китай, Монголия» (21-22 октября 2009 г.). – Чита: Изд-во ЧитГУ, 2009. – С. 103-110.

Подписано в печать 10.11.09. Формат 60 х 84 1/16.

Усл. печ. л. 1,34. Тираж 100 экз. Заказ № 567.

Издательство Бурятского госуниверситета

670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24 а

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»